Создать аккаунт
Войти





13.6 MB

Twitter Facebook Google Livejournal Pinterest

Книга наведённый гипноз скачать


Описание: Книга наведённый гипноз скачать
Имя файла: kniga-navedennyy-gipnoz

Детский сад-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]

   Библиотека Коннора    Часть вторая       1       Время ночного Охотника.    Время стелющейся Тишины и серых Троп.    ... Где-то с часу до трёх ночи в спящем громадном городе.    Скрестив ноги и опустив голову, Джарри сидел прямо на дороге. В этом переулке глухо и тихо - так что звук проезжавшей неподалёку машины отчётливо слышался в тиши глубокой весенней ночи... Слева от него в той же позе сидел чёрный дракон. Справа - Коннор. Втроём они образовали линию перед сложенными на дороге предметами. Метров шесть - между ними и предметами. Вещи на дороге походили на поспешно вытащенный из дома, да так и забытый багаж каких-нибудь рассеянных путешественников. Две коробки и пара пакетов.    Затаив дыхание, Селена, как и остальные, наблюдала за происходящим из маленьких подвальных окошек дома слева. Она знала, что всё пройдёт спокойно и даже без переговоров, но переживала страшно. Мало ли что...    - Селена, - прошептали сбоку. - Едут...    Она облизала пересохшие губы. На приближающуюся машину смотреть не хотелось. Продолжала следить за мужчинами на дороге, которые даже не пошевельнулись, хотя они-то шум машины заслышали ещё раньше.    Кто-то задвигался в темноте подвала. Селена бросила взгляд на человека, стоявшего у соседнего окошка. Помнила, что там Корунд, впервые взятый в город. Впервые, как и приёмный сын Колра - мальчишка Эрно. Кажется, эльф нервничал больше, чем остальные, хоть и наблюдал за возвратом награбленного имущества истинным владельцам из укромного места. "Надеюсь, выдержит этот напряг, - решила Селена, снова приникая к оконцу. - Рядом Мирт. Поможет, если что... Может, зря ему ружьё дали?"    В переулок машина въехала крадучись, словно в ней сидели бандиты, а не когда-то ограбленные. Впрочем, Селена их понимала. Они проснулись среди ночи, внезапно разбуженные ярким впечатлением силы - родовой. Проснулись так, словно их, медленно умирающих от жажды, омывала живительная родниковая вода. Словно в душной комнате вдруг распахнулось окно, из которого в затхлое помещение ворвался свежий воздух. Некоторое время они осматривались, не понимая, что происходит. А потом столкнулись у входной двери, переглянулись и поняли, что их разбудило одно и то же.    ... Машина остановилась. Затих мотор. Потом резко пооткрывались дверцы - и не закрылись. Двое встали у машины, не решаясь идти дальше, - и опять Селена понимала: им страшно, они в растерянности. Вот он - живительный источник, разбудивший их. Они чётко видят, как от коробок впереди невидимыми для остальных существ волнами во все стороны идёт истинная сила, принадлежавшая когда-то только их личному роду. Она притягивает, она манит, она уговаривает подойти, она зовёт!.. Но чуть дальше - три неподвижные фигуры. Зачем? Ловушка?    Один из эльфов решился. Сделал шаг к сокровищам, когда-то пропавшим, как думалось его семье, навсегда. За ним поспешил второй, и вскоре оба не сбавляли шага, пока не подбежали к артефактам и к книгам, принадлежащим только их семье. Это Колр послал магический импульс, успокаивающий и разрешающий. Они узнали магию дракона, правда, для них так и останется загадкой, кто он. Зато и в самом деле успокоились.    Жадно похватав тяжеленные коробки и пакеты с дороги, ещё точно не зная, что в них, но уже принимая магическую силу, исходящую от них (один даже явственно простонал, захлёбываясь силой, неудержимо пока идущей волнами), они, не оглядываясь, побежали к машине - так быстро, словно боялись, как бы у них снова не отняли сокровище, принадлежавшее когда-то им и передававшееся в семье из поколения в поколение.    Селена медленно опустилась на стул, который ей нашли в этом подвале. Обошлось без приключений. Были эльфы и более осторожные или заносчивые, пытались вызвать стражей возвращённого имущества на разговор. Или даже обвинить в грабеже.    Но это второе возвращение чужого имущества за ночь, и всё проходит спокойно. Дай Бог, чтобы и третье, последнее запланированное на сегодня дело обошлось легко. Хотя именно с третьим проблема. Первые две ночи на этот комплект никто не откликался.    - С-селена, - негромко позвал из темноты подвала Хельми. - Тебе помочь?    - Не такой уж я немощный инвалид, - проворчала она. - Сама справлюсь. - И, сообразив, что прозвучало слишком неприязненно, вздохнула и примирительно добавила: - Прости, Хельми, просто я у окошка неправильно встала. Нога затекла.    - Ага, - сказал мальчишка-дракон, снова прильнув к своему окну.    Всё правильно. И привычно всё: в последние два месяца Селена здорово злилась от повышенного внимания к своей персоне - народ снисходительно прощал ей резкость. Сынишку она родила месяц с небольшим назад. Назвали Стеном, но про себя и когда рядом никого не было, Селена, усмехаясь, звала его Стенькой Разиным. Последний месяц перед родами начали отекать ноги, затем прибавился поздний токсикоз. С беременной не только вся Тёплая Нора, но и вся деревня носилась как с писаной торбой, разве что на руках не носили. Впрочем - носили. Джарри, конечно. Суетились так, что однажды она не выдержала и рявкнула на старика Бернара, требующего выпить очередной отвар, снимающий отёчность: "Если б все забыли о моих недомоганиях, мне в тыщу раз легче было бы!" Но и старый эльф отнёсся к "капризам" беременной свысока: "Да что вы в этом понимаете?" Селена только закатила глаза, снова рявкнув - уже мысленно: "Кто из нас беременный, ёлки-палки?!", но отвар выпила, после чего Бернар без лишних слов выставил её за дверь своей комнаты.    А месяц после родов вообще прошёл в настоящей борьбе за право жить обычной жизнью. Все хором и чуть не ежеминутно объясняли ей, как она ослабела! А она-то этого не чувствовала! Успела наработаться и осенью, и потом в беготне по делам окрепла так, что и роды, несмотря на предыдущие осложнения, прошли довольно легко...    - Выходим, - прошептал Мика, и все прятавшиеся в подвале дома поспешили к выходу.    Идею, как отдать награбленное эльфам, придумал Джарри.    Поначалу все посвящённые чего только ни предлагали.    Например, вычислить по магическому излучению артефактов и книг, что кому принадлежит, и осторожно оставить комплекты предметов у порога нужных домов.    Этот вариант пришлось отвергнуть. Город оказался громаден настолько, что ехать на машине с одного конца на другой - потерять весь световой день. И то не весь объедешь. Джарри и Корунд, выросшие в городе, всем плохо знающим рассказали такую штуку, что со стороны деревни и реки город рос, а противоположной - расти ему было некуда: старыми и даже древними зданиями он упирался в длинное озеро между двумя холмами. Так, мимоходом, Селена выяснила, что основной город - это монотонность высотных зданий, а старый город - это сплошные замки и храмы... Селена пока точно не знала, что там да как, просто усвоила эту новость, решив подробней узнать о том чуть позже. Если понадобится. Мельком только помечтала когда-нибудь побывать в старом городе, погулять там и полюбоваться прекрасными, как её уверяли, произведениями древней архитектуры.    В общем, идею пришлось оставить, так как обворованных хозяев оказалось много.    Выяснилось так. Первым этапом переадресации награбленного добра стало его распределение на отдельные части, одинаковые по магическому излучению. Заняло вычисление предметов, принадлежащих каждому отдельному эльфийскому роду, чуть не месяц. Ведь кроме самих артефактов надо было проверить ещё и книги.    Когда Джарри задумчиво оглядел просторный подвал Колрова дома, чей пол теперь устлали и загромоздили книги и артефакты, собранные в отдельные пакеты и коробки, он пожал плечами:    - Нам этих хозяев несколько лет искать - и всё равно отыскать всех не сумеем.    Следующим вариантом попробовали сделать давно задуманное: упросить Бернара вспомнить своих старых армейских друзей, а через них попытаться установить связь с ограбленными. Бернар решительно покачал головой и с сожалением сказал, что уже думал об этом. Но ничего не получится. Все его армейские друзья отличаются въедливостью и в первую очередь попытаются узнать о деле всё досконально. А это приведёт опять-таки к мальчику Коннору. То есть даже сказать им какую-то малость о награбленных кладах - опасно. Вцепятся и не отстанут. Он бы, между прочим, и сам так сделал.    Когда все вконец отчаялись, Джарри и сказал:    - Надо использовать первую идею. Но несколько в ином виде. Нам повезло, что мы не только умеем пользоваться мышлением разумных, но и предложить самую дикую идею. У нас есть Коннор, который сумеет посмотреть, можно ли её реализовать.    - А что за идея? - с любопытством спросил Коннор.    - Вывезти в город набор из книг и предметов, принадлежащий отдельной эльфийской семье, и усилить излучение артефактов.    - Не совсем понял, - признался Мирт.    - Вещи излучают магию, которая у всех семей разная - терпеливо сказал Джарри. - А мы усилим излучение. Мысль, правда, и в самом деле дикая, но Коннор может посмотреть в библиотеке, возможна ли её реализация. А когда магическое излучение увеличится, оно пронижет весь город - и те, кому принадлежат эти вещи, сами придут за ними. Нам только останется определить, откуда их хозяева откликнутся, и мы пойдём им навстречу, чтобы нас долго не искали. Всё.    - Может с-сработать, - задумчиво сказал Колр.    - Я поищу, - пообещал заинтересовавшийся Коннор.    И нашёл. Воплощение идеи оказалось очень простым, но одновременно сложным из-за единственного условия. Всего-то надо прочитать заклинание на древнеэльфийском. Но в ночном небе во время чтения должна сиять луна, которой пять дней до и пять после того, как она становится полной. Заклинание так и называлось - "Слово Белого Светильника ночи". По своей сути, это заклинание ничего практического не давало. Почти. С его помощью в беспокойном прошлом устраивали усиленное излучение артефактов, чтобы юные эльфы привыкали к особому тону магии своего рода. Сейчас это заклинание почти забыто, так как до недавнего времени жизнь в государстве веками катилась своим чередом очень спокойно.    Итак, только двенадцать ночей компания из деревни тайком - с позволения своих друзей Чистильщиков - могла проникать в сам город через магические заслоны и отдавать родовые артефакты тем эльфам, кто "звучал" им в тон. И в первую же ночь выезда Селена потребовала взять её с собой. На возражение и взрослых, и пятёрки ребят она внаглую задала риторический вопрос:    - Хотите, чтобы у меня от волнения молоко пропало?    - Шантажистка, - вздохнул Мика.    - Кто бы говорил, - пожала плечами хозяйка места.    Она намекала на стремительно выросший пристрой к деревенскому гаражу, в котором Мика чувствовал себя полноправным хозяином. Уж кто - кто, а Мика и впрямь поднаторел в шантаже. Очень быстро части металлических машин, принесённые не только с моста, но и с луговины между деревней и речкой, начали загромождать все хозяйственные сараи, особенно с сеновалами. И тогда о помощи взмолились не только домашние-домовые, но и Вилмор, приглядывавший за козами. Мика в ответ на предъявленную претензию вскинул руки и закричал:    - Мне - что? Оставить железо на улице? Оно же пропадёт зря! Заржавеет! А ведь пригодится на всё! Вон сколько всего успели из него сделать! Сколько денег выручили! А если б его не было? И вы хотите, чтобы вот это богатство мокло под снегом и дождями?!    ... И Селену взяли. За Стеном третью ночь ухаживала Вильма, в "детскую" которой втихаря, когда остальные "ясельники" уже крепко спали, втаскивали колыбельку с ребёнком. Селена за своего малыша не боялась, нисколько не сомневаясь, что он будет спокойно спать всю ночь. Изучила за месяц сынишку, придя к выводу, что тот весь в отца. Очень спокойный и где-то даже основательный.    Она неудержимо улыбнулась, думая о том, как он спит сейчас - маленький комочек, мягкий и тёплый, сжав кулачишки и упрямо выпятив рот. Бутылочка с козьим молоком рядом. Стен зашевелится - Вильме только протянуть ему соску, и снова в "детской" тишь да благодать... Ох, быстрей бы закончить с третьим делом...    Кто-то из ребят щёлкнул пальцами и зажёг магический огонёк. Вся компания без проблем покинула подвал. Уже на улице Селена почувствовала, как по щеке мазнуло что-то мелкое и холодное. Неужели дождь? Обеспокоенная, она поёжилась от холодноватой сырости и взглянула на небо, одновременно подставив ладонь, чтобы увериться в догадке. Пара капель упала на горячую кожу. Но высокие тучи, благо ветер чувствительный, бежали по чёрно-синему небу вытянутыми серыми космами - отдельными! Если и дождь, то короткий.    Мужчины между тем вынули из машины последний комплект с эльфийскими артефактами, и теперь тоже с тревогой поглядывали на луну. Та словно играла в прятки: укроется за тучевым лоскутом - покажется; быстро спрячется за следующим - снова выглянет. Не кокетливо. Скорее - ухмыляясь.    Сработает ли в этой ситуации "Слово Белого Светильника ночи"? В предыдущие-то ночи луна была полная, и то никто не откликнулся, а уж сейчас...    Охраняя выставленные артефакты, все встали вокруг них.    Колр размеренно проговорил заклинание, держа ладонь на коробке сверху. Как-то у него так получилось, что слова с небольшими паузами между ними пришлись именно на появления лунного света.    Тишина с последними отзвучавшими словами наступила такая, что Селена закрыла глаза: полное впечатление, что в переулке нет ни единой живой души.    Открыла.    Джарри даже не пытался слушать пространство. В этом деле лучшими оставались чёрный дракон и Коннор. Зато семейный Селены неплохо видел. Ещё вчера Джарри подтвердил свою способность видеть лучше всех, одновременно со "слухачами" определив, куда надо ехать.    - Был отклик, - хрипловато от напряжения выговорил Коннор. Он взглянул наверх, на крышу дома. Селена поёжилась от мелькнувшего страшного воспоминания: серые глаза мальчишки в свете луны блеснули металлическим отблеском. Пришлось напомнить себе, что Коннор давно не киборг.    - С-слабый, - уточнил чёрный дракон.    - К левому краю от центра, - с небольшим сомнением сказал Джарри, глядя на дорогу из переулка.    - Едем? - деловито спросил Мика.    - Отклик был и пропал, - уже нерешительно предупредил Коннор. - И я даже не успел засечь, где именно.    - Но ведь Джарри увидел направление, - удивлённо сказал Мирт. - Чего ждём? Поедем навстречу. А вдруг он больной? Или старый? Поэтому и откликнулся слабо? И потому вчера-позавчера не откликался...    Мальчишка-эльф никому ничего не говорил, но за дело раздачи награбленного переживал так, что видели все. Неудивительно. С октября-буреломника по начало наступившего апреля-дождевика многое изменилось в городе-государстве, название которого с древнеэльфийского Селене перевели так - Город Утренней Зари. Что именно изменилось? В частности, вампирская элита, уже не таясь, бесцеремонно спихивала с государственных постов высокопоставленных эльфов. А лишённые сильнейших древних артефактов, малочисленные, потому что в недавней войне слишком многие из эльфов погибли, эльфийские семьи защищались от нападок с большим трудом - всякий раз уступая. Хуже, что в народе набирала обороты мысль, внедряемая исподтишка, но на постоянной основе: чтобы поправить послевоенное, голодное положение в городе, неплохо бы устроить военный набег на соседей, которым больше повезло в войне с машинами. Ведь последние сосредоточили внимание в основном на Городе Утренней Зари! А значит - пусть делятся тем, что сохранили!    Мирт, естественно, не был политиком, несмотря на дядю, который чиновником заседал в так называемом втором круге городского правления и знал о происходящем многое. Просто сейчас, обретя не только сестрёнку с братишкой, но и детские обереги своего рода, он острее чувствовал, каково это - быть лишённым того, что делает каждого частицей семьи. Частицей общей силы.    Уже со страхом глядя на всех, он спросил:    - Мы ведь поедем ему навстречу? Не бросим его?    - Едем, - решил Джарри, и никто не возразил.    Все быстро заскочили в машину. Нет, не все. Остались Колр и Коннор. Но их не беспокоили. Раз остались - значит, так надо. И точно. Первым вздрогнул чёрный дракон, а следом сделал непроизвольный шаг вперёд и мальчишка. После чего оба заторопились в машину. Хлопнули дверцы.    - Он снова появился. Слабо, - быстро сказал Коннор. - Джарри прав. Нам надо налево от центра, а там уже и сами найдём этого эльфа.    Машина рванула с места, и дома стремительно принялись пропадать за ними. В темноте салона Селена не видела лиц, но с обеих сторон к ней привычно прижимались Мика и Коннор. Напротив она видела высокую и худощавую фигурку Хельми, рядом с которым сидели Мирт и Колин. Чуть в углу притаился Корунд, напротив - Эрно. Дракон, несколько смущаясь, попросил взять приёмного сына в город, так как считал, что мальчишка сумеет себя проявить в любом опасном деле. Селена-то нисколько в этом не сомневалась: Эрно рос собранным и сообразительным, дрался как бог и при всём при том был, наверное, самым добродушным среди ребят своего возраста. Впрочем, легко быть добродушным, будучи сильнейшим... Селена постаралась не вздыхать слишком глубоко, чтобы не растревожить мальчишек, прильнувших к ней. Коннор-то сильнее всех. Но реже выглядит спокойным.    - Ближе к пригороду патрули, - напомнил Джарри, не оборачиваясь.    - Ничего, машин здесь и без нашей довольно много. Даже ночью, - приподняв голову, сонно откликнулся Коннор. - А выйдем - поостережёмся. - И снова натянул на нос вязаную шапку наподобие спортивной - старшие девочки навязали.    Ехать пришлось с остановками. Колр и Коннор выходили и снова и снова проверяли, правильно ли они едут. И заметно недоумевали, что такое с этим эльфом, который то проявляется, то исчезает бесследно... На последней из остановок Коннор вообще рассердился:    - Да он пьяный, что ли? Петляет, как кролик!    - Похоже, - усмехнувшись, признал чёрный дракон.    После минутного совещания договорились подъехать к странному эльфу как можно ближе, а потом всей компанией подойти и сначала осмотреться. Уж очень странно себя вёл этот тип, и в самом деле мотаясь по всем переулкам микрорайона. Определившись по карте города, выданной Чистильщиком Рамоном, нашли примерное место, где кружил "пьяный" эльф, и условились оставить машину, а дальше - пешком.    - Всё! - возбуждённо сказал Коннор. - Теперь я его чётко слышу! Я поведу!    - Иди, - кивнул дракон, которому, видимо, всё это очень не нравилось.    Мика остался в машине на всякий случай. Эрно - тоже. Страховал запасного водителя. Остальные быстро пошли, ведомые Коннором. И вскоре попали на место, очень удобное для наблюдения: здесь располагались небольшие магазинчики, а один оказался с прилавками наружу, которые на ночь закрывались всего лишь невысокими металлическими оградками. Именно здесь Коннор велел всем прятаться.    Услышав тоненький вскрик, Селена, присевшая за оградку, словно очутилась в первой своей ночи в этом мире. Ей мгновенно припомнилось, как бежал от ненормальных мотоциклистов Мика, как на бегу он всхлипывал от безнадёжного плача и ужаса...    - Сюда бежит... - прошелестел Коннор, вцепившийся в решётку оградки рядом.    Из переулка и в самом деле выметнулась низкая фигурка. Уж точно не похожая на пьяного эльфа... Селена вздрогнула от неожиданности: сразу из других двух переулков на эту улицу - и наперерез фигурке - выскочили две высоченные фигуры. И ещё две показались из того переулка, из которого только что выскочил странный эльф.    Один из двоих, выбежавших, сбил эльфа с ног, а потом поднял за локти.    - Девчонка! - ахнул Колин, прятавшийся где-то близко.    Коннор вдруг резко встал. От неожиданности Селена потянула его за полу куртки вниз, шипя не хуже дракона:    - Ты что?! Увидят!    - Селена, ты что - не видишь, что она отбивается от них?!    - Им нельзя видеть нас!    - Ребята, это патруль, - тихо сказал Хельми. - Они, наверное, увидели её и теперь хотят вернуть домой.    Девчонка завизжала так отчаянно, что Селена чуть не упала с корточек:    - Не надо!! Нет! Не трогайте меня! Отстаньте!.. Не делайте этого!.. Помогите-е!!    Мужские голоса неразборчиво бубнили, иногда взрываясь хохотком или возмущённым вскриком...    - Что они делают? Зачем они прижимают её к стене? - умоляюще спрашивал Мирт.    - Джарри, пожалуйста! Сделай что-нибудь! - не выдержала, сама взмолилась Селена. - Они же её!.. Коннор, шапку твою - быстро!    Она тоже выпрямилась и лихорадочно сдёрнула шапочку с головы Коннора. Короткое движение ножом - и головной убор превратился в маску. Мальчишка, сообразив, что сделала Селена, быстро натянул шапку на голову, освободил глаза и перепрыгнул через оградку. За ним стремительно последовали все мужчины и мальчишки, теперь уже абсолютно не опознаваемые никем. Корунда Селена успела до его прыжка цапнуть за рукав и вернуть на место. Не хватало ещё отпускать вместе с остальными неопытного бойца.    - Но я!.. - пытался протестовать тот.    - Ты будешь охранять меня! Минуты две - понял?!    Две минуты не получились.    Едва дальняя небольшая группа, плохо видимая в темноте из слабого освещения при магазинчиках, увеличилась в активно двигающуюся толпу, как от неё отделились три маленькие фигуры и быстро и сплочённо направились в сторону прятавшихся. Уже были поблизости, когда Селена поняла, почему эти трое шли сплочённо, но дёргано: двое вели третьего, изо всех сил сопротивляющегося и плачущего навзрыд.    Пришлось снова встать и перескочить оградку.    Девчонку буквально толкнули к ней. Та споткнулась, и Селена успела обнять её.    - Девочка, успокойся, милая! Никто тебя не тронет! Успокойся! Мы тебя в обиду никому не дадим! Ну не плачь, миленькая!    Зажатая от напряжения, еле устоявшая на месте после толчка фигурка тряслась в руках Селены - и внезапно тонкие руки вскинулись и сами обняли Селену железным капканом. Её колотило так, что Селена с трудом держалась на ногах. А девчонка глухо выла, вжимаясь лицом в её плечо, и никак не могла унять дрожь.    А потом раздался холодный голос Коннора:    - Если ты разрешишь, я убью всех четверых. Мне легко это сделать.    Секунды спустя после странного предложения твёрдое от напряжения тело перестало трястись. Ещё какие-то секунды - и неизвестная дышала уже без всхлипов, а лишь часто и прерывисто вздыхая. Затем ослабел захват, и девчонка, с замызганным от слёз лицом и мокрыми огромными глазами, отпрянула от Селены. Та, легонько удерживая её за руки, тихо сказала:    - Не бойся. Теперь тебя никто не тронет.    Но девчонка отступила снова (Селена выпустила её руки) - теперь так, чтобы держать их всех в поле зрения. Коротко глянула в сторону дерущихся - точней, лежащих и добивающих. Зябко и плотно запахнула полы тонкого пальтишка, на котором вместо пуговиц торчат драные нитки... И резко кинулась в тот самый переулок, из которого они же и пришли.    - Ну, коза!.. - оценил побег Коннор и бросился следом.    За ним Колин.    Так что Селена не успела крикнуть, чтобы они не трогали девочку. Ведь только напугают ещё больше...    Рассудив, что, в конце концов, мальчишки либо поймают сбежавшую, либо нет, но результат погони вовсе не интересен, Селена, оглянувшись на растерянного Корунда, пошла к месту драки. Та уже закончилась.       2       Мужчины и мальчишки стояли над поверженным патрулем. Все четверо не шевелились. Сомневаясь, Селена спросила у Джарри:    - Вы уверены, что это патруль?    - Они все в форме, - объяснил семейный. - Что делаем с ним дальше?    - Они нас слышат?    - Нет.    - Что делать - что делать... - проворчала Селена. - А то сами не знаете... Снять с них форменные куртки - вот что! Ткань плотная, хорошая. Дома швы распустим - штук шесть-семь одёжек из этого добра для младших сошьём. - Договаривая, она чувствовала себя атаманшей из "Бременских музыкантов".    Мужчины одобрительно хмыкнули и присели на корточки, вытряхивая бессознательные тела из одежды.    ... Шагая с добычей назад, Селена, на мгновение оглянувшись, сказала:    - По справедливости, надо бы их без штанов и трусов оставить - оголёнными до пояса да привязанными к чему-нибудь, чтоб их завтра в таком виде нашли. Да только куртки с них сняли. Ещё и без штанов - не доживут до утра.    - Двое из них вампиры, а двое - оборотни, - возразил Мирт. - Их больно-то не привяжешь... Разве что, пока они в человеческом виде, связать так, чтобы оборачиваться не сумели, - задумчиво прибавил он.    А Селена почему-то вспомнила, что тот патрульный, возле которого стоял мальчишка-эльф, скорчился, прижимая руки к паху.    - И поч-чему вы реш-шили, что не доживут? - так же задумчиво спросил чёрный дракон. - Дождевик в этом году не х-холодный. Заболеть заболеют, но не умрут.    - А нам и этого хватит, - не оглядываясь, сказал Мирт. - Что заболеют.    - Да ладно, - отмахнулась Селена. - Раньше надо было придумать.    Они всей гурьбой подошли к машине с открытой задней дверью салона. Рядом стояли Коннор и Колин с Микой. Ближе к кабине - Эрно, зорко оглядывая дорогу с противоположной стороны переулка. Селена кивнула Коннору.    - Не поймали?    - А ты в салон загляни, - предложил он.    Она и заглянула, предварительно натянув на нос высокий воротник джемпера. Во внутренней темноте она не сразу разглядела, но, когда глаза привыкли...    Прямо на полу сидела та самая девчонка, широко раздвинув ноги, между которыми уместились коробки и пакеты с артефактами и книгами. Обняв всё это богатство, девчонка буквально легла на него и теперь исподлобья поблёскивала на Селену диковатыми глазищами... Ничего не сказав, Селена отошла от салона и спросила у мальчишек:    - Но как она здесь оказалась?    - Бежала сюда, - улыбнулся Коннор.    Мика оказался более щедр на слова.    - Селена, ты не представляешь! - возбуждённо сказал он. - Мы с Эрно вышли из машины, стоим, вас ждём. Слышим - бежит кто-то. Мы за кабину спрятались - ждём. Хотели выскочить, когда мимо будет пробегать. А эта раз - дверь рванула и в салон! Как прыгнула! Машина как покачнётся! А эта - бах, свалилась и вцепилась в коробки. Эрно говорит, что разглядел - эльф, а я слышу - рычит. Сначала на оборотня подумал. А потом смотрю - бац! А у неё уши торчат! Точно - эльф, - растерянно развёл руками мальчишка. - Ну, мы поняли, что самим к ней не подойти. А тут - смотрим: Коннор с Колином бегут. Ну, они добежали к нам, сказали, что девчонку лучше и правда не трогать. Ага, тронешь её. Как же. Вцепилась в наши артефакты и рычит. Пока вас не было - сколько рычала! Жуть!    Селена только рот открыла, чтобы объяснить, в чём дело... Мика увидел в её руках охапку форменных курток.    - Селена, это что?    А когда ему объяснили, мальчишка расцвёл:    - Блин, как здорово! А если нам вообще патрульных отлавливать по дороге?! Селена! Давай, а?!    Та только вздохнула, сообразив, что, кажется, несмотря на всё своё мастерство, Мика растёт больше снабженцем, чем технарём. Или хомяком. Она молча вручила ему отобранную одежду, отогнула вниз воротник своего джемпера и снова шагнула к двери в салон. Мужчины терпеливо ждали, но Селена понимала, что времени маловато.    Присела у двери на скамью. Девчонка только молча следила за нею.    - Спрашивать, как зовут, не буду. Вопрос только один: у тебя есть дом?    - Нет, - сипло ответила девчонка и снова затряслась от плача. - Но я всё равно вам это не отдам. Это моё! Моё! Откуда это у вас? Его у вас не должно быть! И куда теперь мне девать... - И она всхлипнула.    - Где ты жила... - Селена споткнулась и поправилась: - Где ты живёшь? Ночуешь? Родные есть?    - Бабушка умерла в прошлом году. Наш дом заняли-и... - Девчонка резко замолчала, кажется не желая заикаться. А может, горло перехватило.    - То есть спрятать это добро тебе некуда, - подытожила Селена. - Сиди. Тебя никто и никуда не выкинет. А мы пока подумаем, что делать.    Она вышла из машины и прикрыла за собой дверь. Объяснила мужчинам и мальчишкам ситуацию и велела думать.    - В деревню нельзя, - растерянно сказал Мика. - Она же про Коннора узнает, про все артефакты, а ещё про книги - разболтает всем. Девчонка.    - Но и оставить здесь - никак, - возразил Мирт и взглянул на Корунда. Тот кивнул.    - Можно к моим родителям, - задумчиво сказал Джарри. - Они одинокие, квартира просторная. Проблема только в том, что район рабочий, но в последнее время там селятся маги, обедневшие из-за войны. Излучение эльфийской магии обнаружат сразу. А закрыть его сложно. Любое заклинание временным будет.    У родителей Джарри вся семья побывала в декабре, и те очень обрадовались появлению сына, которого считали без вести пропавшим. А он не только вернулся, но ещё и с беременной женой, которая оказалась ко всему прочему хозяйкой места - целой деревни, и со старшим сыном!.. Радость была короткой: новая семья торопилась вернуться, и родители Джарри, пусть и нехотя, но прекрасно понимали хозяйку места. А вот чаще появляться приглашали.    - Подтверждаю, - тихо сказал Колр. - Ос-ставлять её с этим в городе опас-сно.    - Судя по тому, что её комплект большой, происходит девочка из довольно многочисленной семьи, - вслух размышляла Селена. - За несколько лет эта семья так сократилась?.. Хотя... - Она смолкла, вспомнив о Корунде, который безмолвно стоял тут же. С его-то семьёй было то же самое - и тоже из-за потери семейных артефактов. - Ладно. Сейчас не до того. Итак, что же делать?    Она огляделась. Ночная дорога-то пустая, хотя где-то в стороне и слышен приглушённый звук других машин. Но с одной стороны стоял дом с глухой стеной, с другой - дом с глухо чёрными окнами. А если рамы хоть одного окна приоткрыты? И их разговор, пусть и приглушённый, слышен в доме? На крик-то девочки не прибежали - и это понятно: как горожане, так и полицейские предпочитают не вмешиваться в дела патрулей, которые орудуют ближе к пригороду. А патрули привыкли вести себя своевольно, потому что составлены из существ, которые ранее готовились для всеобщей зачистки пригорода от одичавших оборотней. То есть из тех, кому плевать на всё, кроме денег.    - Знаете что, - уже вполголоса сказала Селена, - по-моему, мы всё же должны увезти её в деревню. Если родных, как она говорит, у неё нет, пусть поживёт у нас. Но не в Тёплой Норе, а у кого-нибудь из магов. Пусть Ривер поможет с распределением в семьи.    - Я согласен, - солидно сказал Мика. - А если что - Коннор сотрёт ей память.    От неожиданного предположения Коннор фыркнул так по-мальчишески, что тихонько посмеялись и остальные. Потом он пожал плечами и спросил:    - А как мы доедем? Эта девчонка нас не собирается пускать в машину! Мы пробовали войти, так она орать начинает. Селена?    Та вздохнула и повернулась к машине. Подумала, как надо себя повести, чтобы не напугать. Придумала. Открыла дверь. Девчонка-эльф сидела в той же позе и при появлении человека только ниже склонилась над коробками, словно приготовившись драться, если их будут выдирать у неё из рук.    - Меня зовут Селена, - мягко сказала хозяйка места. - Не представишься?    Девчонка подняла голову. Из-за худенького глазастого личика, из-за короткой стрижки она была похожа на голодного котёнка. Селена приготовилась к тому, что она промолчит, но...    - Космея, - выдохнула девчонка.    - Хорошо. Космея, ты сказала - у тебя нет дома. Мы можем предложить тебе временное место, где ты, вместе со своими вещами, проживёшь до тех пор, пока не определишься, что делать дальше. А чтобы ты нас не боялась... - Селена оглянулась: - Мирт, Корунд, снимите маски и подойдите сюда! Познакомьтесь, это Космея.    Когда оба эльфа появились на пороге салона, Селена сотворила магический огонёк и поднесла его сначала к лицу Корунда, затем - мальчишки-эльфа. Насторожённая Космея, узнав соплеменников, выпрямилась, но рук с коробки не убрала.    Оба эльфа поклонились девчонке и вышли. А Селена продолжила:    - Хельми, подойти сюда.    Уже удивлённая Космея с невольным интересом ждала появления следующего мальчишки. Её брови взлетели вверх при виде юного дракона, которого сложно не узнать по узкому лицу и раскосым большим глазам. Так же спокойно Селена познакомила её с остальными членами компании, а последним представила Коннора.    - Это мой старший сын. Он боец и маг. Очень сильный.    - Почему... - Космея вздохнула, словно задохнулась, и спросила заново: - Почему ты сказала так про него?    - Потому что я легко могу заставить тебя сделать всё, что нам нужно, - спокойно ответил Коннор. - Но мама Селена не хочет, чтобы я кого-нибудь принуждал. И поэтому она просто предупреждает.    - И что теперь? - беспомощно спросила девчонка, поглядывая то на коробки, то на тех, кого ей представили. Они стояли у двери, видные ей смутными чёрными фигурами.    - Космея, мы сделаем так: твои вещи мы положим под сиденья - там есть пустые ящики, а ты сядешь рядом со мной, - всё так же спокойно предложила Селена. - И мы поедем туда, где тебя никто не обидит. Эльфы, кроме тех, кого я тебе сейчас представила, там тоже есть. И девочек, твоих ровесниц, с кем ты сможешь подружиться, много. - Видя, что девчонка всё ещё сомневается, добавила: - Ты сядешь на то сиденье, под которым будут твои вещи.    - С тобой, - тихо напомнила Космея, и Селена с облегчением кивнула.    Они не входили в салон машины, пока Касмея не затолкала свой комплект под сиденье и не уселась сверху. Затем вошла Селена и устроилась рядом. Девчонка замерла ровным солдатиком, сложив ладони на коленях. Впрочем, как поняла Селена, поза была такая, чтобы не распахнулись полы пальтишка... Как только в салоне оказались остальные, Мика закрыл дверь и сказал:    - Джарри, мы всё! Едем!    В салоне немедленно потушили все магические огоньки, и машина тронулась с места. Но в последние мгновения, пока в машине было светло, Селена отметила быстрый взгляд Космеи на Коннора. Тот прислонился к "маме Селене", обняв её за руку.    Машина мчалась по городу. Её пассажиры стремились до рассвета попасть в знакомый переулок, который выводил в пригород. Только это место, по убеждению Чистильщиков, было свободно от патрулей, на которые никто не хотел нарваться.    Селена сначала смотрела в верхние окошки салона, следила, как мелькают смутные очертания домов, убегающих назад... Очень хотелось поговорить с Космеей - особенно интересовал вопрос, как она потеряла семью. На усиленное магическое излучение откликнулась во всём городе только эта девчонка - и то не сразу, а лишь на третий день. Хозяйка места склонялась поверить тому, что она одна осталась из всей семьи. Это поражало. Но Селена вспоминала и о том, что ей самой до сих пор незнакомы многие местные реалии, а значит, степень влияния магии даже на социум - для неё тайна.    А ещё она думала о том, как там малыш Стен... Быстрей бы доехать и взять его на руки, уютно тёплого. Услышать его сопение и увидеть строгие пухлые щёчки...    Она так замечталась, что на движение со стороны (кто-то осторожно пытался просунуть ладонь под её руку) всего лишь машинально приподняла локоть, чтобы сидящему рядом было удобней. И лишь тогда, когда чужая ладонь замерла от её движения на полпути, сообразила, что Космея хочет быть поближе к ней.    Селена взглянула на девчонку - пришлось резко прижать локтем ладошку, рванувшуюся было назад, - и приглашающе похлопала по своему плечу.    - Прислонись головой. Подремли немного. Ехать где-то с час.    Через несколько минут Космея осторожно прикоснулась щекой к плечу Селены. И та услышала, как в темноте усмехнулся Коннор.    До штаба Чистильщиков добрались без проблем. Разве что, когда машина остановилась, Космея напряглась, но от плеча Селены не отодвинулась.    Дверь в салон открылась, вышли мальчишки, Селена заметила у открытой двери Колра, и плохо видимый в темноте Рамон спросил:    - Ну, что? Получилось сегодня?    - Получилось! - охотно ответил из темноты Мика. И ехидно добавил: - И даже с довеском!    - Что? Опять кого-то нашли? - поддел Рамон, уверенный, что шутит.    - Трудно поверить? - пытался острить Мика.    - Мика, заткнись, - предложила Селена и проговорила чуть громче: - Рамон, пропускай быстрей. Хочется хоть немного времени на сон прихватить.    - Завтра приедете?    - Посмотрим. Если что - переговорный диск проверяйте.    Когда отъехали, направляясь к реке, Космея прошептала:    - Кто это был?    - Чистильщик, - тихонько сказал Коннор. - Во время войны они следили, чтобы в пригороде людей не было. Кого найдут - всех переправляли в город.    - Откуда ты знаешь?    - На нас в пригороде как-то напали одичавшие, а Чистильщики помогли отбиться. Ну и познакомились.    Не отпуская руки Селены, Космея выпрямилась. Сел прямо и Коннор. Обе полубоком, чтобы посматривать друг на друга.    - А что вы делали в пригороде? Жили?    - Неа. Жратву искали, - охотно откликнулся Мика. И тут же похвастал: - А всё началось с того, что я нашёл Селену!    - Ну, ес-сли говорить о начале, то началос-сь вс-сё с-с дракона Вальгарда, который вытащил С-селену в наш-ш мир, - заметил Хельми, а Селена почувствовала, как на её локте напряглась рука Космеи. Не поверила? Или не знает, кто такой Вальгард?    Мальчишки оживились и, слегка поспорив, по логической цепочке восстановили начало всех начал: не будь Коннора, не появилась бы Селена. Затем стали вспоминать, с чего началась Тёплая Нора и как попадали в неё нынешние обитатели. Молчали только Корунд и Эрно, хотя оба слушали внимательно.    Селена помалкивала, хотя пару раз удивилась, что мальчишки так откровенны с девочкой-эльфом. Ведь недавно они побаивались, как бы она не узнала, кто они и откуда. Но в какой-то миг Селена вдруг сообразила: постепенно, исподтишка мальчишки присваивают эту девочку! Они чутьём чуют в ней свою, бездомную сироту, кем когда-то были сами. Они понимают, что она отчаянно мечтает о крыше над головой!    Теперь, проникнувшись их настроением, Селена иначе вслушивалась в бесконечные воспоминания мальчишек, кто и каким образом появился в Тёплой Норе. Осознанно ли это мальчишки делали, нет ли, но они приучали Космею к мысли, что лучше для такой, как она, места на свете не существует!..    - Мост переехали, - рассеянно сказал Мика. - По хорошей дороге проедем, свернём на поле, потом к речке - и совсем немного до дома осталось. Ты, Космея, не бойся. Сейчас немного трясти будет по полю. Но недолго.    Мальчишки затихли, когда машина подъехала к изгороди и Джарри вышел "поднять" охранную завесу над всей машиной сразу, чтобы не терять время, пропуская по одному. Буднично и вполголоса Селена сказала:    - Космея, мы сейчас отвезём тебя к магу, а он сумеет найти тебе временное пристанище в одной из семей нашей деревни.    - Нет, - тихо и ожидаемо упрямо сказала девочка-эльф и насупилась. - Я хочу в вашу Тёплую Нору!    - В семье у тебя будет отдельная комната, - терпеливо сказал Селена. - А в Тёплой Норе ты будешь делить комнату с другими девочками, среди которых есть и оборотни.    - Пусть.    Ответ совпал с поворотом машины к крыльцу дома. Сидевший ближе к двери Хельми открыл её и пропустил почти всех мимо себя. Затем он обратился к Космее, которая вцепилась в Селену и с ужасом смотрела на открытый дверной проём:    - Выйди и подожди нас-с у маш-шины. Мы вынес-сем твои вещи и проводим тебя в гос-стиную.    И Мирт первым подошёл к освободившимся от пассажиров сиденьям и вынул из-под них первую коробку. Вышедшая Селена, стоя у двери, наблюдала. На движение девочки-эльфа отобрать у него коробку, мальчишка-эльф спокойно заметил:    - Она тяжёлая. Лучше пакет возьми.    - Космея! - позвала Селена, которой надоело ждать и не терпелось увидеть младшенького. - Пойдём со мной! Мальчишки всё принесут сами.    Бросив взгляд на бледнеющее к рассвету небо, хозяйка места вздохнула.    Колр и Эрно, прихватив Корунда (ему по дороге - в гостевой дом), попрощавшись со всеми, уже ушли. У машины оставался только Джарри, который должен отогнать машину в гараж-пристрой к дому, с другой стороны от старого, присвоенного Микой.    Спокойно, не торопясь, мальчишки довольно ловко вытеснили Космею из салона машины, словно ненароком заметив, что ей лучше вообще вещей в руки не брать, так как надо бы придерживать полы пальтишка. Как уж они умудрились это высказать ей необидно - Селена не поняла, но девочка вверилась ребятам. Правда, она всё равно дождалась, пока они выйдут с грузом, и лишь после этого поспешила за Селеной в дом.    Здесь, в гостиной, привычно сидел дожидавшийся на всякий случай путешественников старик Бернар. Сейчас Селена даже обрадовалась его появлению, хотя обычно ворчала - лучше бы спал побольше. А он при виде незнакомого лица встал с кресла, в котором сидел, читая одну из своих книг, и ахнул. Дети-эльфы для него всегда становились потрясением.    - Бернар, это Космея, - быстро сказала Селена, когда девочка при виде старика эльфа чуть не споткнулась. - Космея, это наш целитель. Если у тебя есть какие-то ранки или ссадины, лучше сказать сразу. Даже синяки не стоит прятать. - Проходя мимо Бернара в столовую и улучив момент, когда Космея, открыв рот, разглядывала гостиную, набитую игрушками и книгами, Селена быстро прошептала: - Ей нужно успокоительное. Девочку чуть не изнасиловали.    - Успокоительное будет, - твёрдо сказал встревоженный Бернар и обернулся к девочке. - Космея, сейчас тебе приготовят поздний ужин, а пока поговори со мной. Так что у тебя с синяками?    С его последними словами в гостиную вошли мальчишки. Они сложили на один из диванчиков комплект магических артефактов. Бернар знал, что в этих коробках и пакетах. Он только бросил один взгляд на Космею, поспешившую к вещам, и, мучительно скривившись, посмотрел на Селену. Та кивнула: да, Бернар, вы правильно поняли, что это её вещи, что она последняя из своего рода... Возле своего магического комплекта Космея простояла недолго. Компания Коннора, чуть поспорив со стариком эльфом, увела девочку в столовую. Здесь они собирались накормить новоприбывшую и сами попить чаю, перед тем как лечь. Поднимаясь по второй лестнице к спальням детей, Селена проводила взглядом Бернара, замыкавшего процессию голодных и оголодавших после ночного путешествия. Старика и его жёсткую хватку целителя она хорошо знала. В качестве чая сразу после позднего ужина Космея точно получит успокоительное.    В коридоре второго этажа было темновато - дежурная свеча горела только в конце, в небольшом тупике, чтобы не тревожить спящих, когда кто-то выходит по нужде. Да ещё небольшой свет доходил из гостиной. Но его достаточно, чтобы заметить нужную дверь. Пройдя несколько шагов, Селена остановилась. Затаив дыхание, она очень осторожно отворила дверь и, не заходя, едва-едва прошелестела:    - Хоста...    Дверь тут же закрыла, правда, не до конца.    Секунды бегут еле-еле, когда не надо. Думая о Стене, Селена ждала. Вскоре дверь снова открылась, из комнаты выскользнула взрослая женщина-эльф, беженка из команды оборотня Сири. Ничего не говоря, она бесшумно пошла по коридору следом за Селеной.    Уже в гостиной Селена вполголоса сказала:    - Хоста, мы привезли девочку-эльфа. Вырвали из рук мужчин, которые её поймали. Мне нужно к сыну. Не могла бы ты побыть с Космеей? Она сирота. Ей рядом с тобой будет легче. Сейчас она в столовой. Её кормят. Бернар с нею.    - Ты имеешь в виду, переночевать в бельевой? - переспросила Хоста и кивнула. - Сделаю. Если будет кричать, никого не разбудит. Там ведь две кровати? А ты беги. Беги.    - Да, пока не забыла... Пока она ест, посмотри в кладовке какое-нибудь платье или балахон для неё. Своё у Космеи разорвано.    - Сделаю, - повторила Хоста и вздохнула. Она слишком хорошо на личном опыте знала, что это такое - быть бездомной. И беззащитной.    А Селена снова побежала на второй этаж.    Постояв у детской, она, прислушиваясь к любому шороху и застывая, если что, на месте, вошла в комнату. Сонное царство встретило детским сопением, редкими вздохами и причмокиваниями. Корзина с сынишкой, по договорённости с Вильмой, была поставлена близко к двери. Оставалось только нагнуться и взяться за витые ручки.    За дверью Селена отдышалась и быстро спустилась к себе, в бывший кабинет. Джарри ещё не было, и на свободе хозяйка места быстро умылась, переоделась и вернулась к корзине. Полюбовавшись на безмятежно сонную мордаху Стена: "Привет тебе, о могучий мой Стенька Разин!", она немного посидела в кабинете, бездумно качаясь с корзиной на коленях и с невольной улыбкой глядя на малыша, а потом, захватив его с собой прямо в средстве передвижения, вышла в гостиную. Удобно и приятно, что тебе могут помочь с делами по дому, но в курсе происходящего надо быть обязательно.    В гостиной сидело братство Коннора. Впрочем, нет. В углу, в любимом кресле, сидел Бернар. Другое кресло пустовало: Космея, уходя с Хостой в бельевую, забрала артефакты своей семьи с собой. В это кресло и опустилась Селена в обнимку с корзиной.    Бернар покосился на корзину и тихо сказал:    - Дети рассказали мне, как вы нашли Космею. Она пока молчит. Вы не побоялись привести её в Тёплую Нору.    В утверждении старого эльфа слышался вопрос.    Селена пожала плечами.    - Об этом надо спросить вот этих рыцарей.    Договорила и поняла, что права. Рыцарство - вот что двигало мальчишками, когда они исподтишка, невзирая на предыдущую договорённость, уговаривали Космею остаться в доме, где - они это точно знали! - безопасно. В чужих семьях тоже неплохо, тем более что деревня полностью защищена от чужих, да и маги в деревне сильные. Но братство не знало, что это такое - жить среди чужих. А Тёплая Нора - это Тёплая Нора. Проверенное защитой и уютом место.    - Ты спросишь об этом завтра, - негромко сказал Коннор. - Мы тут чего сидим... Можно было бы и это завтра, но... О, Джарри идёт.    И на пороге в самом деле показался семейный Селены. Он быстро прошагал всю гостиную, опустился на колени перед корзиной и вздохнул от полноты чувств. Потом обернулся к остальным и вполголоса спросил:    - Надеюсь, что вы остались здесь из-за чего-то важного?    - Коннор кое-ч-что уловил, - сказал Хельми, - я думаю, это важно.    - Помните, как мы вышли парой слов обменяться с Рамоном? - начал Коннор. - Колр тоже вышел. Просто сейчас ему спать хотелось - и он не сказал. Но я видел, что он тоже почувствовал. Пространство города резко изменилось за нашими спинами. - Он осёкся. - Я как-то странно это сказал, но это очень похоже. Да, за нашими спинами. Колр обернулся. Но нам было некогда, и мы поехали сюда.    - Пространство всегда меняется, - задумчиво прошептал Джарри, не отрывая взгляда от спящего малыша. - Что-то, видимо, отличалось на этот раз? Ты заметил, что именно?    - Ну... У меня создалось впечатление... - медленно, подбирая слова, проговорил Коннор, - будто город исказился. Но я мало понимаю в пространственной магии. По городу словно трещины пошли. И шли они с другого конца. Как будто... - Коннор куснул губу, пытаясь описать свои ощущения. - Как будто делили город пополам. Как-то так...    - Наша деревня защищена от любого вида магии, - тихо сказал Джарри. - Мы вложили в защиту мощь трёх магических машин-демонов. Не думаю, что есть о чём беспокоиться. Давайте-ка по постелям, а завтра попробуем поговорить и с Колром. Может, он что интересного добавит. А пока... Спокойной ночи, ребята, Бернар.    Селена выждала, пока семейный возьмёт корзину с младшим сыном, и встала.    Братство вразнобой и громким шёпотом распрощалось со всеми и утопало на третий этаж, на мансарду. Поклонился старый эльф и ушёл в гостевой дом.    Заснуть сразу не удалось. Растревоженный тем самым пространством, проснулся малыш и потребовал накормить его. Джарри быстро приготовил ложе ко сну и, едва Селена положила снова уснувшего сынишку в корзину, предупредил:    - Мы спим. Очень крепко. Всё - завтра.    И благодарная ему Селена спокойно закрыла глаза.       3       "Да-а... Им хорошо - у них нет маленького человечка, который привык к расписанию и теперь требует его накормить, перепеленать, поносить на руках и... вообще!" Селена ходила по комнате, обречённо понимая: Стеньке не объяснишь, что мама всю ночь раскатывала вне дома не ради удовольствия, а по делу. За месяц с небольшим своего существования он привык, что утро перед всеобщей побудкой - это его сугубо личное время, когда можно и поныть, и покричать, и покапризничать, но главное - в это время мама обязана смотреть в его лицо и говорить ласково-ласково! И попробуй только это лицо куда-то на секунды удалиться! Вызвано он будет незамедлительно и громко!    И улыбалась, машинально шагая из угла в угол. Ну, разбудил. Ну, заставил встать обоих родителей. Но ведь прав! Сами приучили к расписанию. Так вам и надо.    Джарри, наверное, пошёл проверить машину после поездки.    Самое возмутительное - поняла Селена, что спустя полчаса после активной побудки старших дитё крепко и легкомысленно уснуло... Сама себе не веря, она продолжила хождение по помещению, с недоверием приглядываясь к спокойному личику своего любимого "разбойника". Остановилась. Осторожно опустила Стеньку в корзину, в ворох сменённого белья, укрыла одеяльцем и села рядом, тупо решая вопрос: поспать ещё немного, благо она молодая мамаша и ей это не только позволено, но и рекомендовано? Или выйти - и проследить, как пройдёт завтрак и будет ли на нём новенькая девочка? Что все эти события спокойно пройдут и без её присутствия - Селена отлично понимала.    - Высплюсь в "тихий час", - решившись, шёпотом сообщила она спящему малышу. И на цыпочках вышла из комнаты.    В будущем, через месяц-другой Селена собиралась научиться носить ребёнка в широком шарфе-накидке, сворачивая его особым образом. А пока оставалось радоваться, что Стенька растёт сугубо рациональным малышом и явно понимает, что долгий сон ему на пользу. Будущий маг, как уверенно определил Бернар, в основном сильно реагировал на тревогу, разлитую в пространстве. Так что Селена в очередной раз порадовалась, что кабинет укреплён сильнейшей защитой не только от проникновения в него живых существ, но и от их эмоций.    Совсем проснувшаяся и бодрая, она вошла в гостиную и первым делом подняла глаза на настенные часы. До завтрака минут двадцать.    Ещё в тамбуре между верандами она расслышала звонкие голосишки "ясельников". Так что нисколько не удивилась беготне по гостиной. Разве что удивление вызвала привычно косматая Ирма, которая азартно гонялась за Вади. Чтобы Ирма - за кем-то? Чаще бывало наоборот. Впрочем, удивил и Вади. Обычно он старался не привлекать к себе внимания, да и выглядел всегда мешковатым и неуклюжим. Но сейчас по гостиной носились две ракеты!    Компания Ирмы жалась у столика с журналами и только охала-попискивала, когда подружка, казалось, вот-вот свалится на мальчишку-оборотня. Охали и кресла с диванчиками - именно это в первую очередь заставило Селену обнаружить своё появление. Она притаилась на пути Вади, который в беге смотрел только вниз. Но внезапно он вскинул голову - и, вместо того чтобы прыгнуть на кресло, на которое весьма очевидно нацелился, он перелетел через него. Инерция прыжка была такой сильной, что мальчишка-оборотень только успел прикрыть руками голову и врезался ею в бок следующего кресла.    Присутствующие ахнули. Потом испуганно затихли при виде Селены.    Ничего не подозревающая Ирма прыгнула на мальчишку - Селена мысленно перекрестилась, что на лежащего: позвоночник ему точно не сломает. И завопила:    - Отда-ай!!    Кресло стояло справа от входа. Хозяйка дома без слов шагнула к волчишке, лупящей распластавшегося на полу Вади, и легко взяла её за ворот и за поясок балахона.    Волчишка потешно и тоненько рыкнула, забрыкалась в воздухе, стараясь посмотреть, кто её поднял. Вади под шумок с места дал стрекача из гостиной. Да так шустро, что, пока огибал кресло и Селену, чуть не столкнулся с кем-то на пороге. Кто-то ойкнул, кто-то взвизгнул, а потом засмеялись. Стало ясно, что со двора вошли девочки, до завтрака обычно возившиеся в теплице.    - Селена, - тихонько сказал беловолосый Берилл, внезапно появившийся рядом и таращивший на хозяйку дома невинные глаза. - Отпусти Ирму, пожалуйста! Она больше не будет. Правда, Ирма?    - Ага... - проворчала Ирма. - Только разок укушу и... Селена, отпусти меня! - уже раздражённо потребовала волчишка. - Мне ещё "бусики" доставать!    - Где ты их посеяла? - спросила та, осторожно ставя Ирму на пол и сразу хватаясь за сердце: волчишка будто резко упала - так стремительно она сунулась под кресло.    Пока Ирма влезала всё глубже, Селена сообразила: волчишка похвасталась очередными "бусиками", как она называла любые украшения, а Вади решил подразнить её, стащив вещичку. Вздохнув, с трудом пряча насмешливую улыбку, Селена отошла от кресла. Пока Ирма искала и старалась дотянуться до уроненных Вади "бусиков", гостиная наполнялась жильцами Тёплой Норы. Хохот стоял сумасшедший, поскольку из-под кресла торчали уже не только ноги Ирмы, но и всей её компании: Берилла, малыша-эльфа Корилуса и оборотней Тармо и Вилла. Новый взрыв хохота приветствовал двух повзрослевших котят, которые решили, что малышня придумала новую игру, - и тоже сунулись под кресло, из-под которого немедленно раздался радостный визг.    Пора идти в столовую. В гостиной собрались не только дети, но и взрослые.    Только Селена хотела прикрикнуть на "ясельников", к которым уже поспешила и малышка Айна, как в гостиной все притихли: на пороге показалась Хоста со своей временной подопечной - Космеей. Девочка-эльф напряглась при виде большого общества... И тут справа от входа зашевелилось кресло. Космея вздрогнула, изумлённо уставившись на многочисленные ножки предмета мебели, активно лягающие воздух, и невольно прижалась к Хосте.    - Селена! - воинственно завопила Ирма и выкарабкалась из-под кресла, тут же принявшись за ноги тащить друзей. - Я нашла "бусики"!    Ухватившись за первые попавшиеся ноги, она рывком вытянула Корилуса. Малыш-эльф был лёгоньким, и волчишка упала. И тут её зоркие глаза наткнулись на незнакомку. Ирма открыла рот и завозилась, усаживаясь так, чтобы разглядеть новенькую. Глаза засияли. Волчишка замолотила по торчащим ногам всех своих друзей и завопила:    - Здесь девочка! Красивенькая!    Кресло не упало лишь потому, что стояло у стены. Мальчишки постарше подбежали и подняли его, чтобы малыши вылезли сами.    Селена подошла к растерянной Космее, выждала, пока Хельми не возьмёт на руки Ирму, пока малыши-оборотни не окажутся на руках Коннора, а Корилус на руках Орвара, пока Берилл не подойдёт к старшему брату, к Александриту, а Мирт не ухватит за руки Гардена и Оливию. Остальные малыши жались к Вильме. Наступила тишина, в которой Селена наконец спокойно могла сказать:    - Знакомьтесь, это Космея. Анитра, она будет сидеть за вашим столом.    - Хорошо, Селена, - сдержанно откликнулась девочка-маг и кивнула Космее. - Пойдём, покажу, где мы сидим.    Пока вся толпа, негромко переговариваясь, оглядываясь на девочку-эльфа с необычно короткими тёмными волосами, втекала в столовую, Селена стояла, присматриваясь к новенькой. Хоста нашла для Космеи балахон оборотней, но дала к нему поясок. Девочка словно оделась в платье-рубашку длиной чуть ниже коленей. Первая мысль: весна, но всё же надо бы найти вещи потеплей. Потом Селена встряхнула головой. Неслышно подошедший сзади Джарри обнял её за плечи.    - Проблема?    - Угу... - задумчиво пробурчала Селена, прислоняясь к нему и радуясь, что он такой сильный и тёплый. - Девочка-то у нас с наследством. Предположим - определим мы её в комнату с другими девочками... А наследство куда девать? Она же должна его осваивать, привыкать к нему.    - Бернар, - сказал Джарри. - Он с последним поможет. А наследство много места не займёт. Если боишься за него, могу быстро сколотить тумбочку. Материалу достаточно. Пусть туда положит и не боится за него.    - Ну, не знаю, - с сомнением сказала Селена. - В твоих устах всё это как-то слишком легко выглядит.    - Хочешь - усложню? - усмехнулся семейный.    - Ой, не надо.    Они вошли в столовую и сели за стол взрослых. Хоста сидела рядом с дочерью Азалией, Корундом, о чём-то вполголоса беседуя с ним. Они уже совершенно не стеснялись Вилмора, который энергично разговаривал с Александритом. Селена вопросительно взглянула на Хосту.    - Ну, как прошла ночь? Дала она вам выспаться?    - С успокоительным-то Бернара? - улыбнулась женщина-эльф. - Да она только и успела дойти до кровати. Проснулась поздно - наверное, здорово вымоталась. Мы сходили в ванную комнату, я помогла ей вымыться. Вам известно, что она работала в вампирском семействе прислугой? Да ещё в доме, где она раньше жила с бабушкой?    - Нет. Космея сама рассказала?    - Да, помалкивала сначала, но я ей о себе рассказала. Она и разговорилась.    - Сколько ей?    - Четырнадцать.    - Хорошо. Всё равно придётся поговорить с нею после завтрака.    Но о самой Космее пришлось говорить уже во время десерта. Селена нечаянно поймала взгляд Коннора на девочку, которая уже осмелела и явно расспрашивала о чём-то соседок по столу. Взгляд оказался не единственным. Коннор постоянно поднимал на неё глаза, причём прятал подсматривание, но забывал убирать встревоженное выражение с лица. Кажется, его здорово что-то смущало в девочке-эльфе. Наконец он не выдержал и, прихватив с собой стул, пересел к взрослым. Братство, не задумываясь, - за ним. Кроме Космеи, сообразившей про отдельный стол взрослых, никто не удивился. Привыкли.    - Джарри, - тихонько сказал, пытаясь не смотреть в сторону Космеи и с трудом отводя от неё глаза, позвал Коннор. - Ты мне руку протяни под столом, чтобы не видели. Я быстро.    Протянуть руку под столом - означало, что Коннору не хватает сосредоточенности и он старается её достичь, отвлекаясь на другое. Каким образом у него так получалось, непонятно, но обычно он и правда сразу решал свои проблемы.    - Всё, спасибо, - пробормотал он, прислушиваясь к своим ощущениям и морщась. - Только я всё равно ничего не понял. Джарри, может, ты посмотришь? У неё что-то не то с силами. Что-то очень знакомое, но я определить не могу.    - Я тоже вижу знакомое, - сказал Хельми. - Вокруг неё прос-странс-ство, очень пох-хожее на прос-странс-ство вокруг тебя, Коннор. Но немного отличаетс-ся. Надо у Колра с-спрос-сить. Он лучше видит.    - На моё? - оторопел Коннор. - Почему ты мне сразу не сказал?    - А ты и не с-спраш-шивал, - пожал плечами юный дракон.    - То есть она такая сильная? - продолжал недоумевать Коннор.    - Нет, с силой у неё не так, чтобы очень, - ответил уже Мирт, тоже бросавший потаённые взгляды на Космею, увлечённую беседой. - Неупорядоченная и вразброс. Она не инициирована, но неупорядоченность силы у неё не из-за этого.    - Ей четырнадцать, - заметила Селена. - Значит, инициации ждать недолго.    - Да ладно - с инициацией, - хмуро сказал Коннор. - Хельми, что ты имел в виду, когда говорил, что наши пространства похожи?    - Рис-сунок колеблетс-ся, но примерно одинаковый по с-структуре.    - У меня не было братьев или сестёр, - медленно сказал мальчишка.    - Это не линии рода, - возразил Хельми. - Это линии магии.    - То есть она тоже некромант? - не выдержала Селена.    Джарри хмыкнул и взглянул в сторону стола Анитры. Космея в очередной раз посмотрела на стол взрослых, и он, встретившись с нею взглядами, улыбнулся. Улыбка при всей его сосредоточенности получилась рассеянной, и девочка просто отвернулась.    - Вполне возможно, - подытожил свои наблюдения взрослый маг. - Будущий. Поскольку, мне кажется, она пока не подозревает о своём даре. - И он обратился к семейной. - А ты говорила, что проблема - её наследство. Проблема, что учить её некому после инициации.    - Поч-чему? - удивился Хельми. - У нас-с ес-сть Коннор! Пус-сть он и уч-чит.    - У меня только начальные знания, - покачал тот головой. - Остальное - по книгам. Я не знаю, с чего начинать обучение другого некроманта.    - А вы не торопитесь? - спросил практичный Мика. - Когда ещё у неё инициация будет!    - Селена, - вполголоса сказала Хоста, - я этих ваших мальчиков иногда побаиваюсь. Они такие взрослые.    - А чего нас бояться? - заявил тот же Мика. - Главное, что мы не кусаемся, а в остальном с нами даже дружить можно.    - Мика! - возмущённо сказала Селена.    За столом рассмеялись, а потом разговорились о делах в хозяйстве. Завтрак между тем закончился. Знающие своё расписание, дети быстро побежали одеваться, чтобы пойти в учебно-гостевой дом на уроки. Вильма в гостиной считала своих "ясельников", доставая Ирму из всех углов, по которым та пыталась прятаться после того, как её сосчитали. Видимо, предупреждённая, Космея тут же дожидалась Селены - та ещё заметила, что девочка явно сторонится взрослых мужчин, отходя с их дороги, если так получалось - они пересекались с её. Побаивается после вчерашней встречи с патрулём?.. Уходя, старшие девочки усадили её на один из диванчиков, ближе к столику с лиирой Ирмы, и Космея то и дело поглядывала на музыкальный инструмент.    Пока Вильма выводила своих во двор погулять, Ирма успела-таки добежать до кресла Космеи и, спрятавшись за подлокотником, чтобы не видела Вильма, дотронулась до руки вздрогнувшей девочки-эльфа.    - А ты теперь с нами будешь? - услышала Селена тихий вопрос волчишки.    - Наверное, - тоже тихо ответила Космея.    - Тогда можешь играть на моей лиире, - громко сказала Ирма и встала во весь рост.    - Ирма! - недовольно позвала Вильма от порога гостиной.    И волчишка вприпрыжку побежала за остальными, а Селена выждала, пока и взрослые покинут гостиную, после чего присела рядом с девочкой-эльфом.    - Все разошлись, кто учиться, кто работать, кто гулять, - объяснила Селена. - Давай-ка мы с тобой разберёмся, что будешь делать ты. Для начала я должна ещё раз представиться. Я хозяйка места. То есть этой деревни. Космея, ты жила в городе - училась? Насчёт работы твоей я уже знаю.    - Я училась только в обязательной начальной школе, в общеобразовательной.    - То есть обычным учебным предметам. Как с подготовкой по магии?    - Бабушка учила немного, - сказала Космея и поёжилась. - Но она с начала войны болела много, и часто заниматься мы не могли.    - Хм... Вчера ты видела эльфа Бернара. Он ведёт у нас общий курс магии и отдельный - для эльфов. Если я предложу тебе заниматься в общей группе, ты не будешь возражать? Ведь общая - это сначала. Потом все наши эльфы получают возможность заниматься индивидуально. И учит не только Бернар - все здешние маги.    - А кто учится в общей группе?    - Все, - спокойно ответила Селена. - И оборотни, и маги. Даже Кам иногда.    - А Кам - это кто?    - Тролль, - улыбнулась хозяйка дома. - И не удивляйся нашему отношению к этому троллю. Кам - это чудо. - И добавила, приметив презрительную ухмылку: - Погоди, это он тебя ещё не видел. А как увидит - поймёшь, почему к нему все относятся с уважением.    - К троллю - с уважением?    - Не торопись давать оценку живым существам, которые живут в Тёплой Норе, - предупредила Селена и усмехнулась сама. - У нас всё не как в городе.    - Леди Селена!!    Даже из-за закрытой двери крик был громким.    Она вскочила с кресла, а Космея от неожиданности так вообще подпрыгнула и вскочила на ноги, быстро оглядевшись, куда бы вжаться.    - Странно, - пробормотала Селена, быстро шагая к двери. - Почему кричит Александрит? Что случилось? Космея, посиди здесь. Разберусь...    - Леди Селена, вы здесь? - Внезапно распахнувшаяся дверь заставила хозяйку дома отшатнуться. Не замечая этого, возбуждённый и даже испуганный Александрит развёл руками: - Я не понимаю! Не понимаю! И что мне теперь делать?!    Уже заинтригованная, хозяйка дома быстро прошла мимо него. По дороге во двор стянула с крючков вешалки куртку. По бегущим на улице "ясельникам" поняла, куда надо идти, да и парень-вампир вскоре обогнал её и, то и дело оборачиваясь, кивал, обозначая направление.    У гаража кипело столпотворение. Здесь на почтительном расстоянии от места происшествия держались и взрослые, и испуганный Эрно, и добежавшие "ясельники".    На кабине машины, устроившись на корточках, сидела Люция с выпущенными крыльями и деловито заканчивала выбивать ветровое стекло. В руках у неё была короткая металлическая палка, внешне не просто толстая, но явно и тяжёлая, и первым делом Селена обозлилась на Мику: опять свой склад не закрыл!    Люция аккуратно врезала своим оружием по последнему большому осколку и села на кабину, свесив ноги. Выпущенная из рук палка проехала по машине и со звоном упала. Именно этот момент выбрал Колр, чтобы стремительно появиться среди ошарашенных зрителей, а Селена успела подумать: как хорошо, что Вилмор позвал Джарри в теплицу! А потом ещё подумала: у Колра же урок сейчас! Откуда же он?.. Ах, вот в чём дело! Следом бежали старшие ребята.    Чёрный дракон легко снял малолетнюю бандитку с машинной крыши, заставил убрать крылья и поставил на пол.    - Ч-что с-случилос-сь?    Обошёл машину. Задумчиво полюбовался на провал на месте ветрового стекла. Констатировал:    - Малыш-шка не х-хочет, чтобы мы с-сегодня поех-хали в город. - Обернулся к хозяйке места. - Леди С-селена, передайте с-семейному, что пос-сле обеда я помогу ему вс-ставить с-стекло.    Поскольку он стоял достаточно близко, Селена сумела спросить так, чтобы не слышали остальные:    - Это из-за того, что почувствовали вы и Коннор возле штаба Чистильщиков?    Дракон застыл, словно прислушиваясь, не услышал ли кто этих слов.    - Леди С-селена, поговорим пос-сле уроков.    Совместными усилиями разогнали ребятню по урокам и гуляниям. Ведомая перепуганной Вильмой Люция утопала, причём так спокойно, будто всего лишь выполнила свой долг. Эрно постоял, раздражённо покусывая губу, слишком явно чувствуя себя очень виноватым. Селена подошла к нему и успокоила:    - Девочка ещё слишком мала, чтобы уметь нас уговаривать. Вот и пользуется, чем может. Как она от тебя сбежала?    - Дошли до Вильмы - и вдруг выпустила крыло, - раздосадованно ответил мальчишка. - На крыльях-то она перемещается быстрей.    - Ну, здесь ты ничего не смог бы сделать, - вздохнула Селена. - Беги на занятия.    - А как быть мне, леди Селена? - ответным вздохом спросил Александрит. - Мне нужна машина - отвезти поделки детей в лавку. Срок-то договорный сегодня.    - Александрит, я сейчас быстро загляну посмотреть, как там мой малыш, - предложила хозяйка места. - И мы сходим к Сири. Кажется, он и сам хотел съездить в город, но там он почти не знает. Будет сам искать, что ему нужно, - время потеряет. А поедете вы с ним - и с хозяйственными лавками города познакомите, и товар оставите у своих знакомцев. Но с вами к Сири пойду я. Сами знаете - закапризничать может.    Беженец Сири со своей семьёй и братом жены жил неподалёку. За несколько месяцев он неплохо поработал в деревне по своей специальности, установив водопровод и канализацию в дома магов, вернувшихся, когда в городе стало для них, мягко говоря, горячо. Неплохо на этом заработав, он "создал себе репутацию", как сам однажды заявил. Чистильщики с подачи Селены помогли ему получить работу в пригороде, куда он ездил теперь каждое утро вместе с шурином в качестве подручного. Эльфы - те, что побогаче, восстанавливали свои поместья. Естественно, рабочие руки были нарасхват. Особенно с такой специальностью, как у Сири. Детей, трёх подростков, определили в учебный дом, на общеобразовательные предметы. Ребята немного сторонились обитателей Тёплой Норы, что, считала Селена, было политикой самого оборотня. Зато однажды, когда Сири попенял хозяйке места, что его детей Колр игнорирует на своих практических "драчливых" уроках, Селена смогла ответить просто и понятно для него:    - Научатся дружить - тогда посмотрим насчёт игнорирования.    Поэтому, если приходилось что-то спрашивать у Сири, он соглашался быстрей, если во главе просящих была Селена.    Успокоенный Александрит поблагодарил хозяйку места и пошёл в салон машины вынимать из-под сидений заготовленные коробки с детскими изделиями, а кроме того выносить огромные пакеты с деталями складывающихся столиков - собственноручно выполненными мастером-краснодеревщиком заказами.    Селена же вернулась в гостиную и застала здесь не только Космею, но и Азалию. Девушка-эльф предложила хозяйке места отвести новенькую в гостевой дом, в мастерскую Аманды, где как раз сейчас работает и Хоста, а заодно познакомить девочку-эльфа вообще с местом. Счастливая Селена согласилась легко.    Вбежала в кабинет, склонилась над корзиной. Стенька Разин серьёзно посмотрел на маму и похлопал на неё большущими ресницами.    - Тебе придётся пообщаться с отцом, - грозно сказала Селена, - поскольку я сейчас буду очень занята. Вильме надо будет с тобой возиться ночью - поэтому сейчас такой подарок, как ты, мой маленький, я ей подсовывать не буду. Ну-ка, где тут у нас пуговица?    Она расстегнула блузку, села на кровать с ребёнком на руках, и младенец сразу прильнул к ней. Вот уж кому ничего не надо подсказывать... Пока Стен занимался важным делом, Селена задумалась. О чём предупреждала Люция? И кого именно? Малышка-дракончик уже довольно бегло разговаривала, что неудивительно в такой болтливой языковой среде. Но всё же иногда предпочитала выражать свои мысли действиями. Как сейчас. И спроси её: кому угрожает опасность - Александриту или группе, выезжающей по ночам, она вряд ли ответит.    А ведь поездка Александрита важна для всей Тёплой Норы. Детские поделки... Мика, несмотря на свои одиннадцать, недавно справленные, умнейший организатор-эксплуататор. Когда Селена подсказала, что из пластмассовых частей бывших магических машин можно сделать простенькие украшения, мальчишка-вампир организовал "ясельников" на весёлую игру: "Найди вот такие штучки в деталях - и будет тебе счастье!" Девочки в награду за сортировку получали вожделенные бусики, а мальчишки - солидные браслеты.    Из выковырянных частей выплавляли шарики, протыкали их раскалённой иглой и нанизывали затем на проволоку или на тесьму. Вроде мелочь. Но в послевоенных лавках эту яркую, весёлую, да ещё дешёвую бижутерию разбирали мгновенно. А чего украшениям не быть дешёвыми? Материал-то даром достался.    Несколько раз Александрит увозил коробки с поделками в город и однажды вернулся с вожделенными Микой станочками для работы с металлом. Пока мальчишка жадно осваивал станки, братство и примкнувшие добровольцы продолжали работать с пластмассой. Вскоре к мастерам присоединился Кам. Лишний металлолом убрали в подпол Тёплой Норы. Мика освободил для тролля уголок. Это Селена пожелала, чтобы мастерская была общей для всех. Да и увлечённый глиняной лепкой тролль никому не мешал. В уголок для Кама поставили опять-таки привезённые из города и найденные в самой деревне гончарные инструменты: небольшой круг, маленькая удобная печка для обжига, ну и мелкие предметы типа стека и резцов. Домашние уговорили-таки мальчишку-тролля наделать кувшинов для козьего молока, а Александрит присоветовал Каму делать не просто кувшины, а с фигурной ручкой. Вот уж когда Кам отвёл душу, создавая ручки - диковинные цветы или птиц!    ... Селена осторожно уложила засопевшего Стена в его необычную переносную кроватку, укрыла его и, одевшись, с корзиной в руках пошла искать Джарри.       4       Она успела не только поговорить с Сири и его шурином, но и помогла погрузить коробки с детскими поделками в его машину, а потом помахала рукой вслед отъезжающим, мысленно желая удачи Александриту. Предупреждённый Джарри ждал машину у изгороди, чья защита по сей день давала жителям деревни уверенность в мирной жизни. Он выпустит машину, а потом встретит её. Сири сначала ненавидел это ограничение, но, после того как на его глазах среди бела дня в деревню пытались прорваться мародёры, смирился, а потом и свыкся с магической охраной.    - Они ведь приедут к вечеру? - спросила Эльви, семейная Сири.    - Да, к вечеру.    - Селена...    Она оглянулась на странно дрогнувший голос. Эльви сморщилась от подступающих слёз.    - Я до сих пор... - шмыгнув, выговорила она. - До сих пор так благодарна тебе!    Селена обняла женщину-оборотня, и они так постояли немного, пока Эльви не успокоилась. Беженка пережила самое страшное время в своей жизни, когда строптивый Сири решил уйти из деревни, а Селена не стала его удерживать, а разъярённо указала, фигурально говоря, на дверь. Эльви думала, что хозяйка места бессердечна. И с отчаянием поплелась за своим семейным. Лишь у изгороди Джарри, прежде чем выпустить оборотней, нарисовал перед Сири такую картинку их положения в послевоенном городе, что тот призадумался. Эльви-то решила, что они остались в деревне благодаря Джарри. И только спустя время выяснила, что хозяйка места спровоцировала этот эпизод.    Распрощавшись с Эльви, Селена поспешила к Тёплой Норе.    Времени прошло достаточно, и Джарри наверняка вернулся от изгороди. Надо бы поговорить о новенькой девочке, и накопились вопросы по хозяйству.    Она прошла мимо учебно-гостевого дома и чуть не упала, резко остановившись.    - Веткин! Разве так можно?! - От испуга у неё сердце расходилось.    - Ох, хозяйка! Леди Селена! - изумился домашний Веткин, в задумчивости переходивший тропу.    - Кажется, именно я должна извиниться, что торопилась, не глядя под ноги...    - Что вы, что вы, леди Селена! Это я виноват! Такой рассеянный стал в последнее время, - залопотал Веткин, приноравливаясь к мелкому, специально для него шагу Селены. - Я, туточки, на кукурузное поле бегал. Смотрю - росточки уже появились. Нам бы тоже надо думать поля засевать, сажать картоши...    - Кукуруза уже начала прорастать? - удивилась Селена. - Самосейка которая?    - Ну что вы, леди Селена, - снисходительно сказал домашний. - Какая из кукурузы самосейка? Её каждый год огородники засевают. В этом году поменьше, конечно. Сеют её из прошлогодних урожаев. Прошлый-то год плохой был - всю кукурузу машины растоптали. Но позапрошлогодняя у них немного осталась.    Селена от неожиданности остановилась.    - Огородники?    - Ну да, - поспешно сказал, обернувшись, Веткин. - Ну... То есть вот мы с Малинычем домашние, а есть ещё и огородники. Так они ту кукурузу, чтобы семена не пропадали, каждый год сеют.    - Зачем?    - Так хозяева собрать не могут, - терпеливо объяснил Веткин. - А огородники переживают за дело. И каждую весну сажают, а потом ещё и в начале лета.    Решив разобраться с деталями чуть позже, Селена недоумённо спросила:    - А в начале Дождевика не слишком рано?    - Так... Огородники на то и огородники, чтобы им всё огородное известно было. Я вот к ним сбегал - они и порассказали, что погоды намечаются хорошие для посева.    Селена другими глазами осмотрела деревенскую улицу. Апрель апрелем, но зелёная трава рвалась к солнцу. Правда, она рвалась так втихаря, что каждый день замыленный глаз просто не замечал этого роста.    - Поэтому ты думаешь, что пора и нам готовиться к посевной, - сообразила хозяйка места. - Давай перед ужином поговорим серьёзно, с чего начинать и какие поля засевать. Народу у нас полно - нам полей много надо будет.    - Поговорим, хозяйка, - согласился счастливый Веткин и пропал с дорожки.    Привычная к такому положению дел, Селена поспешила во двор, к несчастной машине. Хотелось знать, прав ли Колр, оценивая ситуацию с ремонтом как легко поправимую.    Джарри уже собрал осколки. Во всяком случае, ничего страшного для бегающих повсюду малышей не было. Он стоял перед машиной, кажется пытаясь сообразить, с чего начать ремонт. Запасное ветровое стекло, прислонённое к стене дома, поблёскивало на солнце. Рядом с семейным, держась за его руку, стояла Ирма. Чуть в стороне двое человеческих малышей и двое малышей-оборотней - все из группы Сири, то есть самые маленькие, сидели на досках, облепив корзину со Стеном, куда время от времени заглядывали и хихикали.    - Люция - дурочка, да? - звонко говорила Ирма. - Зачем надо было бить стекло? Могла бы просто сказать: не ехайте!    - А ты бы поверила ей, Ирма? - задумчиво спросил Джарри. - Люция ведь не только понимает, что нам ехать нельзя. Она знает, что не умеет объяснить, в чём заключается опасность, которую она чует. Нет, Люция не дурочка. Она умный дракончик.    Ирма помолчала, видимо прислушиваясь к словам Джарри, и с длинным подвывом вздохнула.    - Ты тоже умный, - сообщила она Джарри. - Я бы так не подумала. Но Люция и правда не умеет сказать про опасность. Пойду поиграю с ней, а то мы поссорились из-за машины. Эй, пошли мириться с Люцией!    И Ирма побежала к детской площадке, а четверо малышей послушно помчались следом. По дороге к ним присоединились Берилл и двойняшки-оборотни. Пробегая мимо Селены, Ирма шлёпнула её ладошкой по руке. Фирменный знак волчишки: "Рада тебя видеть!"    Не оборачиваясь, Джарри сказал:    - Я попросил Александрита взять на обратный путь машину у Рамона. Сразу после знакомства с торговой улочкой Сири поедет на работу, а Александрита оставит у Чистильщиков. Они не откажутся дать на время свою. Я попросил передать Рамону, что уже вечером мы её вернём.    - Всё предусмотрел, - одобрительно сказала Селена и встала рядом с семейным. Говорить сейчас с ним о Космее и хозяйстве она передумала. Сначала сама над всем поразмыслит, что можно сделать, а потом, если решить все вопросы не по силам, и Джарри ими загрузит. А пока пусть он разбирается с машиной. - А если сделать наоборот? Неизвестно, сумеем ли вставить ветровое стекло. Так, может, используем машину Чистильщиков для поездки в город?    - Нет. Слишком опасно. Их номерные знаки слишком хорошо знают в городе. Хотя... Машина Рамона - вариант про запас. Да, о Стене не беспокойся. Он на свежем воздухе спит хорошо. Малышня его не разбудила.    - Хорошо - так хорошо, - согласилась Селена. - Но я его всё равно заберу.    Семейный обернулся и, положив руки на её плечи, ткнулся лбом в её лоб. Они тихонько поулыбались друг другу, а потом, оставив семейного примериваться к ремонту, Селена отнесла корзину с сыном на веранду. Закрыла дверь на тот случай, если вдруг любопытная Ирма сбежит от друзей и заберётся на личную веранду семьи. Волчишка условностей пока не признавала.    Обойдя дом и уверившись, что Космеи в Тёплой Норе нет, хозяйка дома поспешила в учебно-гостевой дом.    На здешней веранде, отведённой на мастерскую для Аманды и одновременно для девчоночьих уроков труда, Селена сразу услышала смех и женские голоса. Стукнула в дверь и вошла.    Ух ты... Женское царство во главе с Амандой работало, болтало и даже при появлении хозяйки места не прекратило своей деятельности. И в этой деловито-оживлённой атмосфере ошеломлённо улыбалась Космея. Ей просто не давали опомниться. Сидела она на отдельном стульчике - хорошо, Ирма не видит: на её любимом! Перед девочкой-эльфом в "лотосе" сидела Анитра и, что-то весело приговаривая, смазывала руки новенькой какой-то мазью, чей острый, густо травяной запах Селена учуяла с порога.    Кажется, в мастерской как раз был урок для старших: тут же сидела Ринд, быстро и сноровисто распарывая ночную добычу; стояла у стола раскроя Вильма, приглядываясь к каким-то лоскутам, а болтушка Лада что-то сшивала, рассказывая о мальчишках своей группы, которым попало сегодня на уроке от старика Бернара, и сама же смеялась своей истории. Здесь же сидели Хоста с Азалией - кажется, именно они привели сюда Космею.    - Селена, у Космеи такие запущенные руки, - покачав головой, посетовала Анитра. - Я ей пока смазываю смягчающим кремом, но потом придётся проследить, чтобы она каждый день ухаживала за кожей. Иначе эти трещины будут долго заживать.    Селена уже знала, что у эльфов кожа нежная и чувствительная. Взглянула с сочувствием на Космею - была прислугой? Что именно она делала у семейства вампиров? Неужели те использовали девочку из высших на грязной работе?.. Специально ли они это сделали? Унижая? Кажется, Корунду повезло, несмотря на всё его несчастливое в целом детство: на него, на эльфа, всё-таки надеялись, как на веху в достижении высоких постов. Космея же не интересна вампирам даже в этом отношении...    Испугавшись взгляда хозяйки места, не поняв его, Космея быстро выдёрнула руки из ладоней Анитры и поспешно сказала:    - Я не буду отказываться от работы! Какую дадите, такую и буду делать!    - Тише ты, торопыга, - хватая её за ускользающие руки, сказала Анитра. - Мы тут все делаем то, что можем. Не беспокойся, для тебя работа тоже найдётся. Только сначала приглядись, что умеешь.    - Я вышивать умею и рисую, - быстро сказала Космея и так же быстро добавила: - Но могу и полы мыть, и стирать. Я много чего умею.    - А рисуешь ты как? - полюбопытствовала Хоста. - Я в своё время училась, а вот дочь научить не смогла - с этой войной...    - По дереву, на холсте, на бумаге.    - По дереву - это как? - заинтересовалась теперь и Селена. - На полированном умеешь?    - Да, бабушка учила.    Женщины и девушки переглянулись и засмеялись. Кажется, им всем на ум пришло одно и то же. Анитра спросила первой:    - А по керамике?    - Тоже. Только ведь краски разными должны быть.    - Слушайте, дамы, - удивлённо сказала Селена, - а ведь если Космея добавит рисунка Камовым кувшинам, мы сможем поднять цену!    - Я тоже про это подумала! - сказала Аманда. - И мебель Александрита! Будь бы ты чуть взрослей, Космея, у тебя в нашей маленькой школе была бы своя учебная группа. Селена, кажется, ты об этом мечтала - об уроках по искусству?    - Получается, что не просто по искусству, но по прикладному, - задумчиво сказала хозяйка места, глядя на смущённую общим вниманием девочку-эльфа. - Что, впрочем, даже ещё лучше. Космея, да ты для нас просто клад! Ладно, мешать не буду. Никто не видел Коннора или братство?    - Коннор пошёл на индивидуалку к Бернару и Риверу, - сказала Вильма. - Они сидят у Бернара.    Уходя с веранды, Селена ободряюще кивнула Космее. Та смотрела ей вслед, кажется, недоверчиво и как-то застыло, словно не ожидала, что может так легко стать своей в сложившемся обществе.    Индивидуалка Коннора у Бернара, к которой затем присоединился Ривер, не означала урока, где есть учитель и ученик. Нет. Это было работа по библиографии - и работа довольно кропотливая.    Коннор сумел создать собственный "ключ" к своей библиотеке и мог легко погружаться в мир, существующий лишь в его голове. Однажды Бернар сказал, что это замечательно - задавать вопрос мальчишке и тут же получать ответ. Если вопрос правильный. Но. А вдруг во внутренней библиотеке мальчишки хранятся такие книги, которые нужны прямо сейчас или понадобятся вот-вот? А никто, в том числе и сам Коннор, не знает, что именно у него есть. Так почему бы не составить библиографию - то есть не переписать книги, находящиеся в личной библиотеке мальчишки? Хотя бы примитивно? Всего лишь записать названия и аннотацию к ним? А потом, когда книги будут переписаны, легко будет найти ту главную, с которой начать воссоздавать их содержание в записи.    Коннор сказал, что идея интересная. И Бернар назначил ему индивидуальный час библиографии. За месяцы с октября-буреломника они переписали книги с нескольких стеллажей. Потом нечаянно узнал про их странный индивидуальный урок Ривер. И предложил свои услуги: Коннор может читать название сразу двух книг и аннотации по фразам попеременно, а двое переписчиков запишут их независимо друг от друга. Работа получается вдвое быстрей. Бернар признал, что предложение мага справедливо.    Правда, первые уроки Коннор страшно ругался с обоими. Они то и дело ахали, слыша название какой-либо книги, и немедленно затевали спор о том, чего мальчишка не понимал. Ведь оба опытных мага: и человек, и эльф - сыпали такими страшными терминами и спорили так головоломно, что Коннор хватался за голову и "умирал от боли", пытаясь понять их!.. Наконец он то ли специально, то ли так получилось, но в присутствии Селены огрызнулся на обоих:    - Смысл в двух переписчиках, если они пишут медленней одного!    - Ты не понимаешь... - снисходительно начал Бернар.    - Нет, не понимаю! Я бы понял, если б мы потратили час на переписку, а потом вы обсудили бы записанное. Бернар, сами же меня убеждали, что надо торопиться!    Укор от младшего, да ещё человека, старик эльф скрипя зубами пережил и договорился с Ривером обсуждать найденные книги после часа библиографии. Кстати, пришлось изменить расписание, так как, несмотря на непонимание, Коннор оставался на обсуждении двух магов, изо всех сил вслушиваясь в их беседу, порой переходящую в спор. Так что урок, на который ему надо было идти, он беззастенчиво прогуливал по важной причине. Учителя, узнав об этом, собрались и изменили расписание в его пользу.    Заглянув в гостиную, Селена нашарила глазами часы. До конца урока минуты две. Пожав плечами, она поднялась на второй этаж и, мягко ступая, приблизилась к приоткрытой двери комнаты Бернара. Прислушавшись, она не услышала голоса Коннора. Разговаривали Бернар и Ривер. Так что, стукнув, чтобы предупредить о себе, она вошла.    Коннор сидел не в кресле, как обычно, а на столе - болтая ногами. Слушал взрослых магов, которые замолчали при виде Селены.    - Что-то интересное? - спросила хозяйка места, присаживаясь без разрешения в освобождённое кресло.    - Ривер считает, что старинные книги сильней, чем современные, настолько, что даже записанные обычной рукой и обычной ручкой, могут иметь страшную мощь, - сказал Коннор и кивнул магу. - Я правильно понял?    - Правильно, - вздохнул тот. - Понимаешь... Древние заклинания использовали обращение к таким силам, которые в современном мире спят, не будучи востребованными. Ведь в последнее время маги, люди или эльфы - всё равно, используют магию чисто прагматически. Я долго думал, почему грабители-вампиры сожгли в первую очередь именно самые древние книги. Ведь они сами по себе очень ценные, захоти грабители продать их кому-нибудь. Пришёл к выводу: они знали о силе этих книг. Появись такие книги в любом эльфийском семействе, семья быстро стала бы могущественной, даже не используя эти заклинания.    - Ривер думает, что надо разыскать в памяти Коннора именно такие книги и, забыв о библиографии, начать переписывать именно их, - брюзгливо объяснил старик эльф.    - Я плохой политик, - усмехнулся маг. - Но я предпочту эльфийскую спесь и мир военному положению при вампирах.    Коннор задумчиво посмотрел на него, вздохнул.    - Я пока смотрю на ваш мир с точки зрения реалий мира своего, - размышляя, проговорила Селена. - Но, когда я слышу о надвигающейся войне, сразу вспоминаю о Джарри, об Александрите, о Корунде, о недавно вернувшихся магах... Обо всех так называемого призывного возраста. Наша деревня будет обессилена, если наши мужчины уйдут на войну. Я... тоже согласна - даже на передачу переписанных книг дяде Мирта, Гиацинту, если он сумеет распорядиться книгами правильно и закончить в городе разговоры о войне. Он же опытный политик.    - Фу-у... - протянул Коннор. - Гиацинту...    - Если это плата за жизнь моего Джарри и моих сыновей, за жизнь всех тех, кто может погибнуть в завоевательской войне, я готова платить и ему.    Мальчишка замолчал и вздохнул. Он, кажется, пока не думал о том, как война может коснуться жителей деревни.    - Я хозяйка места, - продолжала Селена. - Чаще всего с головой погружена в дела деревни и детей. Мир ваш изучила плохо, только на том куске его, который мне доступен. Ривер, Бернар, неужели в городе нет силы, способной противостоять вампирам? Ведь город не состоит только из жителей.    - Есть сообщества эльфийских магов, - неохотно сказал Бернар. - Но они давно углубились в изучение теоретической магии. Их больше интересует философская сторона магии и её воздействия в целом. Если отдать книги с древними заклинаниями в такие сообщества, их адепты в первую очередь займутся изучением содержания, но не воздействием, направленным на улучшение политики в городе. А там... - И он беспомощно развёл руками.    А Коннор договорил вместо него:    - Они просто профукают, растратят зря время. А вампиры просто-напросто, узнав о книгах, отберут их - и снова получится, что мы тоже зря промотали силы, переписывая её.    - А вот если бы... - Ривер замолчал, горестно глядя в окно. - Если бы самим придумать какой-нибудь ритуал, направленный на спасение города с помощью древних книг... Но для этого в первую очередь надо найти самые сильные. Во вторую - нужно время, чтобы переписать их. И только в третью очередь оценить их силу... Вручную переписывать - это тяжело. И долго.    - В нашем мире были диктофоны и магнитофоны - технические устройства для записи произнесённого вслух, - заметила Селена, - не считая компьютеров. Город Утренней Зари тоже не примитивен. А вдруг и у вас есть что-то из техники...    Она замолчала, заметив, что Бернар улыбнулся.    - Несколько раз вы, леди Селена, рассказывали о технических достижениях вашего мира. У нас тоже они есть. Проблема в том, что ими могут пользоваться лишь те, кто лишён магической силы. В нашем городе это оборотни, люди и тролли. У них, например, есть аналоги ваших телефонов - переговорники.    - Но Корунд сказал, что видел такой переговорник в руках дяди Мирта, - возразила Селена. - Значит, ими могут пользоваться и маги.    - Очень сильные, - уточнил Ривер. - Чтобы магу пользоваться техническими штучками, ему приходится блокировать свою магию. Она разрушает технику. То есть, скажу ещё раз, - техникой могут пользоваться лишь сильнейшие. Это тончайшая работа. Гиацинт, видимо, из сильнейших.    - А наш серебряный диск? - спросила озадаченная Селена.    - Он-то как раз работает на магии, но, к сожалению, как я посмотрел, он может быть настроен лишь на тех, кто представляет себе при разговоре лицо собеседника.    - Но и это неплохо...    - Селена, а почему ты пришла? - внезапно спросил Коннор. - Ты же никогда не приходила в школу во время уроков.    - Точно! Совсем забыла! - всплеснула руками хозяйка места. - У нас проблема. Люция разбила ветровое стекло нашей машины!    - Что-о? - охнул Бернар.    - В связи с этим, уважаемые маги, я хотела бы поставить перед вами задачку: мне надо знать, чего боялась Люция, - поездки Александрита, который сейчас уехал в город с нашими товаром - на машине Сири, или нашей ночной поездки? Сможете ли вы вычислить, кого не хочет пускать в город маленький дракон?    - Ничего себе задачка, - покачал головой Коннор - и вдруг замер. Секунду спустя он спрыгнул со стола и ринулся к двери. - Диск!    Селена первой метнулась за мальчишкой. Ривер - за нею. Старый Бернар остался в комнате. Он не считал нужным торопиться - несолидно, да и всё равно потом расскажут, зачем звонят Чистильщики.    Пока Селена с Ривером добежали до дороги, к Коннору уже присоединилось братство. А когда взрослые добежали до Тёплой Норы, Джарри вывел машину без ветрового стекла - и трое поехали к изгороди с комфортом. Правда, перегнать пятёрку ребят не получилось. Те уже висели на изгороди, быстро и цепко оглядывая окрестность. Когда машина остановилась, Коннор уже спрыгнул на луговину - Хельми рядом. Оба - один готовый стрелять из огнестрельного оружия, другой - швырять сильный огонь. Под их защитой прыгали к ним остальные. Ривер же открыл калитку, и взрослые спокойно прошли охранную защиту.    Коннор уже держал в руках диск. Шёпотом сказал:    - Гиацинта помянули. - Усмехнулся. - Может, это он и едет проведать Мирта.    - Ну тебя, - прошептал мальчишка-эльф. - Накаркаешь...    - Рамон, добрый день. Я тебя слушаю, - сказала Селена.    - Добрый, - сумрачно отозвался Чистильщик. - У меня новости. Но сначала спрошу у вас. Вы этой ночью в городе ни с кем не сталкивались?    - Мужчины побили четверых патрульных, - отозвалась Селена. - Но оружия никто не применял. Если более чётко, то этот патруль напал на девочку-эльфа. Помните - Мика сказал про довесок? У нас новенькая.    - Вот оно как... Четверо, говорите... - Рамон коротко вздохнул. - Сегодня утром в пригороде, неподалёку от нас, нашли мёртвыми четверых патрульных. По мнению судмедэкспертов, их сердца просто остановились. Поскольку все четверо не получили пулевых или других физических повреждений, кроме синяков и кровоподтёков от явной драки, то я подумал...    - Я никого не убивал, - спокойно встрял в его паузу Коннор. - Могу поклясться, если надо.    - Секунду, - встревоженно заторопилась Селена. - А ваши судмедэксперты знают о времени их смерти?    - Они умерли через несколько минут, после того как вы проехали пригород.    - То есть кто-то появился на том месте после нашего отъезда и убил их? - переспросила Селена, и её передёрнуло от жути. Так легко... Убить живых, которые не могут ответить, не могут защититься. Патрульные, наверное, даже в себя прийти не успели.    - Что ж. Я рад, что это не вы. - Облегчение в голосе Рамона расслышали все. - Если хотите, буду держать вас в курсе происходящего.    - Конечно, хотим, - ошарашенно пробормотала Селена.    Коннор молча вынул из её рук диск и вернул на место, под металлический щит, а сверху привычно положил пласт почвы. Разогнулся, взглянул на всех.    - Мы ведь не откажемся от сегодняшней ночи? - сердито спросил он. - Ну, от путешествия... У нас ещё девяносто шесть комплектов, которые надо раздать.    - Думаю, не откажемся, - спокойно откликнулся Джарри. - Это слишком важно, чтобы прерывать дело на полпути. Просто будем осторожней.    Мальчишка выдохнул и вопросительно посмотрел на Селену. Та опустила глаза и первой пошла к калитке. Она поняла незаданный вопрос: связь между звонком Рамона и разбитым Люцией стеклом прослеживалась отчётливо. С маленькой поправкой. Девочка-дракончик не посчитала нужным укрыть кого-нибудь своими крыльями, защищая. Она просто указала, что ночная поездка не обойдётся без приключений. И лучше бы не ездить сегодня в город. Но время не позволяет тянуть с раздачей эльфийских артефактов и книг. Слишком быстро укрепляются на высоких постах вампиры.    Когда все доехали до Тёплой Норы, а ехали не торопясь из-за отсутствия ветрового стекла, Селена всё думала о том, как быстро отреагировал Коннор на паузу Рамона. Рамон решил, что патруль был уничтожен Коннором. "Их сердца просто остановились". Спросить мальчишку - нет ли, сумел бы он такое сделать? Нет, лучше не спрашивать. Однажды он показал свою силу, легко остановив живое сердце машинного демона. Но, когда ночью уезжали от патрульных, они были живы. Мог ли Коннор на расстоянии убить их? Нет, для сосредоточенности на смертельном проклятии он был слишком занят, заинтересованный девочкой-эльфом. На Космею, которая о себе не знает, что она обладает способностями некроманта, тоже не подумаешь - она была слишком испугана. Так кто же подошёл к лежащим без сознания патрульным, чтобы легко и просто убить их?.. Селена выдохнула и решила не думать об этом.       5       Тем более что с Тёплой Норой и её обитателями и так проблем насущных не счесть. Селена с трудом отрешилась от тревожных раздумий из-за звонка Рамона и успела-таки окликнуть уходящего к учебному дому Ривера. Мику-то за ворот курточки она ухватила секундой раньше.    - Мужчины, у меня к вам вопрос, - сказала она, и Мика, в её жёстком захвате трепыхавшийся со сдавленным: "Селена, ну пусти! Пусти!", стараясь сбежать с братством, немедленно встал на месте и выпрямился. Ещё бы - "мужчины"!    - Что-то случилось? - спросил Ривер.    - Я отнюдь не сельская жительница, поэтому не удивляйтесь моим наивным вопросам. Ривер, когда вы начинаете сажать сельскохозяйственные культуры?    - Вы имеете в виду картоши? Обычно снимаем два урожая в год. А первая посадка через три дня. То есть завтра будет небольшой дождь. Два дня земля сохнет - и сажаем.    - Хорошо. Мика, твои минитракторы в каком состоянии?    - Прежде чем хватать за шкиряк, - язвительно и даже уничижительно произнёс Мика, - могла бы меня сразу спросить. Мы с Вилмором уже готовимся к посевной, ясно? И Джарри, между прочим, тоже в курсе. У нас вся техника - блеск, ясно?    - А почему мне не сказали?!    - У тебя же Стен, - удивлённо сказал Мика. - А ещё мы. Так хоть от огородных дел оградили, как сказал Тибр. Он со своими-то двумя справляется еле-еле. Так рад, что Каиса рядом! Он сказал, что легче перепахать все поля деревни, чем с малышнёй сидеть. Так что мы и без тебя с посевами справимся.    Ривер улыбнулся и с прощальным кивком снова заспешил к учебному дому. Кажется, его больше интересовала беседа с Бернаром о силе древних записей... Селена тоже усмехнулась ему вслед. Только что он говорил о тех адептах, которые ограничены лишь изучением заклинаний, но никак не делом. Не похож ли сам Ривер на них? Подумав, хозяйка места признала: нет. Не похож Ривер на кабинетного учёного. Он готов зарыться в книги, чтобы действовать. Вспомнить только его мощнейшие охранные обереги по всей изгороди вокруг деревни. Кропотливые поиски уничтожения магических машин. Участие в ритуале преображения одичавших оборотней...    - Селена! - нетерпеливо дёрнул её за руку Мика. - Я побежал?    Светловолосый живчик только не приплясывал на месте.    - Побежишь, - пообещала она ему. - Если ответишь на один вопрос: почему Веткин ничего не знает о вашей подготовке?    - Почему не знает? - поразился Мика. - Мы с ним говорили!    - Но он сказал, что бегал к огородникам... - начала Селена и осеклась. Может, она неправильно поняла домашнего? Слишком мало информации. - Ладно, беги.    Следя, как Мика добегает до ребят из братства, которые дожидались его рядом с учебным домом, Селена решила: "Голова кругом. Может, все правы, что мне надо сидеть и ни во что не вмешиваться, пока Стенька маленький? Что я до сих пор не в форме?"    Путь в дом оказался свободен. Никого не встретив, Селена влетела на веранду и первом делом присела перед корзиной. Стен спал. И, лишь осторожно прижимая к себе мягкий маленький свёрток, Селена поняла, как сильно испугалась.    Бездумно выпрямившись и захватив корзину незанятой рукой, она вошла в кабинет. Пока Джарри занимался машиной, она вдруг захотела понять, почему испугалась. Да и Стенька Разин вдруг, не открывая глаза, наморщился, насупился, а значит, пора немедленно гасить страх, немедленно услышанный сынишкой.    Машинально шагая из угла в угол, покачивая на ходу спящего Стена, словно он нуждался в этом убаюкивании, Селена не сразу, но сообразила: она испытала сильный страх при мысли, что не справляется со своими обязанностями хозяйки места. Такая мелочь, как незнание, что происходит в её хозяйстве, мгновенно выбила её из колеи.    Селена остановилась.    Но ведь так и должно быть. Вот если бы у неё была обычная семья: муж, она сама, двое детей - это было бы и впрямь стыдно. Но её семья - это несколько десятков человек, да ещё от неё и её дома зависят несколько семей в деревне. Вернувшиеся маги нормально прожили зиму только потому, что получили основу для питания - подвалы и садовые землянки-зимники набиты собранными поздним летом картошами. Кроме всего прочего, все эти месяцы Джарри и Колр водили магов-охотников к лесной заводи неподалёку - той самой, где Ирма встретилась с Хельми. Магические машины обрушили только один берег заводи, угодив как раз на обрыв, но другие берега остались целёхонькими, поскольку отличались отличной топкостью. Машины не решились лезть в самые вязкие места. Пара кабаньих стад удрала вовремя от второй машинной волны, и деревня была обеспечена мясом. А ещё в деревне прижилось одичавшее было козье стадо - теперь, естественно, уже не одно. То есть всегда было молоко... Это тебе не социальные карточки в городе, о которых жители деревни узнавали только от Чистильщиков, и не сумасшедшие цены спекулянтов на городском чёрном рынке...    Хозяйство росло. Неудивительно, что в процессе его роста взрослые члены многочисленной семьи в Тёплой Норе постепенно взяли на свои плечи какие-то обязанности, и о некоторых делах хозяйка места теперь узнавала не сразу.    "Значит, я и не должна быть в курсе всего одновременно, - с облегчением выдохнула Селена. - А возникнут проблемы - всё равно ведь скажут, чтобы решить их всей семьёй, а то и всей деревней. Ну что ж... Мика прав, и я не возражаю".    Взглянула на еле видные бровки Стеньки Разина, которые перестали хмуриться. Судя по нему, и сама теперь спокойна. Но смущённо улыбнулась, сообразив, что в курсе того, что происходит в хозяйстве, всё-таки хочется быть. Так спокойней. И тут же вспомнила: Вильма в мастерской Аманды! Кто присматривает за "ясельниками"?    Снова уложила сынишку в корзину и с нею поспешила из дома.    На детской площадке маленький народ что-то встревоженно кричал, сгрудившись у одного из крепчугов. В толпе малышни высился Вилмор, который руками держался за ствол крепчуга и, задрав голову, что-то говорил кому-то, явно сидящему на самом верху дерева, в корявых ветках. Несмотря на спокойный голос с уговаривающе-наставительными интонациями, выглядел взрослый оборотень довольно бледно.    - Айна, проследи, пожалуйста, за Стеном, - тихонько сказала Селена девчушке, стоящей позади всех.    - Хорошо, Селена, - послушно откликнулась та и отошла ближе к скамейкам, возле которых хозяйка места оставила своего сынишку.    А Селена на свободе прошла между малышами и тоже взглянула наверх. Сначала увидела высоко-высоко, среди веток, качающиеся ноги - и её сердце тоже не хило так качнулось. Спустя секунды догадалась, что кто-то висит, схватившись за сук... Быстро повернулась к Вилмору.    - Что случилось?    - Берилл... - прошептал оборотень. - Играли в догонялки. Гарден и Корилус потом спустились, а Берилл решил долезть до ветки, которая ему приглянулась. Я разрешил, потому что не думал, что он заберётся так высоко. Залез он, пока я не смотрел, а спуститься не может. И... Ветка трещит. А я пока и сам не могу...    Вилмор всё ещё хромал, хоть Бернар и пробовал лечить его ногу то так, то этак. Другая-то хорошо зажила, но с левой было плохо. То есть пока Вилмор спокойно ходил, всё нормально, но сгибать её он мог с трудом. Естественно, древолазание для него строго запрещено. Селена прислушалась, а потом обернулась к галдящей толпе и скомандовала:    - Закрыли рты!    В тишине, подчёркнутой посвистом ветра по веткам крепчуга, тихим плачущим нытьём и далёкими голосами, она расслышала вкрадчивое потрескивание.    Решать надо немедленно. Предложи она Бериллу разжать пальцы - поймать его не сможет, просто не удержит. Как и Вилмор. Он хоть сильный, но падающее сверху тело - это слишком страшное испытание для оборотня, как и для любого взрослого.    Оглядела крепчуг. Нет, самой не влезть.    - Хозяйка, - улыбаясь, сказали за спиной. - Веткин сказал - тебе чай пить пора. Пошли, хозяйка, в дом.    Селена повернулась и внимательно рассмотрела Кама. Подросток-тролль за эти полгода с лишним здорово поправился. Выглядел он добродушным медведем... Спокойно, стараясь, чтобы Кам не услышал панических ноток в голосе, Селена спросила:    - Кам, у тебя фартук ведь новый?    - Новый, хозяйка, для мастерской, - довольно сказал тролль и погладил себя по животу, расправляя складки фартука. - Из рогожи леди Аманда сшила.    - Крепкий, значит, - задумчиво сказала Селена. - Кам, сможешь в фартук Берилла поймать? Вон он - наверху.    Пристально вглядевшись в качающиеся ноги и прислушавшись к тоненькому нытью со страха, Кам, улыбаясь во весь рот, покивал:    - Ага! Его ботинки - Берилла! Эй, Берилл! Давай я тебя поймаю?    Сверху что-то слезливо проорали. Кажется, Берилл замотал головой.    - Берилл, прыгай! - завопила Ирма и запрыгала на месте. - Мы тебя ловить будем!    Кам поднял края своего фартука, подставляя под будущий груз. С замиранием сердца Селена снова посмотрела на этот фартук, переглянулась с Вилмором. Нет, вряд ли Берилл разожмёт пальцы. Единственная надежда - переломится сук, на котором он висит.    Между тем малыши поняли, что взрослые пытаются уговорить бедолагу прыгать, и принялись вопить тоненькими голосами, из-за которых Селена уже не знала, что и делать - то ли смеяться, то ли плакать. Кам молчал, только широко улыбался и держал края фартука... Внезапный вопль Тармо заставил сердце хозяйки места снова застыть:    - Люция! Ты куда?!    Девочка-дракончик забралась на крепчуг с другой стороны и юркой ящерицей залезла на дерево. Все притихли. Люция деловито добралась до сучка и, схватившись за ветку выше, принялась подпрыгивать рядом с пальцами Берилла. Тот резко замолчал: кажется, от страха у него просто отнялся язык.    Треск сучка, потрескивание других, встречных, ветвей - и Кам резко подался вперёд. Берилл свалился точно в его фартук, а следом упала девочка-дракончик - на плечо подростка-тролля. Всё так же спокойно вцепившись в края фартука и словно не замечая на своём плече Люции, которая, чтобы удержаться, выпустила крылья, Кам торжественно зашагал к Тёплой Норе. Будто зачарованные, малыши - за ним.    Вилмор, словно похудевший за считаные минуты, машинально поднял корзину со Стеном и взял за руку стоявшую рядом Айну. Удивлённая Селена вспомнила, с каким приглашением пришёл Кам, и сообразила, что оборотень готов пойти в дом вместе с детьми. Так они и двигались к Тёплой Норе, когда со стороны учебно-гостевого дома показались Вильма и Космея. Оторопевшие глаза новенькой девочки при виде странного подростка-тролля с неожиданным грузом в фартуке и на плече и привели в себя Селену. Уже улыбаясь, она подумала: "Что ж, я обещала ей, что наш Кам - это нечто? Вот она и убедилась в этом собственными глазами!"    Подбежавшая Вильма в один вопрос выяснила, что произошло. Участливо отправила в дом взрослого оборотня, а детишкам скомандовала снова топать на детскую площадку. Наверное, она справедливо решила, что Космею можно теперь спокойно оставить на попечении Селены.    - Космея, пойдём с нами чай пить! - позвала хозяйка дома.    Девочка-эльф сразу подошла к Селене. До обеда ещё немного, но Селена собиралась кое-что выведать у Космеи, а заодно постепенно продолжить её знакомство с обитателями Тёплой Норы. Запоминать-то их легче по одному. Тем более сейчас, когда, входя в столовую, Кам легко вывалил из фартука взъерошенного, ещё не оправившегося от испуга Берилла, а потом дёрнул плечом, с которого сразу съехала Люция.    - Это Берилл. А это Люция. Садись с нами, - предложила Селена девочке-эльфу, которая уже и не знала, куда смотреть.    Зато Вилмор, взглянув на Космею, чуть не сбежал. Хозяйка места его поняла: новенькая не привыкла к здешнему демократизму и может невзначай, но больно обидеть взрослого оборотня. Обошлось. Самоуверенная Люция поднялась с пола, на который свалилась, и тут же приблизилась к Космее, которая всё ещё оглядывалась. Ни слова не говоря, девочка-дракончик взяла новенькую за руку и обернулась к вздыхающему от пережитого Бериллу.    - Берилл, - велела она. - Покажем большой девочке угол Кама.    Вилмор и Селена одновременно закатили глаза. Неужели Люция считает, что уютное местечко малышни всего дома понравится довольно взрослой девочке, да ещё эльфу? Но Люция топнула на Берилла ножкой и сама потащила растерянную Космею в закуток Кама. До Берилла наконец дошло, что предлагает Люция, и он бегом помчался следом... Селена представила, как Люция требует от Кама подсадить девочку-эльфа на печку, к кошке с котятами, и отказалась вообще представлять, что сейчас будет.    Но пока было тихо.    За столом взрослых чашку Вилмора хозяйка места быстро наполнила чаем из подогретого чайника, оставленного здесь, видимо, Камом. Налила себе и села, поглядывая на корзину, поставленную на соседний стул.    - Вилмор, не переживайте, пейте чай, - сказала Селена. - Ну, упал бы Берилл. Ничего особенного не случилось бы. Бернар здесь, если что. Рядом.    О том, что до сих пор испугана сама до ужаса, она предпочла умолчать.    Оборотень что-то пробормотал и вздохнул. Всё понимал.    - Вы знаете, - мрачно сказал он, - больше никогда не соглашусь меняться с Вильмой на время её уроков. То они бегают - да так страшно: вдруг кто-нибудь из них упадёт, расшибётся. То драться начинают - и не пойми, то ли серьёзно, то ли шутят так. Нет, пусть Вильма найдёт кого-нибудь, у кого "окно" в занятиях. Но сам больше - ни-ни! - Он залпом выпил успокоительный чай и, поблагодарив, вышел.    - Селена! - донеслось из гостиной. - Ты где? Ребята сказали - ты в доме!    - Тише, - предупредила хозяйка места, - я со Стеном.    В столовую вошли ребята из братства. Все сияющие.    - О, я тоже чаю хочу, - сказал Коннор, плюхнулся на стул и схватил чашку Джарри. - Селена, мы придумали кое-что. Только надо будет допросить Колра. Возможно, надо искать слова на старинном драконьем языке, а не на древнеэльфийском.    Мальчишки, тяжело дыша, словно после стремительного бега, обсели стол, бесцеремонно протягивая руки за пустыми чашками и наливая себе чай.    - Ты мне с пятого на десятое не объясняй, - велела Селена. - Подробней, пожалуйста. Что там с вашими языками?    - Мы ищем магический аналог записи устной речи, - начал объяснение Коннор. - То есть мы ищем такой артефакт, который будет собирать устную речь в себя, если найдём для него нужное заклинание. Но ведь старинные книги были не только на древнеэльфийском. Самые-самые древние писались на языке драконов. На древнем. Если мы сумеем вытрясти из Колра название такого артефакта на драконьем, то мне останется только прочитать книгу перед этим записывающим или запоминающим артефактом, он запишет а другие смогут послушать её, а если захотят, то и записать от руки. Мы с Бернаром уже проверили все древнеэльфийские слова - ответа я не слышал. Значит, книги на древнеэльфийском о таких накопителях нет. Жаль, Колр сейчас на уроке. Ничего, сразу после урока Бернар спросит его о словах, которые могут обозначать накопители памяти. Мы старику уже сказали, чтобы он не забыл про это. Ну, Бернару тоже интересно стало. Спросит.    - Накопитель памяти или информации, - задумчиво сказала Селена. - Но ведь синонимов к слову "накопитель" множество. Думаете, Колр вспомнит их все? Тем более - вы хотите, чтобы он вспомнил древний драконий язык.    - Ничего, - задорно сказал Мика. - Спросить не страшно. Хоть знать будем, есть такое или нет. Слушай, Селена, а кто у Кама? Мне казалось, наша малышня во дворе бегает, а сейчас послышалось, что кто-то хихикает.    - Берилл сегодня с дерева упал - в фартук Кама. Сидит у него, утешается.    - Берилл - в фартук Кама? - поразился Колин. И удивлённо добавил: - Я бы поверил, если б Ирма...    - С-слыш-шу... Там Люция, - сказал Хельми, прислушиваясь. - И эта... Кос-смея. Она тоже упала с-с дерева?    - Нет, она видела, как падает Берилл, и это произвело на неё неизгладимое впечатление! - смеясь, сказала Селена. - Ей тоже понадобилось успокоиться.    - А пошли - посмотрим! - загорелся Мика. - Они там, небось, Пирата запугали!    - Девочка-эльф - и у Кама? - задумчиво переспросил себя Мирт и улыбнулся. - Нет, Селена, я ничего против не имею. Мои, я знаю, там постоянно... Но она же взрослая. Неужели она... Посмотрим! - решительно сказал он и встал из-за стола. - Пошли спасать Пирата.    На цыпочках вся компания вместе с не менее любопытствующей Селеной подошла к занавескам и заглянула в просвет.    Кам, отвернувшись к окну, у подоконника продолжал драить кастрюлю. Космея сидела на скамье, с которой тролль явно поспешил сбросить постельное бельё. В руках девочка-эльф держала кошку, нисколько не возражающую против бережного и ласкового отношения к своей персоне. К ногам Космеи прислонился Пират, умильно глядя вверх, а Берилл и Люция старались удержать на весу крепких строптивых котят, которые яростно сопротивлялись временной несвободе. При виде рук малышей, быстро покрывающихся кровавыми царапинами, Селена охнула про себя и отпрянула от занавески. Нет, порезы, конечно, заживут быстро. Но видеть такое...    Она тихонько вернулась к столу, посмотрела на Стена, безмятежно спящего, несмотря на все грозы, прошумевшие над его головой, и снова отпила чаю. Постепенно и бесшумно снова присоединились к ней мальчишки.    - А ведь она очень сильный некромант, - вполголоса сказал Коннор.    - Откуда ты знаешь? - удивилась Селена. - Ты же вчера даже не понял, что она некромант.    - Мы с Бернаром поговорили сегодня, - рассеянно объяснил мальчишка, покачивая чашкой, будто положил туда варенья и размешивал, хотя чай был пустым. - Он рассказал, что в их военном соединении был некромаг, и он кое-что показал, чтобы остальные сильные видящие умели отличить обычную магическую машину от некромагической.    - А такие были? - поразился Мика.    - Были, но мало. По словам Бернара, они вырабатывали волны, которые убивали всё живое. Некромагов пришлось вызвать из их храма - на той, древней, стороне города. Их было мало - ну, из тех, кто практиковал что-то по-настоящему. Они быстро сообразили, как уничтожить такие машины, пока те не убили половину города. И, когда я сказал Бернару, что Космея...    - Ой, - тихо сказали от занавесок.    Космея при виде мальчишек от неожиданности встала на месте. Пришлось Бериллу и Люции упереться в её зад и протолкнуть её в столовую, отчего девочка ещё больше растерялась, застеснявшись. Мигом оценив обстановку, Селена строго сказала:    - Берилл и Люция - к Вильме. Быстро!    Схватив девочку-дракончика за руку, которая, впрочем, и не возражала, малыш-вампир бросился из столовой.    - Космея, садись с нами. А то пообещали тебе чаю, а не угостили.    Мальчишки потеснились за столом, и под их благожелательные улыбки Космея напряжённо села на пододвинутый стул.    Когда она несмело отхлебнула первый глоток, вышедший Кам, благо домашних не было, поставил на стол тарелку с лепёшками - перед Космеей. Мальчишки быстро, словно рассеянно, потащили лепёшки и, разломив себе по кусочку, оставили штуки две целые для девочки.    - Космея, ты говорила, что ходила в общеобразовательную школу, в начальные классы, - обратилась к ней Селена. - А бабушка учила немного магии. А чему именно она тебя научила - ну, чисто практически?    - Зажигать огонь, набирать силы, немного - передвигать мелкие предметы, - пожала плечами девочка-эльф. - Она не успела... Очень мало научила...    - То есть она учила тебя элементарному, - заключил Коннор. - Космея, ты согласишься, если я с тобой буду заниматься? Ну, кроме Бернара? Бернар тоже будет учить тебя элементарному, то есть всему, что должен знать эльф в твоём возрасте. А я отдельно - и по специализации.    Космея насторожённо взглянула на Селену. Мол, он шутит так?    - А... по какой специализации?    - Бабушка тебе ничего не говорила? - осторожно спросила Селена. - Хотя бы намёком, что у тебя есть необычные способности?    Прежде чем ответить, Космея облизала пересохшие губы, с усилием раздвинула губы в улыбке и с вызывающим легкомыслием ответила:    - Нет. Ничего. И какие у меня способности?    - Поговорим после, когда ты начнёшь учиться у Бернара, - сказал Коннор. - Когда будешь знать основы, тогда и поговорим.    - А ты кто - по специализации? - упрямо и с пренебрежением спросила Космея - и сжалась, словно боясь, что за смелость ей тут же попадёт.    А мальчишка вдруг рассмеялся. Он смеялся так весело, что братство откликнулось немедленно, и некоторое время Селена снисходительно смотрела на хохочущих мальчишек, пока не опомнилась.    - Эй, тихо! Стена мне разбудили!    Она только было потянулась к корзине, как Коннор встал и вынул младшего братишку, прижал к себе, покачивая.    - Ну и что - разбудили? - пробурчал он. - Зато мы с братом повидались. Ну и глаза у него... Эй, Стен, как живёшь? Хочешь, тебя с девочкой познакомим? Селена, может, ты скажешь, кто я по специализации?    - Космея, у тебя будет хороший учитель. Он у нас ходячая библиотека. Так что учебники тебе носить не надо будет. У Коннора прекрасная память. Тебе останется лишь записывать за ним лекции и обсуждать их прямо на уроке.    - Неплохо сказала, - изумился Коннор. - Спасибо, Селена.    - Мне тоже понравилос-сь, - подтвердил Хельми.    Ещё немного покачав Стена, Коннор передал его "маме Селене" и с друзьями побежал из дома на последний урок перед обедом.    Вернулись домашние, потом прибежали дежурные по столовой. Пока накрывали столы к обеду, Космея тихонько сидела за своей чашкой и время от времени отпивала чай.    - Космея, может, ты при мальчишках молчала? - решилась хозяйка места. - Мне кажется, ты знаешь свою магическую специализацию.    - Простите, леди Селена. - Космея аккуратно отставила чашку на поднос и подняла тёмные глаза. - Но я не знаю этого... и знать не хочу! Можно, я помогу вашим дежурным?    - Конечно, - сказала Селена, машинально покачиваясь со Стенькой Разиным. Ей хотелось в недолгом одиночестве поразмышлять о том, что произошло. Коннор не хотел, чтобы новенькая знала, что он убийца-профессионал. Понятно, почему. Да и не последняя у него это специализация. Но почему он промолчал про некроманта? Боялся спугнуть Космею? Или он боялся, что именно она убила тех патрульных? И не связаны ли слова девочки-эльфа о том, что она знать не хочет о своей специализации, именно с этим её деянием? Может, она не справляется со своими способностями и оттого ненавидит их?    Вопросов много. Добраться бы до ответов. Рассеянно глядя, как быстро Космея бегает вместе с дежурными по столовой, хозяйка дома подумала, что сегодняшняя ночь даст ответы на некоторые вопросы...    Первый ответ она получила вскоре после того, как оставила корзину с накормленным Стеном на веранде и вышла приглядеть за малышами.    Во двор въехала машина. За рулём сидел Александрит, рядом с ним - Джарри, ходивший открывать ему калитку в изгороди.    С Александритом всё хорошо. Значит, Люция переживала из-за ночной поездки?       6       За обедом Селена поглядывала на стол, за которым в девичьей компании сидела Космея. За девчонкой-эльфом было и смешно наблюдать, и грустно.    За тем же столом сидела Ринд - девочка-оборотень, о чём Космея уже знала. Легко разговаривая с Ринд, Космея время от времени замолкала, озадаченно глядя на неё, и даже затихала, уходя от разговора. Её не теребили: состояние новичка, которому всё нужно понять и принять, хорошо знакомо всем. Но сама беседа за столом - дело привычное. И, сами того не желая, но разговаривая об интересных или просто любопытных вещах, девочки постепенно снова втягивали Космею в общий разговор - настолько увлекательный, что девочка-эльф не замечала, что снова оживлённо беседует с Ринд. К концу обеда Космея перестала обращать внимание, что легкомысленно болтает с оборотнем. У Селены от сердца отлегло... Но после обеда Ринд удалось удивить новенькую. Остальные-то привыкли... Кивнув Космее, она встала из-за стола и отправилась к столу для взрослых. Не дошла. Вилмор встал и, легко похрамывая, пошёл к ней. Словно мимоходом поцеловав её, он, уже вместе с девочкой-оборотнем, поспешил к выходу. Малыш Фаркас требовал не меньшего внимания, что и младенец Стен.    Космея, сначала вскинувшая брови на Вилмора, обедавшего за столом взрослых - рядом с Джарри, проводила пару таким изумлённым взглядом, что Азалия склонилась к ней и с тихим смехом что-то сказала, кивая на Анитру. Та недовольно сморщила губки, но не выдержала, заулыбалась и бросила взгляд на Александрита. Тот как раз поднял глаза - и тоже улыбнулся ей... Анитра потупилась, а потом, благо сидела с другой стороны от Космеи, тоже склонилась к ней и, стрельнув глазами в Азалию, быстро проговорила что-то. Азалия вспыхнула, смеясь и закрывая лицо ладонями. Правда, на Корунда, который то и дело поглядывал на неё - сели-то так, чтобы видеть друг друга! - она смотреть не стала.    Но атмосфера влюблённости за этим столом так и цвела. И, кажется, её флюиды здорово проняли и Космею. Сначала она с завистью посматривала на соседок, а потом вдруг выпрямилась, будто прислушиваясь к чему-то за собой. Селена, заинтересованная, мгновенно взглянула проникающим взглядом. От стола братства за Космеей, которая сидела к ребятам спиной, исподтишка следили двое. Один - задумчиво, другой с насторожённостью. "Хм... - сказала себе хозяйка дома. - Надеюсь, это просто симпатия..."    Александрит закончил рассказывать о поездке в город с Сири. Будучи очень миролюбивым, в отличие от многих других вампиров, привычный отмалчиваться при нападках, парень довольно шутливо упомянул о паре эпизодов, когда пришлось выдержать от оборотня почти оскорбления.    Братство пересело за стол взрослых, едва его освободил Вилмор, а затем и Хоста, которая поспешила уйти в учебный дом - пообещала помочь Аманде с экспроприированными куртками.    - Тебе пора заниматься у Колра, - сказал Коннор Александриту. - Ты можешь не драться потом, но будешь гораздо уверенней. А сидеть и играть в молчанку, мне кажется, только раззадоривать Сири ещё больше.    - Согласен, - сказал Джарри. - Этот Сири - он только ищет повода придраться к чему-нибудь. Поэтому, чисто на всякий случай, надо научиться давать отпор.    - Я просто не успеваю, - пожал плечами Александрит. - Из своей мастерской выхожу, только чтобы добрести до кровати и свалиться. Столько заказов... Ученики есть, но пока существует спрос, надо гнать изделия.    - А ты попробуй ходить со мной, - предложил Корунд. - Одного часа тренировок в день будет достаточно, чтобы чувствовать себя иначе. Сири ведь чувствует, что ты спокойный. Именно это его бесит. А если к твоему спокойствию присоединится уверенность в силах - он не будет злиться напрямую. И, если не возражаешь, я бы тоже хотел стать твоим учеником. Хотя бы на подхвате. Мне не хватает деятельности, и я бы тоже хотел делать что-то ещё, кроме как возиться с машинами.    Корунд помогал жителям деревни восстанавливать машины, которые, мягко говоря, были не на ходу за три года прозябания в деревенских подземных гаражах.    - О, - спохватилась Селена. - Пока мы не свернули с разговора о делах, я бы хотела, чтобы вы, Александрит, посмотрели, как рисует новенькая девочка - Космея. Она сказала, что училась рисованию и умеет рисовать не только на бумаге, но и по дереву.    - У меня есть лакокраски, - нахмурился Александрит. - Надо бы посмотреть, как она ими работает.    Быстро договорились, что Селена чуть позже персонально познакомит Космею с Александритом, а дальше пусть он сам приведёт девочку вместе с остальными ребятами в мастерскую. С учениками Александрит был строг: без него в мастерскую никто не входил.    - А ведь ушёл от ответа, - усмехнулся Коннор, - будешь ли ходить к Колру...    - Хорошо-хорошо! - поднял руки Александрит. - Я попробую. Но систематически посещать его занятия мне недосуг.    - Если только они тебе не понравятся, - поддел Мика.    - Ладно вам, - остановила загомонившее братство Селена. - Мне вот хочется знать насчёт посевной. Правда, что у нас всё к ней готово?    - Селена, да не заморачивайся ты этим! - с досадой сказал Мика. - У нас всё готово. Джарри, скажи, да?    - А я разве тебе не говорил? - озадачился семейный и смущённо улыбнулся. - Замотался, видно...    Теперь Селена успокоилась и скомандовала выходить из столовой: последние сидящие мешали дежурным убираться. По дороге в гостиную Коннор догнал Селену и, пристроившись рядышком, вполголоса спросил:    - Ты не спрашивала у Космеи, почему у неё такие короткие волосы?    - Нет, не спрашивала. А это что-то должно значить?    - Не знаю, - как-то уклончиво сказал мальчишка. - Просто я не привык, что у девочки-эльфа они такие короткие.    Что-то в его ответе царапнуло Селену, и она решила: как только выдастся удобный момент, она обязательно спросит Космею о волосах.    Момент выдался почти сразу. И спрашивать не пришлось.    Для некоторых обитателей Тёплой Норы час между обедом и "тихим сном" - последнее занятие в школе. Остальные разбегались - кто посидеть в гостиной, кто - побегать на детской площадке, а кто-то сразу уходил в мастерскую Александрита или Мики, а то и в сарайчик с козами к Вилмору. Травники, например, любили посидеть в теплице... Вильма вывела было своих "ясельников" на улицу, чтобы потом крепче спали, но через пару минут "ясли" в полном составе с писком ворвались в дом. Начался обещанный Веткиным дождь - вроде и мелкий, но густой. Малышня посбрасывала уличную одёжку прямо у порога в гостиную. Первой огляделась Ирма.    - Азалия!! - Победный вопль заставил всех спокойно беседующих вздрогнуть.    Азалия сидела в кресле - лицом к Космее, уже пришедшей из мастерской Александрита. Сначала девушка-эльф рассмеялась, а потом, шутливо вздохнув, развернулась к бегущей волчишке. Ирма без сомнений залезла к ней на колени и подставила голову.    - На!    Снова посмеявшись, Азалия взяла со столика, из коробки с карандашами и другой мелочью, расчёску и стала осторожно причёсывать косматую волчишку.    Чтобы заставить своевольную Ирму ухаживать за своей буйной гривой, Селена немало поломала голову. И сообразила. Взяла у Аманды метра полтора обычной бельевой резинки, нарезала небольшие полоски, чтобы можно было, скрутив узелок из кончиков, сделать обычные мягкие колечки для волос. А затем направилась к Мике с предложением прицепить к колечкам какие-нибудь яркие висюльки-"бусики". Первой, на ком испытали нововведение, стала сестрёнка Мирта - Оливия. При виде пышного светловолосого "хвоста" маленькой подружки, который был увенчан поблёскивающими "бусиками", очарованная Ирма немедленно согласилась, что и ей нужна новая причёска. Пока с волчишкой экспериментировали и так и этак, Селена вспомнила о сумке, с которой явилась из своего мира. Мике были показаны вынутые из её недр "невидимки" и приколки, в которые тоже можно воткнуть какую-нибудь красоту. Перед "красотой" Ирма не устояла и теперь время от времени распускала толстые косички или "хвосты", чтобы ей придумали новую причёску, в которую можно и вплести ленточки, и вколоть украшения.    Пока Азалия возилась с её волосами, Ирма цепко оглядела гостиную и обратила внимание на новенькую:    - Космея, а почему у тебя волосики короткие? - звонко вопросила волчишка. - У Оливии длинные и у Азалии. У нас гостила Роза из города - у неё волосы до пола! Чуть в кустах не запуталась! А тебе длинные не нравятся?    Коннор, только что вернувшийся из мастерской Мики и тихонько сидевший с корзиной Стена на коленях, замер, опустив глаза.    Негромко, но отчётливо, лишь слегка помявшись перед ответом, Космея сказала:    - Я люблю длинные. Но месяц назад я уронила на себя банку с тёплой смолой. Одна коса... - Она прерывисто вздохнула, но упрямо закончила: - Пришлось резать обе.    - Жа-алко, - протянула впечатлительная волчишка и тут же предложила: - Хочешь, я тебе красивые бусики подарю? Мне Колин ещё сделает!    Космея часто-часто заморгала и, взяв со столика забытую там лииру, начала настраивать инструмент. Ирма, уже знавшая, что эльфы-подростки умеют играть на лиире простенькие мелодии, затаилась на коленях Азалии в ожидании. Под пальцами девочки-эльфа и в самом деле появилась на свет привычно безмятежная песенка. Эту "Летнюю песню" уже все знали и любили в Тёплой Норе. Следуя мелодии, тихонько замычала Ирма, потом подошла к Космее Оливия. А когда музыкантша закончила, присутствующие стали просить её сыграть что-нибудь ещё. Она бы и начала - кажется, игра на лиире спасала её от слишком горестных чувств, но тут на пороге гостиной появился Колин, озадаченно дёргающий свои тёмно-рыжие вихры.    - Мирта никто не видел?    - Он был у Мики, - отозвался Коннор. - А что?    - У Мики его нет. С Гарденом плохо. Он опять с Орваром.    - Скажи Орвару, чтобы шёл сюда, - велел Коннор. - Здесь народу много - Гарден сразу успокоится.    Колин исчез за дверью, потом послышались плохо различимые голоса.    - Гарден снова боится? - вздохнула Оливия.    - Ничего, Оливия, - подбодрила её Селена. - Ещё немного времени пройдёт - и с братом всё будет хорошо.    С Гарденом иногда случались странности: время от времени мир эльфийской магии забирал его на свой край, на опушку своего леса, мальчишка снова слеп и в реальном мире мог существовать только благодаря Орвару. Бернар, который, как оказалось, вёл дневник, неожиданно даже для себя заметил, что магическая слепота мальчика приходилась на изменение погоды. Первое, что помогало, - и впрямь большое количество народа, а второе - Коннор.    Коннор быстро встал и передал корзину с младшим братом Селене, а сам открыл дверь, пропуская Орвара, за плечо которого держался Гарден. С порога Орвар стал оглядываться.    - Я здесь, рядом, - позвал его Коннор.    Селена перехватила удивлённый взгляд Космеи сначала на Орвара, который никоим образом не выглядел эльфом, затем на Гардена, который так расфокусированно смотрел в никуда, что было ясно - он ничего не видит. Истории всех ребят Тёплой Норы девочка-эльф пока не знала. Так что просто насторожилась, видимо, воспринимая Гардена как заболевшего, тем более что реплики ребят немного указывали на это. Но затем, присмотревшись к Гардену, который легко теперь шёл за своим поводырем, она обернулась к Коннору. Тот уже стоял у диванчика, дожидаясь двоих. Колину, маячившему на пороге, он напомнил:    - Мирта поищи у Бернара. С ним быстрей будет. А пока Орвар посидит с Гарденом здесь. Может, у него само пройдёт.    Колин бросил довольный взгляд на причёсанную Ирму (та в ответ показала язык) и ушёл.    Орвар медленно присел на диванчик и вздохнул:    - Урок пропускаю.    - Опоздаешь немного - и всё, - хмыкнул Коннор, присаживаясь рядом и под присмотром подошедшей Оливии перекладывая с его плеча на своё ладонь Гардена.    - Спасибо! - вскочил обрадованный мальчишка и быстро побежал к выходу.    Космея немного посидела, хлопая глазами на происходящее, а потом подошла к Селене. С любопытством заглядывая в корзину, на спящего Стена, девочка тихо спросила:    - А что с Гарденом?    - Ну-у... - протянула Селена, не зная, как в двух словах объяснить довольно сложное... явление. - Когда его родители погибли, они успели присоединить его к краю магического леса - в эльфийском мире. Не будучи инициированным, он мог продержаться живым во время войны только таким образом. Но подчинил при этом Орвара, чтобы руководить им оттуда, из эльфийского мира. Прости, Космея, более подробно объяснить не смогу. Это и правда очень сложно. Мы выручили и Орвара, и Гардена, но время от времени мир эльфийской магии зовёт его. И вот результат. Ничего, сейчас найдут Мирта, и Коннор вытащит Гардена оттуда.    - А... как?    - Не знаю.    - Но почему вы думаете, что Коннор с Миртом вытащат Гардена? Ведь мир эльфийской магии - он... - Космея растерянно хлопала глазами. - Ну, Мирт - я понимаю, он эльф, но...    Селена внезапно догадалась.    - Мирт инициирован, - объяснила она. - Он уже принадлежит миру эльфийской магии. А поскольку его инициировал Коннор (так уж получилось), то совместно они умеют делать некоторые странные для других вещи.    - Коннор? - поразилась девочка-эльф. - Но ведь он человек?    - Ну, я предупреждала тебя, что он не совсем обычный человек. Даже для мага. - Селена немного помолчала и спросила: - Тебе четырнадцать. Ты не инициирована? Тебе же рано ещё?    - Рано, - неохотно ответила Космея. - Но ведь и Мирту не больше четырнадцати. Как же он... Почему его инициировали?    - Инициация началась стихийно, - вспоминая, проговорила Селена. - Он все три года войны бродил по пригороду, многого нагляделся. Любой случай мог заставить его понервничать - и начать подсоединение к миру эльфийской магии. Нам повезло, что в тот миг рядом с Миртом оказался Коннор, который взял на себя часть инициации. Ты-то, наверное, знаешь, что для эльфа подсоединение проходит довольно тяжело. Азалия, вон, хоть и в канун восемнадцатилетия прошла инициацию, но процесс был болезненным даже для неё. А уж стихийное, когда никто, в том числе и сам эльф, не понимает, что происходит, - это вдвойне страшно.    - Вот как... - пробормотала Космея, не сводя глаз с Коннора, который спокойно сидел, время от времени косясь на ладонь Гардена на своём плече. - Значит, раньше Гарден видел глазами Орвара, а теперь - глазами Коннора?    - Ты правильно поняла, - подтвердила Селена.    - Космея, иди к нам! - позвала Азалия. - Мы тут для тебя кое-что придумали!    Девочка с такой явной неохотой встала, что Селена забеспокоилась: разговор об инициации, показалось ей, вышел из области простого любопытства и был очень важен для неё. Но чем? Тем не менее, Космея подошла к звавшим её. Через минуту девочка-эльф с ошеломлённой улыбкой рассматривала себя в зеркале, а рядом крутилась и хихикала придумавшая всё волчишка: в коротких волосах Космеи блестел, кажется, ободок или обруч с висюльками-бусиками по вискам.    Глядя на радостную девчоночью компашку, осчастливившую Космею, Селена снова машинально покачивала корзину и встревоженно думала, почему новенькую так взволновала история с эльфийской инициацией. Насколько хозяйка места сумела понять, Космею больше заинтересовала часть истории с Миртом и Коннором, чем поразительное происшествие с родителями-призраками и Гарденом... Под руками недовольно заворчали, и Селена вытащила Стеньку Разина из корзины. Затем, определив, что придётся унести его в личную комнату, снова уложила в корзину и ушла. Что было дальше в гостиной, она уже не знала. Только, чуть позже заглянув в общую комнату, отметила, что Гарден, сидя рядом с Миртом, спокойно болтает с Оливией. Чуть в стороне сидела Космея, приглядываясь к Мирту, а в уголке, замаскированном декоративным кустом, который цвёл весь год влажно-алыми цветами, прятался Коннор и следил за девочкой-эльфом.    ... После "тихого часа", выполняя своё обещание, Селена спросила у Космеи:    - Насколько я поняла, ты собираешься остаться в Тёплой Норе?    - Да.    - Ты согласна выполнять те работы, которыми здесь заняты все?    - Дежурить?    - Не только. Ты говорила, что умеешь рисовать по дереву. У нас есть мастерская, в которой работает Александрит - ты видела его в столовой. Не хочешь помочь ему с росписью мебели, которую делает он и ребята?    Девочка замялась. Хозяйка места даже удивилась. Ведь до недавнего времени Космея, в общем-то, не возражала против помощи в доме. Может девочка считает, что её принуждают? И надо объяснить конкретней, в чём будет заключаться работа?    - Мебель, которую делает Александрит, даёт нам возможность покупать продукты и вещи в городе. Ведь для нас, для деревни, продукты стоят дорого, так как у нас нет карточек, которыми пользуются горожане. Если ты будешь расписывать...    - Леди Селена... - осторожно перебила Космея. - Я не возражаю, но Александрит... он ведь вампир?    Так. Предубеждение против вампиров понятно. Селена задумалась. Вспомнила.    - Но ты же не возражала болтать с Микой?    - Что? - удивилась девочка. - Мика - вампир?    - И Берилл, с которым бегает Ирма. Кстати, Александрит - его брат. Во время войны они были разлучены. Встретились только здесь, причём, не при самых благоприятных обстоятельствах. Александрит - горожанин, но ради брата остался здесь, в Тёплой Норе. Если ты и впрямь не захочешь работать с ним - я пойму.    - Но с ним работают и другие ребята? - Девочка явно колебалась.    - Давай, сделаем так, - предложила Селена. - Я приведу тебя в мастерскую. Если тебе покажется неуютным в ней даже среди ребят, мы вместе покинем её.    - Ты будешь со мной, пока я там? - пожелала увериться Космея.    - Конечно.    И они пошли в мебельную мастерскую - утеплённый сарай, крепко пропахший свежераспиленным деревом и клеем. Александрит, который был слишком занят, чтобы подробно объяснять, предложил девочке-эльфу полированную доску и кисть с банкой.    - Рисуй, что хочешь. Из моих пожеланий - растительный узор, - быстро сказал Александрит и бросился в другой угол: - Хаук, не трогай эту дверцу!    Космея постояла-постояла, с недоумением глядя на кажущийся беспорядок в мастерской, а потом оглянулась на терпеливо ждавшую Селену и присела на предложенный стул. Доску она положила себе на колени и принялась за работу. Селена сначала недоверчиво следила за движением её кисти, но возникающий узор - куст с цветами и плодами - заворожил её.    Когда Космея положила кисть на открытую банку с лаком, вставший за спиной Александрит задумчиво сказал:    - Если ты будешь расписывать дерево, мы будем больше выручать за мебель.    - Я не собираюсь быть тунеядцем и сидеть на вашей шее, - неожиданно строптиво заявила девочка.    - Прекрасно, - спокойно принял её заявление парень. - Сейчас можешь отдыхать, но к завтрашнему дню ты получишь гораздо большее поле деятельности. Спасибо.    Селена с облегчением взяла Космею под руку и вывела её из мастерской.    - Ну что? Александрит не такой страшный, как представлялось? - улыбаясь, спросила она.    - Нет. Я буду ходить в мастерскую, - твёрдо заверила её Космея.    - Ты не забудь, что, если устанешь, всегда можешь сказать об этом Александриту, - посоветовала Селена. - Он и так обычно ребят мало держит в мастерской. А ты ещё и с красками будешь работать. Не стесняйся отпрашиваться, если передышишь лаками. Он сразу отпустит.    - Спасибо...    - Космея! - К ним бежала Ринд. - Меня Бернар послал! Ты должна прийти к нему на урок, чтобы он проверил, что ты знаешь, а чего - нет.    Космея ойкнула и вместе с развернувшейся девочкой-оборотнем помчалась к учебно-гостевому дому. Селена, внимательно наблюдавшая за нею, заметила, что девочка-эльф оглянулась на Тёплую Нору - на окна второго этажа. Ясно: вспомнила о наследстве, упрятанном, как и обещал Джарри, в тумбочку. Не улыбнулась. Но на лице успокоение.    Селена немного постояла во дворе, забывшись - держа ладонь подставленной мелкому, уже уходящему дождю. Разбираться ни в чём не хотелось. Космея оказалась ларчиком с тайнами и загадками. Возможно, разбираться и не придётся: растает в Тёплой Норе и сама всё расскажет, когда поймёт, что некоторые проблемы можно решить, уже полагаясь не только на себя. Селена вздохнула. Многим из ребят их проблемы кажутся в их возрасте такими нерешаемыми, такими тупиковыми... Пока же с Космеей хорошо то, что она начинает чувствовать себя востребованной - и, главное, на равных со всеми.    - Не замёрзнешь? - спросил Джарри, подошедший бесшумно. И накинул на её плечи куртку. - Я тебя в окно увидел, - ненужно объяснил он.    По этой куртке Селена, чуть улыбаясь, поняла, что и он не прочь постоять во дворе хоть пару минут. Рядом с нею. И шагнула ближе к нему, чтобы обнял.    - Иногда хочется пожаловаться, как Ирма... - задумчиво начала она и усмехнулась. - Нет, не как Ирма. Ирма, если жаловаться начнёт - всех утопит в слезах и в крике.    - Тогда как кто? Как Айна? - спросил Джарри, покачиваясь вместе с нею. Селена ещё подумала, что он ведёт себя с нею так, как она со Стенькой Разиным. Не хватает только корзины, куда её можно засунуть и покачать, тетешкая. Она снова улыбнулась.    - Не знаю. Айна никогда не жалуется. Очень спокойная. Скорее, как Далия - сестра Сильвестра. Она любит побурчать, если что...    - Побурчи, - попросил Джарри. - Любопытно услышать, как это у тебя получится.    - Не получится, - вздохнула Селена. - Некогда. Видел - дверь открылась? Что-то мне кажется, Коннор вышел.    - А ты позови - может, откликнется? Тогда и казаться не будет.    Селена приспустила с пальца блокирующее кольцо. "Коннор, мы здесь, рядом с сарайчиком для коз..." Невысокая фигурка в пасмурной теми деловито зашагала к ним.    - Хм... - сказал Коннор, с любопытством разглядывая, как они стоят. - А к вам можно присоединиться?    - Давай, - сказала Селена и распахнула полы куртки. Мальчишка прижался к ней.    - О чём говорили?    - Обо всём. Не успела только рассказать Джарри, что ты прятался от Космеи.    - Я не прятался.    - Расскажешь?    - У меня пока данных мало, чтобы быть уверенным, - невозмутимо ответил мальчишка, и Селена не выдержала и захихикала.    - Зато ты хихикаешь, как Ирма, - заметил Джарри, улыбаясь.    - Селена, а о чём вы с ней говорили?    - Её удивили Гарден с Орваром. Потом болтали об инициации. Этот факт ложится в картину твоего представления о ней? - спросила Селена, намеренно говоря деловым языком. - Или этого тоже мало? Хотя я и без этого чувствую себя шпионкой, передающей тебе сведения о противнике.    - Инициация... Интересно, - задумчиво сказал Коннор. - А что её больше в этом интересовало?    - Ну, она спрашивала, почему инициирован Мирт.    - Прости, Коннор, вмешаюсь, - серьёзно сказал Джарри. - Но то, что ты о Космее думаешь... Она не опасна для нас?    - Не знаю. Я кое-что понял о ней, но как связать всё? - Мальчишка пожал плечами. - Джарри, а ты вставил ветровое стекло?    - Скорее - мы вставили. Пришёл, как обещал, Колр и помог.    - Значит, всё как обычно. Сколько ты комплектов приготовил на этот раз?    - Пять. Теперь остались самые маленькие. В машине спрятать нетрудно - на тот случай, если остановят. Да, всё как обычно: ужин, вечерние посиделки, сон до полуночи - и едем в город. Рамону я уже звонил. Он сказал, что всё нормально - и можно ехать.       7       Полночь.    Время охотничьих Сновидений. Время растущих Деревьев и тёмных Птиц.    Машина украдкой, словно опытный вор, выехала из деревни.    Чёрный дракон почему-то на этот раз уступил место рядом с водителем, с Джарри, Корунду. А сам устроился в салоне, в углу, на краю скамьи. Спрятался - решила удивлённая Селена. Да так хорошо, что мальчишки на него внимания не обращали, как будто Колра рядом и нет. Братство и Эрно обсуждали учебный день и работу в мастерских, а Корунд слушал их, изредка вставляя насмешливые замечания. Старший сын Колра, насколько заметила хозяйка места, даже не взглянул ни разу в угол с отцом, хоть и сидел напротив. Селена поняла, что дракон кем-то из ребят заинтересован, и попыталась сообразить, на кого смотрит Колр. Умения пока не хватало - определять невидимое направление мысленного внимания. Раза два она порывалась спросить у чёрного дракона, но боялась - помешает его наблюдениям.    Правда, когда машина въехала на мост, давно расчищенный для проезда от автосвалки, заросшей когда-то кустами и травами, Коннор, сидевший рядом с Эрно, скосился на чёрного дракона и с любопытством спросил:    - Я так грубо всё сделал, что сразу видно?    - Нет. Это тонч-чайш-шая работа. Я не понимаю - зач-чем.    Коннор хмыкнул, кажется, не собираясь отвечать на вопрос.    Селена, которая сидела, поглядывая в окошко напротив, не скрылся ли за тучами Белый Светильник, поняла, что должна вмешаться.    - Джарри! Останови.    На последних метрах к дороге машина остановилась.    - Насколько я помню, мои права хозяйки места распространяются на всех, кто живёт рядом со мной. Даже если мы вдалеке от дома. Колр. Коннор. Будьте добры объяснить мне, что происходит.    - Селена, да ничего такого! - удивился Коннор.    Селена промолчала, и мальчишка уже недовольно сказал:    - Я подкорректировал своё пространство, чтобы оно было идентичным с пространством Космеи. Есть у меня одна мысль, и мне хочется проверить, прав ли я.    Тишина в тёмном салоне, где все пассажиры прекрасно видели друг друга, благодаря магическим умениям, была недолгой. Привычная к стрессовым ситуациям, Селена определилась сразу.    - Коннор, успокой меня. Это нам и сегодняшней поездке не повредит? Ты можешь дать твёрдую гарантию, что с твоими экспериментами наше дело будет выполнено? И мы благополучно вернёмся домой?    Снисходительно до сих пор улыбавшийся мальчишка замер, глядя на неё... Улыбка медленно опала. Коннор опустил глаза, раздумывая. Остальные ждали. Не выдержав паузы, Селена сказала:    - Коннор, я чувствую себя виноватой, что порчу тебе твой интерес, но...    - Нет, не надо, - заторопился мальчишка. - Ты права. Я не подумал, чем это может грозить. Всё, я убираю соответствие Космее. Колр может подтвердить.    - Подтверждаю, - раздалось из темноты.    Мотор снова завёлся, машина качнулась, переваливаясь с моста на первую пригородную дорогу. Селена посидела немного в молчании, потом не выдержала - протянула руку дотронуться до Коннора. А он взял - и пожал ей ладонь. Селена выдохнула. Не сердится. Просто ещё раз вспомнил, что не просчитывает будущее и последствия своих поступков.    По обеим сторонам дороги - редкие, но яркие огни. Эльфы из состоятельных начали застройку пригорода ближе к реке, восстановление своих поместий. Пока строек маловато, как мало и тех, кто не боится на них работать. Хоть при каждой - сильная охрана. Мародёров много. Покушаются даже на обычный строительный материал. А поскольку бандиты орудуют чаще бандами, то приходится опасаться многого. Рамон как-то сказал, что пару раз ездили по вызову - чуть не в военные действия влезли. Сири не боится. В отличие от своего шурина, это оборотень готов драться с кем угодно. Думая о Сири, Селена поймала себя на мысли, что улыбается. Ну, такой он. Что ж делать?.. Правда, эта её снисходительность пропадёт, коснись драчливость Сири безопасности деревни и её жителей. О чём она тоже помнила.    Мимо штаба Чистильщиков проехали, не останавливаясь. Успели с ними до выезда поговорить через диск. А заходить рискованно: вдруг у них какая-нибудь проверка - из тех, на которые часто жалуется Рамон?..    С картой сверились ещё раньше, в границах деревни. На этот раз решили ехать не привычной дорогой справа. Уже хорошо знакомый переулок, подсказанный Чистильщиками, проскочили легко, и по ночным, свободным от движения дорогам помчались стремительно. От внимания патрулей и полицейских, поскольку сильные маги в эти службы не попадали, Колр и Джарри обнесли машину довольно сильным заклинанием.    Перед тем как начать работу, Селена велела Колру и Коннору прослушать город: нет ли в его пространстве той странной расколотости, которую они почувствовали вчера, уезжая?.. Её заверили, что пространство спокойное и целостное.    На первый комплект отклика не получили. Хоть и выждали полчаса по прежней договорённости.    На второй откликнулись - причём недалеко. Все попрыгали в машину и поехали навстречу владельцам родовых артефактов. Когда определились с расстоянием и временем, нашли удобный переулок, быстро очистили его заклинаниями-запретом для всех, кроме несущего определённое излучение магии. Владельцем оказалась высокая женщина-эльф. Они оказалась смелей предыдущих. Её машина хоть и остановилась поодаль, но шла она забирать семейные ценности уверенно и без капли сомнений. После чего сразу уехала.    Из этого же переулка уловили отклик со стороны древней части города. Прежде чем ехать навстречу, снова проверили первый комплект. Глухо. Поехали по направлению последнего отклика. Ехать пришлось долго. Определившись со временем и расстоянием, Джарри сказал, что двое медленно идут им навстречу. Точно без машины. Даже не идут, бредут. Колр вслушавшись, уточнил: старики.    Снова трое уселись на дорогу, а остальные спрятались в подвал ближайшего дома - наблюдать через подвальные окна.    Этот эпизод стал самым душераздирающим для Селены. Наревелась всласть.    Только трое сели на страже, в переулок вошли. Как и было сказано - двое. Старик и старуха. Они опирались друг на дружку и брели еле-еле. Часто останавливались. Но виде троих на дороге старики встали и некоторое время не двигались. То ли испугались, то ли запыхались и надо было отдышаться...    Но родовая магия влекла, тянула-таки к себе. Они неуверенно прошли несколько шагов, после чего Коннор резко встал, взял коробку с комплектом и пошёл им навстречу. Коробка (помнила Селена) была лёгкой: несколько оберегов и несколько книг. Мальчишка сунул коробку прямо в руки эльфа повыше - видимо, старика. Тихо и неразборчиво сказал. Старуха прижала руки к лицу. А старик что-то ответил, и Коннор прямо на его руках открыл коробку. Старик взял несколько вещей; полистал, не вынимая из коробки, книги в свете огонька со своей ладони. Пожал плечами, ткнул остальное назад, в руки мальчишки, и покачал головой. Коннор переспросил. Тот кивнул, взял старуху под руку, помогая ей развернуться. Они пошли из переулка, а мальчишка с коробкой в руках смотрел им вслед.    Когда к Коннору подошли, он безжизненно сказал:    - Они последние из рода. Взяли только обереги. Книги оставили. Когда я спросил - может, передать книги наследникам не по прямой линии, они сказали, что умерли или погибли все, кого они знали. Слишком давно украли у них эти вещи.    - Джарри, - тоненьким голосом попросил Колин, - давай довезём их до дома?    - Я с-соглас-сен, - поспешно сказал Хельми. - Пожалуйс-ста, Джарри. Они о нас-с вс-сё равно никогда не узнают.    - Как с-скажет хозяйка мес-ста, - безучастно напомнил Колр.    - Да, - только и смогла выговорить Селена.    Машина догнала двух стариков, и Селена вышла пригласить эльфов в салон. Те заколебались, но согласились. Мальчишки помогли войти им. Старик сказал, куда ехать. Тишина в салоне была доброжелательной. Эльфы спокойно восприняли разношёрстную компанию, хотя Селена сразу почувствовала, что их всех чуть не просканировали.    Остановились у высотного дома и помогли выйти. Не стали спрашивать, почему они здесь живут. Есть угол - и ладно. Высыпали попрощаться все, несмотря на то что в дороге ни слова не прозвучало. Старуха, перед тем как повернуться, вдруг подняла руку и погладила Селену по мокрой щеке.    - Не плачь, девочка. Судьба такая...    И как она разглядела в темноте? Селена напомнила себе: эльф же, всё видит. Только сама остановила эту морщинистую ладонь на своей щеке, пусть на мгновения, ободряя - пусть и со слезами. Эльфы повернулись, пошли к подъездной двери.    Следующему эльфийскому роду удалось продержаться и без своих артефактов. Видимо, и других много было. Но, доехав на машине, к маленькому комплекту бежали так, словно эти последние и самые необходимые. Трое взрослых мужчин. Что и стало для команды раздающих показателем сильного рода. Мужчины даже осмелились подойти к стражам их потерянного когда-то имущества, чтобы задать вопрос. Присутствие дракона заставило их быть вежливыми и зря не махать руками.    - Откуда у вас эти вещи?!    - Отобрали награбленное, - глухо ответил Джарри, не поднимая головы. - Раздаём.    Один из мужчин пытался узнать подробней, но другие оттянули его от стражей - так торопились вернуться и рассмотреть внимательней возвращённые старинные артефакты и книги.    Когда они уехали, команда раздающих снова попробовала на отклик первый комплект.    Полчаса тишины.    Чтобы отрешиться от горьких дум, Селена печально думала: погулять бы по древнему району города. Уж там-то здания выразительней и оригинальней, чем эти однотипные коробки. Может, есть красивые замки... Храмы всякие... А ещё лучше - погулять бы там с детьми из Тёплой Норы. Ну, может, не сразу всех туда отвезти, но чтобы они все посмотрели. Типа экскурсии устроить. Только... можно ли?.. Она понимала, что несправедлива к современному городу. Надо видеть его лучшие места, его красивейшие здания, которых наверняка в городе много, прежде чем давать им какую-то оценку. Но старательно думала о постороннем, лишь бы снова не разреветься.    Спустя полчаса поднялись с дороги трое, вышли из подвала остальные. Постояли, молчанием почтили ушедших в небытие.    Договорились отдать осиротевшие, беспризорные книги Бернару. Или оставить в библиотеке учебно-гостевого дома. Что, впрочем, одно и то же.    Четвёртый комплект отдали супружеской паре - около двух ночи. Тоже ближе к древней части города.    Перед отъездом на всякий случай решили ещё раз проверить первый комплект. Уже никто не садился на дорогу. Никто не прятался в подвалах. Даже не закрывали заклинаниями переулок. А вдруг представители этого рода настолько слабы, что преграда от посторонних мешает им уловить магию своего рода?    Но вместо отклика почуяли другое.    Первым насторожился чёрный дракон, который с начала пути по городу чутко прислушивался ко всему. Селена заметила, как он резко повернул голову к другому выходу из переулка. Потом - Коннор. Он - наоборот, опустил голову, словно ему так легче слушать пространство.    - Опять что-то с пространством? - прошептала Селена, вставая рядом с сыном и стараясь разглядеть опасность.    Все постепенно собирались в плотную группу и смотрели только в одну сторону.    Через мгновения выяснилось, что самыми беззащитными в их компании оказались птенцы Колра.    Первым рухнул Эрно. Он упал так резко, будто сломавшись пополам, что разбил бы голову, не будь рядом Колина. Тот почти одновременно, с опозданием на мгновение, бросился к нему, потоптался, удерживая тяжёлое тело, и грохнулся рядом, потому что не выдержал веса подростка старше себя. А ещё бросился под обоих падающих мальчишек Мика. Все свалились так, как учил на тренировках Колр. И Эрно остался жив.    Изумлённый Колр только обернулся.    Джарри бросился к Корунду, который успел дёрнуть руку к сердцу и тоже падал. Боевой маг поймал его, схватив за подмышки, в полуметре от асфальта.    Ничего не понимающая, ошарашенная скоростью происходящего ужаса, Селена вздрогнула: стоящий слева Мирт издал странный звук, похожий на короткий стон, и начал заваливаться в её сторону. Она бросилась к нему, одновременно скривившись от болезненного укола в сердце. И в этот момент Коннор закричал:    - Мика, Колин, не вставать! Ложитесь! Все ложитесь!    Ни секунды не сомневаясь, Селена, придерживая Мирта, чтобы не ударился, опустилась на колени. Мальчишка выпал из её рук, когда ледяные корни больно оплели её сердце, а перед глазами потемнело. И тогда она упала сама. Издалека, уплывая в небытие и задыхаясь от нехватки воздуха, она услышала повелительный крик, тихий в её состоянии, но всё же мучительно ударивший по нервам:    - Хельми! Помоги ей!!    В темноте, заволакивающей глаза, хватая ртом воздух, которого почему-то вдруг не стало, она уловила, как на неё с Миртом упало что-то ещё более тёмное и шуршащее. А сердце всё неотвратимо замерзало, превращаясь в ледышку, которая не может качать-перекачивать кровь, тоже замерзающую, - и лёд медленно полз по телу, пронизывая все его жилы. "Я умираю..." - замороженная мысль    Из тьмы её выдрали пылающим жаром - и она резко почувствовала: на ней лежит невероятно горячее существо, чья щека касается её лица. Оно лежит, опустив голову за её плечо, и старательно дышит... Потом она поняла, что существо дышит вместе с нею, заставляя её сердце вытаивать из ледяного плена, заставляя его стучать в ритм с его жарким сердцем, а кровь - отогреваться в чужом огне и бежать привычными путями... Перед глазами прояснело. Хельми лежал на ней, прикрыв крыльями, обняв горячими ладонями за плечи - и таким образом заставляя выходить из тьмы. Рядом шевелился кто-то ещё, кто дышал так, словно недавно плакал... Это Мирт - с трудом вспомнила она.    Ещё несколько минут забытья, и она уже стояла на подрагивающих от слабости ногах, держась одной рукой за плечи Хельми, который помог ей подняться, другой - за сердце, которому не верила: бьётся?    - Что... - с трудом сказала она. - Что это было?    - Это ещё не было, а вс-сё ещё ес-сть, - угрюмо сказал Колр, злой до такой степени, что Селена снова не поверила: чёрный дракон в таком раздрае?! Зато пришла в себя.    - Все отдышались? - тихо спросил Джарри и подошёл к Селене, испытующе заглядывая ей в глаза. - Не пугай меня так больше...    - А то я сама это сделала, - слабо проворчала она, шагнув от Хельми и ткнувшись носом в грудь семейного. - Кто-нибудь ответит мне, что же это... есть?    - Нет, не ответим, потому что сами не знаем, - бросил Коннор, который словно бы стоял на страже чуть впереди всех к противоположному выходу из переулка. - В следующий раз, когда я велю ложиться - ложись, Селена! А не на колени!.. Колр, ловим этих? Или смоемся отсюда?    - Ловим, - тяжело сказал чёрный дракон. - Меня врас-сплох-х впервые зас-стали. И я хочу взглянуть, кто это.    Он сказал - "взглянуть". Не - "хочу знать". Что ж... В экстремальных случаях Селена доверялась своим мужчинам. Если они согласны между собой, что надо сделать нечто, - пусть делают.    Она оглядела команду. Свободней всех дышало братство: ничего удивительного - ледяной удар разделили на шестерых, как и помощь Хельми, который дышал за шестерых. Хуже было с Эрно и Корундом, но и они, кажется, выкарабкивались: оба сидели на дороге, спиной друг к другу, в еле различимом защитном коконе, который одновременно подкачивал их силой. Видимо, придя в себя от внезапной атаки, Колр нашёл время поместить своих птенцов под магический заслон. Во всяком случае, видно было, как кокон постепенно пропадает, впитываемый птенцами.    - И что надо для этого сделать? - спросила Селена, со вздохом заставив себя отойти от семейного. - Для того чтобы поймать неизвестно кого?    - Ловушку, конечно, - сказал Джарри. - Ложимся и ждём прихода этих субъектов.    Логику семейного понять нетрудно: если их целенаправленно хотели убить, значит, убийцы придут посмотреть и убедиться, что дело выполнено. Другое дело, что Селена не понимала логику убийц: зачем?! Команда никому не успела насолить в городе! Благодаря сильным магам в команде, в городе ни следа не остаётся после их поездок!.. И снова морозом по сердцу: патруль! Четверо погибли именно так - им остановили сердца!    Первое, что она после паники ощутила, оказалось облегчение, немного смешное в страшной ситуации. Не Коннор - как она до сих пор подсознательно страшилась. Не Коннор убил патрульных! И не Космея.    - Подождите! - вдруг вспомнил Мика. - Наше добро! - И побежал к одиноко стоящей на дороге коробке. Вернулся и испуганно оглядел всех: - Но ведь они излучают магию! Что делать?    - Давай сюда коробку, - сказал Мирт. - Артефакты берём мы - я и Корунд. Здесь силовые браслеты и пара кулонов-оберегов. На нас они будут излучать обычную эльфийскую, а в тонкости никто вдаваться не будет... А вот с книгами...    Колр снял куртку и протянул Мике.    - Заверни книги. Драконья магия перебьёт эльфийскую.    - Но кто это сделал? - спросила Селена, с приглушённым страхом вглядываясь в чёрный ход переулка. - Вы сумели определить? Вампиры?    - По краю волны, несущей смерть, была эльфийская магия, - задумчиво вглядывался туда же Джарри.    - Кхм... - скептически высказалась она. - Кто-то мне, вообще-то, постоянно лапшу на уши вешал, что эльфы слабеют.    - Ну и выясним сейчас, что именно происходит, - холодно сказал Коннор. - Ложимся так, чтобы издали казалось - мы и правда умерли. Джарри, сделаешь "завесу мертвеца"?    - А что это? - шёпотом поинтересовалась Селена, поводя плечами: очень уж жутко прозвучало.    - Это из арсенала боевого мага сопровождения, - объяснил услышавший шёпот семейный. - Я накину на нас заклинание, которое можно будет разглядеть только поблизости. А издалека любой, даже сильный маг подумает, что наша аура - аура мертвецов. Но помните, что заклинание будет работать недолго. Слишком много силы берёт. Поэтому главная задача - притвориться мёртвыми. Сначала убийцы определят, что мы мертвы, а потом не будут присматриваться, будучи уверенными в том. Так что - ложимся, изображаем. Коннор, ты что-нибудь слышишь? К нам идут?    - Идут, - сквозь зубы процедил чёрный дракон, расслышавший первым. - Ш-шапки не забудьте - на лица.    Все быстро расположились так, чтобы со стороны виделось - люди упали неожиданно и встать уже не смогли. Причём Селена легла так хитро, чтобы Хельми, лёгший животом вниз, оказался рядом, рука к руке. Жар, которым он всё ещё пылал после трансформации, помогал ей, успокаивая... Мальчишка-дракон повернул к ней голову и едва-едва улыбнулся.    Когда все замерли, Коннор спросил в небо:    - Эрно, я тебя не чувствую, как братство. Ты готов драться, если что? Сумеешь?    - Я так готов драться, что хоть сейчас в бой, - хмуро откликнулся тот. - Меня давно так легко на лопатки не клали.    Селена услышала одобрительное хмыканье дракона.    - Тогда договариваемся, - вступил в диалог Джарри. - Корунд, ты пока в полную силу драться не умеешь. Как только мы начинаем - уводи Селену с места драки, хотя бы к стене дома. Не думаю, что их будет много. Зато думаю, что будут очень самоуверенные.    - Быстрей бы, что ли, - буркнул Мика. - У меня и кулаки, и ноги чешутся. Гады.    - Тих-хо, - прошептал дракон - и Селена явственно услышала, как он оскалился. - Идут.    Горячая ладонь Хельми накрыла прохладную Селены. Она сосредоточилась на тепле и на отчётливом пульсе мальчишки. Это помогло расслабиться. Как помогло расслабиться и то, что она вынудила себя думать о постороннем.    Например, о том, как расположилась их группа на дороге. Кучно. А по краям - лучшие бойцы. Все лицом из круга. Колр лежал, будто, падая, пытался опереться на руки. Удобно - для упора, когда придётся вскакивать. Джарри скрючился на боку, одна рука вытянута вперёд и чуть согнута, ладонью опять-таки на дорогу. Мирт вообще лежал близко к высокому бордюру, ссутулившись и руками на нём. Эрно рядом, тоже на боку. Коннору щитом служат Мика и Колин - они лежат друг на друге, что позволяет Коннору оставить руки свободными.    Думая о том, кто как лежит, Селена смотрела в небо.    А звёзды в высоком небе бесстрастно смотрели на застывшие фигуры, и Селена вдруг остро пожалела, что дождь закончился. Временами ощущения тела пропадали, а небесные капли своей мгновенной прохладой, покалывая, напоминали бы, что она жива.    Теперь и она расслышала шаги, всколыхнувшие тишину и пространство переулка. Беспорядочно, не в ногу шли несколько человек. Как и предположил Джарри, шли самоуверенно: топоток отдавался суховатым эхом. Неизвестные даже не замедлили шага, начиная обходить лежащих...    Селена напряглась, не замечая, как струйка пота бежит с виска. А если они заметят, что лежащие дышат?    Короткий шип. Звук шагов пропал. Неизвестные застыли от неожиданности.    Глухой звук первого удара мгновенно увяз в шелесте стремительно взлетающих, поднимающихся с дороги людей. Они немедленно вкладывали в единственный порой удар недавний страх, боль и ненависть к убийцам. Место рядом с Селеной быстро опустело. Она ещё поднималась, когда к ней подскочил Корунд и, схватив за руку, помог подняться. Но увести её с места драки, как скомандовал Коннор, эльф не успел. Едва Селена поднялась на ноги, как вокруг стихло. Никто не шевелился. Забывшись и не отпуская руки Селены, Корунд огляделся. На дороге лежали семеро в одинаковой одежде.    Потом снова коротко прошипел Колр. Даже в плохом свете Белого Светильника ночи видно было, как хищно приподнялась его верхняя губа, обнажая блеснувшие зубы.    - И это вс-сё?    - Слабаки, - высокомерно сказал Мика. - Драться не умеют, а ещё лезут...    Никто не засмеялся, глядя на семь неподвижно лежащих тел.    - Почти всё. Драться они и правда не умеют. А вот за ними может прийти ещё кое-кто, - откликнулся Коннор, снова склонив голову и прислушиваясь. - Я чувствую внимание, направленное сюда. Но у нас есть время посмотреть на них.    - Ничего себе... - пробормотал Джарри, уже присевший на корточки рядом с одним из убийц и повернувший ему голову набок, чтобы обнажить шею. Джарри - единственный в команде, кто отлично знал Город Утренней Зари и достаточно неплохо его обитателей, поэтому остальные к нему подошли сразу.    - Ну? Кто это? - нетерпеливо спросил встревоженный Мика.    - Судя по ауре - некромант? - предположил Коннор.    Селена склонилась рядом с Джарри, зажгла магический огонёк. Вгляделась в кривые линии татуировки на шее неизвестного. И поразилась, переведя глаза на уши лежащего: эльф! Она почему-то твёрдо решила для себя, что группа убийц состоит из вампиров, несмотря на излучение эльфийской магии!.. Мало ли какая у них маскировка...    И тут её торкнуло. Приглядевшись, она уже не просто наклонилась, а присела, как и Джарри. И тоже повернула бритую голову лежащего без сознания убийцы, который выглядел таким субтильным, таким беспомощным...    - Это... девушка? - не веря, прошептала она.    - Три девчонки и четыре парня, - уточнил Мирт. Он, как и Хельми, деловито связывал руки лежащих довольно длинными рукавами их одеяний, похожих на коротковатые рясы или тоги.    - Джарри, - негромко сказал Колр. - Ты знаешь, кто это.    - Знаю, - сказал боевой маг сопровождения. - Орден некромагов. Младшая группа. Мы однажды перевозили таких по городу. Сейчас здесь будут старшие наблюдатели. Ждём или сматываемся?    И они переглянулись.       8       Селена чувствовала себя так, словно с неё живьём содрали кожу. Она, конечно, в основном примерно представляла себе, что это такое и как чувствует себя человек при этом. Но опыт, когда сдираешь хоть немножко кожу, а потом, когда по ранке течёт вода (руки моешь, например) и раненое место будто бьёт током, наверное, есть у каждого. И Селена сейчас ощущала любое движение воздуха, любое шевеление самого пространства (она думала: внушённая иллюзия?) вокруг себя так, словно её обливали по содранному. С невредимой кожей так реагировать не будешь.    Поэтому она первой и увидела резкое и короткое движение Коннора, который будто внезапно что-то вспомнил и здорово разозлился на себя: он наклонил голову чуть набок. А разозлился он, потому что сдурил и понял это. Ко всему прочему он теперь не знал, говорить ли остальным о том, в чём он сплоховал. И чувствовал себя виноватым. И лихорадочно пытался найти выход из положения... И от растерянности снова свалял дурака - опять же первой сообразила Селена. Забыл снять блокирующий браслет.    - Коннор, что с-случилос-сь? - вполголоса спросил Хельми.    Оба стояли боком к Селене, и она поняла, что вмешиваться надо немедленно, пока не стало совсем поздно.    - Все сюда! - жёстко позвала она, а когда команда приблизилась, когда мальчишка, закусив губу, опустил голову, потребовала: - Коннор, что ты сделал? Коннор, не место и не время для сомнений и стыда. Быстро рассказывай!    Но рассчитывать, что он сумеет себя переломить и рассказать сразу, что именно натворил, не приходилось. Мальчишка от досады и злости кривился чуть не до слёз, но молчал. Спас положение Колр.    - Ты вернул с-себе прос-странс-ство Кос-смеи, - вглядевшись в Коннора, сказал чёрный дракон.    - Я всего лишь хотел посмотреть, в какой стороне примерно она живёт! - огрызнулся мальчишка.    - Мне плевать, что ты хотел! - бросила в ответ Селена. - Дело сделано - и теперь не фиг сопли пережёвывать! Теперь надо думать, как может быть связано нападение на нас с присутствием здесь пространства Космеи! И чем чревато появление этих старших от некромагов, если они идут сюда за Космеей! Быстро думайте!    - Ой-ё-ёй... - затянул было Мика, но сам оборвал ойканье. - Ты права. Так, что мы знаем? У девчонки дар некроманта. Она оказалась на улице, почуяв артефакты семьи.    - И она думает о ранней инициации, - добавил Мирт.    - И с-сильно х-хотела ос-статьс-ся в Тёплой Норе, - вспомнил Хельми.    - Она сбежала из этого ордена? - задумчиво предположил Джарри.    - Короткие волосы - первая ступень перед пострижением в младшую группу, - наконец неохотно сказал Коннор. - Так ученики отрекаются от обычной жизни, чтобы стать некромагом. Когда я увидел её волосы - я просмотрел книги по обучению некромагов и некромантов в орденах.    Селена хотела в сердцах сказать: "Что ж ты раньше молчал?!" Но эта фраза - лишнее в горячем цейтноте, в котором они очутились.    - Теперь мы знаем возможную подоплёку происходящего. Она каким-то образом оказалась в ордене некромагов, уже согласилась остаться, но почуяла родовую магию и сбежала, - продолжал размышлять Джарри. - Пора думать о возможных последствиях. Для нас самих.    По курткам братства словно шелест ветра прошёл. Мальчишки даже голов не опустили, но из одежды немедленно высунулось оружие. Индивидуальная Коннорова выучка. Корунд изумлённо взглянул на пятёрку мальчишек. Он всё ещё не мог привыкнуть к ним. Несмотря на нервозную обстановку, усмехнулся чёрный дракон. Но почти одновременно вздрогнул, обернувшись к одному из выходов переулка.    - Трое взрослых эльфов.    - Ещё семеро юнцов с этой стороны, - предупредил Джарри, вглядываясь в другой выход и машинально пятясь с остальными к машине.    - Но почему они убивают? - не выдержал Колин, оглядываясь и слегка отдёргивая рукав куртки, чтобы сразу взяться за ствол, закреплённый на руке ремнями.    - Возможно, они считают её своей собственностью. И убивают тех, кто опасен для её жизни. Вчера они почувствовали страх Космеи и целенаправленно убили тех, кто её напугал, - угрюмо отозвался Коннор. - Я воссоздал её личное пространство, в котором этот страх ещё оставался. Поэтому они пытались убить всех, кто был вокруг меня... то есть вокруг Космеи. Селена, прости. Я в самом деле дурак, не подумал...    - Придумаешь выход из ситуации - прощу! - Селена помолчала и спросила: - Такое в вашем мире возможно - просто так убить? Не разобравшись?    - У некоторых, особенно древних, магических орденов есть такое исключительное право, - сердито отозвался Джарри. И тут же обернулся: - Ещё семеро приближаются, обходя этот дом!    - Я-то придумал... - быстро заговорил мальчишка, вскидывая голову. - Вы спрячетесь в подвале этого дома, а я восстановлю личное пространство Космеи. Она же им нужна! Я пройду сквозь дом, за которым пустая улица. След будет яркий, так что...    - А инфаркт у меня будет обширный! - оборвала Селена. - Одного тебя...    - А если мы все пятеро? - торопливо предложил Мирт. Он выглядел абсолютно здоровым после недавнего: видимо, успел набрать сил. - Коннор будет держать пространство Космеи и распространит его на нас - мы же блокирующие браслеты не надели! Мы сбежим, а потом свяжемся с вами через тебя, Селена, и соберёмся все вместе.    - Вы уверены, что это получится? - снова перебила Селена, вопросительно глядя не на братство, а на мужчин.    - План хороший, - взглянул Джарри на Колра. - Мы остаёмся, убираем свои следы с машины, благо здесь стоят и три здешние - явно из этого дома. Зачищаем пространство переулка от нашего присутствия - так что приветствуется меньшее количество народу, от которого нужно будет чистить.    Корунд и Эрно по кивку дракона поспешили сесть в машину. А братство только было развернулось...    - Стойте! Я с вами! - бросилась было следом Селена и остановилась. - Связь будем держать через Джарри! - Обернулась с отчаянием: - Джарри, я с ними! Пожалуйста!    Семейный быстро шагнул к ней, поцеловал и велел:    - Бегите!    Её спонтанное желание сбежать с братством возникло из понимания, что на Джарри и Колре остаются двое неопытных, один из которых не имеет магических способностей вообще. Эрно ко всему прочему до сих пор нет-нет, да качнётся после явной клинической смерти. И следить при этом ещё и за Селеной - это сложно. Ну а второй своей задачей она считала - присмотреть за братством. Тоже из побуждений держать всё под контролем. Мальчишки же.    Хельми без слов принял решение Селены. Схватил её за руку сразу после слов Джарри и потащил за собой.    Переулки для раздачи эльфам награбленного имущества они всегда выбирали так, чтобы оба дома по сторонам от дороги были с подвалами. Тот дом, где должны прятаться мужчины с Эрно, имел не только подвальные окошечки, но и пару дверей. А тот, к которому бежало братство с Селеной, - только окна.    Впереди всех мчался Мирт, знавший, что надо делать в таких случаях: не добегая нескольких шагов, он размахнулся, будто бросал камень. Короткий тихий всплеск знаменовал разбитое стекло. Упав на колени перед окошечком, Мирт, натянув рукав на ладонь, быстро повыбивал осколки, торчащие из пазов, и первым въехал вовнутрь. Что там - уже знали. Как только приехали - проверили сразу. Поэтому следующим туда влетел Мика, затем Колин. Они-то, втроём, и приняли съехавшую помедленней Селену, которую с улицы охраняли Коннор и Хельми.    Последним в подвал выпал Коннор. Он мягко прыгнул на пол и сразу, почти без паузы, подошёл к Селене, схватил её за руки. Волновался сильно, что она и заметила только по одному признаку - как он её назвал:    - Мама Селена, я дурак был, когда экспериментировал. Но учти: сейчас ты будешь подчиняться мне безоговорочно.    - Знаю, - сказала она, и в самом деле понимая, что только ему в экстриме можно довериться. - Что дальше?    - А дальше шесть Космей появятся на той стороне дома и со всех ног рванут от него. - Коннор оглядел всех и велел: - Переходим на ту сторону дома. Там я восстановлю её пространство - и делаем ноги!    Пробежать пустой подвал к другой стене с окошечками было нетрудно.    Редко гудящие в глубокой ночи трубы. Редкий звук шагов идущего по полу первого этажа. Потрескивание, непонятный гул... Селена шагала следом за мальчишками и уже невольно улыбалась. В подвале её дома, оставшегося в мире, который сейчас чудился почти сном, тоже были примерно такие звуки... Она прислушалась к себе. Есть ли сожаления, что она оказалась в странном мире со странными обитателями? Нисколько. Она здесь, как говорится, на своём месте. Поэтому - ни малейшего желания вернуться. Даже если это было бы возможно. Да и как - вернуться? Если здесь семья. И не простая, а многочисленная, не дающая покоя, что, впрочем, и к лучшему...    - Стоим, - тихо сказал Коннор. - Вокруг меня. Взялись за руки.    Личным пространством (уже знала Селена) в этом мире, кажется, называлась аура - бестелесная человеческая оболочка. В структуре её хорошо разбирались чёрный дракон и Коннор. Селена же плохо себе представляла, как аура выглядит. Знала лишь, что для видящих это что-то типа каркаса, в который вкладывается разнообразная информация с момента рождения человека, а для некоторых наиболее чувствительных магов в ней видна информация и о прошлом перерождённой души.    Честно говоря, она привыкла думать о том, что аура - это очень сложная вещь. Как же Коннор сумел воссоздать её, чужую, в собственном пространстве и теперь собирается повторить воссоздание?    Словно отвечая на её вопрос, мальчишка глухо, низким голосом сказал:    - Это слепок, который я запомнил. Я просто вхожу в него. Готово.    Он вытянул ладонь. Мальчишки быстро положили сверху свои, Селена - тоже. Мгновения. Коннор кивнул. Мирт вынул ладонь из-под остальных и молча подошёл к следующему окну. Снова прозвенело бьющееся стекло. Первым на улицу выбрался Коннор. Селена вдруг подумала, что в деле мальчишка похож на неё: никому не доверяет там, где опасно, пока сам не проверит. Затем выскользнули из окна другие. И уже с улицы Селене протянули руки Мирт и Хельми. Они легко вытащили ей. И сразу встали впереди, закрывая собой от потенциальной опасности. Тоже выучка Коннора. И Колра, конечно. "Ну, и осталось добавить Джарри", - слабо улыбнулась Селена.    - Через дорогу! - шёпотом скомандовал Коннор.    И вся компания, пригибаясь, побежала через пустынную дорогу. Селена не отставала, хотя с трудом удерживалась от пробившего её истеричного хихиканья, представляя лица неизвестных некромагов: каково им сейчас - наблюдать, как не одна искомая девчонка, а внезапно шесть несутся толпой сломя голову куда-то в противоположную от них сторону?    У соседнего дома они остановились. Коннор и Хельми немедленно встали лицом к дому, который только что покинули. Переглянулись, снова повернулись. Коннор кивнул на тот конец здания, до которого добираться быстрей.    - За ним дорога, причём оживлённая даже по ночному времени. Попробуем остановить машину. Бежим!    - Думаешь - получится? - с сомнением спросила бегущая рядом Селена.    - Они все рабочие. Магов в этом районе днём с огнём на улице не сыщешь.    - Нам же недалеко, Селена, - успокаивающе сказал Мика, задыхаясь, мчавшийся слева. - Нам только от наших отвлечь, а потом мы на своей машине удерём.    - Селена, мы-то все с оружием, - тоже напомнил запыхавшийся Колин, - а у тебя камни есть?    - Есть! - на ходу хлопнула она по карману куртки. - В каждую поездку теперь специально набираю.    Она не добавила: "И тренируюсь, когда время бывает!" Но об этом братство знало и частенько присоединялось к её тренировкам. Камни она старалась набирать одного размера и формы, чтобы в опасный момент бросать с привычной силой и прицелом.    Они добежали до конца дома, обогнули угол к торцу. И чуть не столкнулись с впереди бегущими Коннором и Миртом, которые внезапно остановились. А приглядевшись, окаменели. Торец оказался ловушкой.    Небольшая площадка перед ним выглядела словно огороженной частоколом из людей, стоящих ровным полукругом. Коннор было рванул назад - и снова застыл, когда часть полукруга за их спинами резко заступил ещё ряд высоких людей в длинных лёгких одеяниях, слегка качающихся от небольшого ветра.    Коннор, а следом за ним и братство оглянулись на здание. Нет, торец был глухим: ни окон, ни входа в подвалы дома.    - Успокойся, - прошептала Селена, теперь уже сама хватая его за руку и успокаивая его крупную дрожь - отнюдь не от страха. - Они не будут нападать. Для начала попробуют поговорить, а там что-нибудь придумаем.    - Откуда ты знаешь? - глухо спросил мальчишка.    - Им интересно, кто мы.    Он кивнул и снова встал впереди всей их маленькой группы. Селена быстро скосилась. Старшие в её утешении не нуждались. Но Мику и Колина она взяла за руки. На всякий случай. Мика тут же встал рядом, прижался к ней щекой.    - Селена, а сколько у тебя камней? - прошептал он.    - Штук пятьдесят.    Она ответила Мике, но плечи успокоенно опустились у Коннора. И Селена выдохнула. Он уже мысленно перебирает, каким образом исправить ситуацию. Теперь в калейдоскоп его мыслей добавлен штрих с её камнями-гранатами, о которых он забыл, ошеломлённый ситуацией. Главное, чтобы он снова чего-нибудь не натворил. Спокойный-то - не оплошает. А там, глядишь - и взрослые подъедут. На дракона она не надеялась. Колр, конечно, "слишком эмоциональный", как однажды его оценил Вальгард. Но дракон тоже помнит, что не должен вмешиваться в дела простых смертных. Так что в первую очередь надо думать, как обойтись "подручными средствами". На беседу она твёрдо рассчитывала. Выиграть бы время. А там...    От центра полукруглой линии к ним отделились двое. Один пониже и шёл чуть впереди, за ним - высокий. Селена и глазом моргнуть не успела, как мальчишки перегруппировались, оставив её в середине собственного круга, причём Мика и Колин, видимо, как самые слабые, ушли за её спину, а по бокам оказались Хельми и Мирт. Коннор остался перед нею.    И опять ей показалось - она только и успела закрыть глаза и открыть, моргнув, а двое мгновенно оказались рядом. Оба в длинных тяжёлых накидках, которые, в отличие от одежды на остальных, не шевелились на ночном ветру. Второй стоял, как-то так склонив голову, что сразу становилось ясным, что первый - из категории высших чинов, или как там у них это называется. При взгляде на него, даже в свете фонаря с дороги, Селена раздумала рассчитывать хоть на что-то. Безволосая голова с торчащими ушами постоянно находилась в склонённом набок положении, словно эльф что-то рассматривал. Лицо поражало сходством с костлявым черепом, обтянутым кожей; из глазниц горели торжествующие большие глаза фанатика - Селена содрогнулась. Тонкий маленький нос время от времени подёргивался, словно его владелец пытался получить информацию из воздуха. Тяжёлые губы длинного рта еле-еле открывались, когда неизвестный говорил. Тело кажется плотным, но, возможно, это иллюзия из-за закрытого свободного одеяния.    - Мы-и искали нашу девочку, - медленно, растягивая звуки, словно мурлыкая, произнёс первый. - Девочку с небольшими способностями некроманта. А нашли мальчика-а... И какого мальчика!.. Кто вы?    Что отвечать на логичные вопросы - договориться не успели. Селена с досадой выдохнула и сказала:    - Мы не здешние. Приехали по приглашению в гости. Отпустите нас, пожалуйста. Мы ничего такого не сделали, за что бы нас задерживать.    - С велики-им удовольствием отпустим. Всех. Кроме мальчика. Он пойдёт с нами.    - Вам не кажется, что для начала неплохо бы представиться? - уже сердито спросила Селена. - И почему мы должны оставить здесь мальчика? Вы что - извращенцы какие-нибудь, что мальчиков по ночам ищете?    - Леди-и, вы слишком смело отвечаете незнакомцам, - всё так же доброжелательно мурлыкая, усмехнулся неизвестный.    - Я хозяйка места и привыкла к более почтительному отношению.    - Но сейчас вы не в своём праве, - добродушно промурлыкал эльф. Он ссутулился и теперь, оскалившись, смотрел в глаза Селены, словно склонившаяся к мелкой добыче хищная птица. - Вы не на своей территории. И-и... Вам не кажется, что мы слишком много разговариваем? Пора распрощаться. Мальчик уходит с нами. Вы уходите туда, где являетесь хозяйкой.    С трудом сдержала желание отвернуться от его дыхания, с каждым выдохом горячо опахивающего её лицо. Она тоже не спускала глаз с этого безволосого, чувствуя себя до слёз бессильной, беспомощной перед той силой, которую он властно излучал и которая чувствовалась за ним.    Коннор поднял руку - нервно погладить щёку, нечаянно обнаруживая свою растерянность. Он то ли не понимал, то ли хорохорился...    - А почему вы решили, что мальчик согласится идти с вами? - с наивным любопытством спросил он.    - Потому что, милый мальчик, у тебя никто и спрашивать не будет, хочешь ли ты этого, - снисходительно ответил тот. - А не пойдёшь?.. Твоим спутникам будет плохо. А ты всё равно окажешься среди нас.    - Почему? Потому что вам так хочется?    - Ты слишком много говоришь, - поморщился неизвестный, переходя на холодный шипящий шёпот змеи. И нагнулся к мальчишке так, будто хотел клюнуть его.    - Я тоже так думаю, - согласился Коннор.    Его ладонь, всё ещё нервно двигавшаяся у щеки, - даже не мелькнула в воздухе, а стремительно свистнула, ребром обрушившись на шею эльфа, ближе к челюсти. Из-за спины Коннора вылетели Хельми и Мирт. Взметнулась в воздух нога мальчишки-дракона - рухнул второй. Его падающее тело Мирт пнул в сторону да так жёстко, что второй грохнулся неуклюжим мешком с камнями и распластался на дороге так очевидно неподвижно, что даже Селена поняла, что он без сознания.    Линия некромагов дрогнула, но ни один не подошёл, не побежал на выручку старшим, хотя Селена страшно этого боялась.    Коннор тем временем прыгнул к первому и перевернул его на живот, заломив руки за спину. Подскочил Мика с вытащенным из кармана обрывком верёвки, и Коннор привычно скрутил первому руки, а потом ещё перевязал их, плотно присоединив к телу. Судя по тяжело обмякшему эльфу - и этот был без сознания. Впрочем, Коннор в боевом состоянии обычно по-другому и не бил... Пока мальчишки связывали первого, Селена встала перед ними, набрав полные руки камней, готовая к любой неожиданности.    - Ты его вяжешь - он главный? - спросила она, не отворачиваясь от линии остальных.    - Да, пока он болтал, я просмотрел линии их внимания. Они все пялились на него. Мирт, Хельми, сторожите его. Я сейчас.    Коннор встал рядом с Селеной, мельком оглядел окружающую их линию.    - Минуту у меня ничего не спрашивать, - голосом ниже обычного предупредил он.    "Я, наверное, слишком сильно верю в него! - в смятении подумала Селена. - Я верю, что он сейчас что-то скажет, или взмахнёт рукой, или вообще ничего не сделает, но все эти люди... ой, эльфы рухнут на месте! Я правда в это верю!"    Но ничего грандиозного не произошло. От ряда стоящих отделилась фигура и медленно, натужно покачиваясь, словно чему-то сопротивляясь, совершенно не желая идти, но двигаясь против собственной воли, зашагала к ним.    - Это второй главный, - не оборачиваясь, объяснил Коннор.    - Не верю, что ты такой сильный, - вполголоса сказал стоящий сбоку Мирт. А Колин только вздохнул.    - Это некромаги-загонщики с младшими группами. У них сильные только примитивные навыки убийц. Манипулировать чем-то иным они не умеют. Только их главные могут. А главные остались в ордене - ну, в том месте, где этот их орден. Так что, пока я один и против этих, - я сильней.    - Ты многое ус-спел проч-читать, - напряжённо заметил Хельми.    - Всегда полезно знать, с чем столкнулся, - философски пожал плечами Коннор.    - Когда ты только успел... Это из-за Космеи, да? - спросил Мирт.    - Не только. Помнишь? Бернар упомянул, что в войну были некромагические машины, против которых выступили здешние некромаги. А я не люблю, когда что-то остаётся непонятным.    "Знание - сила!" Селена с трудом подавила смешок.    Но вызванный мальчишкой (поняла она) некромаг уже подходил и, наконец, встал перед Коннором. Мальчишка медленно проговорил:    - На колени! - А когда тот покорно выполнил приказ, продолжил: - Ты вернёшься к младшим и уведёшь их в храм. Повтори, что ты должен сделать.    - Я вернусь к младшим и уведу их в храм, - натужно повторил тот.    - И забудешь всё, что здесь было.    - Забуду.    - Возвращайся к младшим.    Глаза подошедшего бесстрастно скользнули по телу первого некромага. Но, выполняя приказ, эльф встал, развернулся и пошёл к началу линии младших групп. Он даже не остановился. Просто встал во главе и пошёл. И все остальные последовали за ним.    Когда последние несколько некромагов скрывались за краем, Коннор выдохнул:    - Бежим к машине!    - А эти?! - возмутился Мика.    - Пусть валяются!    - Ну да!.. - проворчал Мика, мчась рядом с Селеной. - Верёвка не его - так не жалко!    Они вернулись к тому дому, который прошли насквозь, но не стали на этот раз прыгать в подвал - обежали. Причём, обегая, Селена крикнула:    - Ребята, вперёд! Коннор - со мной! Позади!    - Ругаться будешь? - усмехнулся на бегу мальчишка, быстро пристроившийся рядом. Глаза блестели азартом и победой.    - Ничего, если я с тобой говорить буду, как со взрослым? - легко спросила Селена.    - Конечно!    - Коннор, ты дурак!    Он даже остановился от неожиданности. Она - тоже. И ребята. Только не подходили. Деликатные. Сообразили: Селена выволочку делает.    - Почему я дурак? - медленно и с затаённой угрозой спросил мальчишка.    - Только дурак ничего не боится.    - Не боится умный и смелый. Не боится уверенный в своих силах, - процедил сквозь зубы Коннор. - Я знаю. Поэтому не боюсь.    - А я ничего не знаю - поэтому боюсь, - с силой сказала Селена. - Этот тип, которого ты сбил с ног, - он понял, что в нашей группе маленький дракон. Хельми ещё не умеет закрываться по-настоящему, и его драконью магию чувствую даже я. Так вот - первое, чего я боюсь: завтра кто-то из ордена некромагов пойдёт в муниципалитет, сунет кому-нибудь из тамошних служащих денег - и узнает, где в пределах Города Светлой Зари живёт мальчишка-дракон. Второе, чего я боюсь: уже днём к деревне придут не младшая группа и не загонщики, а лучшие некромаги из лучших. Я боюсь, что от нашей деревни не останется и пепла. Боюсь, что после их прихода никто в деревне не выживет. И всё из-за чего? Нет, не из-за того, что ты ударил того, первого. Физическая сила и умение драться у послевоенных детей - это ещё ничего. Но ты продемонстрировал другую силу - при младших заставил того эльфа подойти и встать на колени, применив мысленный приказ! Если первый эльф был заинтересован тобой просто как мальчишкой с неплохим таким талантом к некромантии, то сейчас он расскажет своему начальству о гениальном мальчишке, который для некромагов как неогранённый алмаз, которого надо обязательно забрать, чтобы сделать из него бриллиант.    Она всмотрелась в него, кривившегося от обиды, отводя глаза, положила на его плечо руку и вздохнула:    - Хуже всего, что во всём виновата только я, самонадеянная дура.    Коннор вскинулся.    - Почему - ты?    Она устало отёрла ладонями лицо и сказала:    - Надо было прислушаться к Люции. Девочка не подошла ни к кому из нас. Она разбила ветровое стекло и считала, что предупредила о страшной опасности. Мне первой надо было прислушаться к ней, а я... - Она безнадёжно махнула рукой. Помолчала и снова вздохнула: - Бежим дальше. Нас ждут на машине. Поговорим дома.       9       И только во время бега, когда на неё никто не смотрел, Селена сумела незаметно надеть блокирующий братство браслет, чтобы разрешить себе мысленно высказать самое страшное: "Добравшись до тебя, сломав тебя, Коннор, они узнают, что таится в твоей голове. И тогда тебе никогда не узнать, что такое нормальная жизнь..." Облекла в слова эту мысль и успокоилась, что примерно знает теперь, с чего начинать избавление от напасти.    Машина мчалась им навстречу. Это Колр сразу уловил в городском пространстве, что они бегут, закончив с драпом от некромагов. Братство и Селена набились в салон, и Джарри сразу развернул машину к пригороду. Мужчины не стали спрашивать, как всё происходило. Джарри следил за дорогой, чёрный дракон на этот раз сел к нему. Его птенцы, до сих пор потрясённые сидели вместе, словно братья. Впрочем, братьями они и были... Селена пыталась рассуждать о постороннем, чтобы избавиться от свои проклятых мыслей о том, как всё плохо. Получалось так себе. Поэтому она была очень рада, что их захватили буквально на ходу, что никто не вышел из кабины, что не надо пинками себя заставлять улыбаться, не надо пинками заставлять себя говорить бодро, что всё нормально...Коннор и Мика привычно сели с обеих сторон от неё. Но Мика сразу к ней прислонился, намереваясь вздремнуть, а Коннор сидел, жёстко выпрямившись, странно напомнив прошлую ночь и поездку с Космеей.    Но говорить и правда тяжело. И не просто тяжело. Что-то подсказывало: стараться доказать что-то мальчишке, уговаривать его - только зря сотрясать воздух. И Селена всего лишь осторожно, чтобы не потревожить Мику, подняла руку и обняла Коннора за плечи. А он, будто только и ждавший этого негласного разрешения, немедленно положил голову на её плечо.    "Зато он не возгордился. Он лишь бахвалился своей силой, как любой другой мальчишка. Но гордыни в нём, слава Богу, ни на гран..."    Вздох она себе не позволила. Мика и Коннор и без браслета почувствуют - будут винить себя. А им всем сейчас нужна передышка, чтобы потом на холодную голову решить несколько проблем.    Несмотря на скорость и безлюдные дороги, город проезжали дольше, чем путь от пригорода домой. Слишком далеко заехали.    У изгороди привычно вышел из машины Джарри, чтобы поднять магическую защиту. Колр пересел на его место, и вскоре все высыпали у Тёплой Норы.    - Есть разговор, - резко сказала Селена. - Для него нужны все вы. Где-то на полчаса. Поскольку поездки в город прекращаем, то сегодня у вас будет последний "свёрнутый сон". Выдержите. Зайдите, пожалуйста, в гостиную. Это важно. Пока меня нет, братство ознакомит вас с тем, с чем мы столкнулись.    Пока она бегала к "ясельникам" забрать корзину со Стеном, мужчины договорились перейти в столовую. Здесь дверь из гостиной видна хорошо, а значит - никто из детей не подслушает. На домовых-домашних смотрели спокойно: не болтливы. А Кам под утро дрых изо всех сил.    С ними были и ждавшие всех из поездки Бернар и Ривер.    Вернувшись, Селена вынула Стена из переноски и уселась со спящим сынишкой за стол. Оглядела всех.    - У нас такая ситуация, что думать придётся всем. Лично же обращаюсь к Бернару, Джарри и Корунду. Из нас вы более или менее знакомы с городом Утренней Зари. Я-то "закопалась" в деревне и смутно представляю себе ваш мир. Но свою точку зрения выскажу. У нас два выхода. Первый - самый лёгкий: отослать Коннора и Космею к Вальгарду. С драконами, насколько я понимаю, ни один орден цапаться не посмеет. Выход второй: вы трое, кто знает город, вспоминаете такой орден (а их в таком огромном городе наверняка много - это даже я понимаю), который будет отвечать моим требованиям. Это должен быть сильный орден и держать сторону эльфов, чтобы мы могли отдать им все нерозданные артефакты и книги. Этот орден не должен бояться некромагов. Он должен строго придерживаться своих правил и не разглашать попавшей к нему чужой тайны. И последнее требование: эти орденцы должны быть людьми чести и не лезть в голову моего сына с экспериментами. Я не хочу, в конце концов, доверившись кому-то, получить вместо сына пускающего слюни идиота. Всё. Бернар, Джарри, Корунд, вспоминайте. Остальные, думайте, какие варианты выхода из ситуации я не учла.    - Из того же незнания, леди С-селена, вы не учли моего прис-сутс-ствия в деревне, - спокойно заметил Колр. - Как прис-сутс-ствия и Х-хельми с Люцией. Три дракона, из которых один подрос-сток, а второй - ребёнок, - это уже великая с-сила. Правда, мес-стечковая. То ес-сть Коннора внутри ваш-шей деревни тронуть никто не пос-смеет. Этого мало. Но вы должны знать.    - Спасибо, Колр! - после недолгой паузы откликнулась Селена, с трудом удерживая слёзы. Ей-то казалось, что положение уже абсолютно безвыходно! - Это не мало. Это очень много, особенно сейчас.    Угрюмый Коннор, сидевший, низко опустив голову, поднял глаза на её изменившийся голос. Он встал и в молчании сидящих подошёл к Селене, осторожно взял у неё спящего братишку. Вернулся на место.    Кажется, только двое не обратили на движение вокруг стола. Бернар вдруг сказал:    - Орден Белой стены!    - Точно! - поддержал Джарри. И тут же сник. Селена не стала спрашивать, что он ещё вспомнил. Спросила у старого эльфа сама:    - Бернар, а что это за орден?    - Это великие маги, - задумчиво сказал Ривер. - Именно они во время войны с магическими машинами огородили город защитой. Вот только...    Он запнулся и замолчал, а Селена вспомнила. Да, город был защищён. Сейчас, когда она более или менее смыслит в том, что такое магия, она может лишь поражаться, насколько сильными магами надо быть, чтобы провести магическую защиту вокруг громадного города. Нет, пара дыр, в защите, конечно была. Тогдашний бездомный Мика то и дело бегал из пригорода в город выпросить еды. И сбежавшие от родственников дети сумели найти эту дыру, чтобы вернуться в Тёплую Нору. Но это мелочь, в сравнении с тем, какая грандиозная работа была сделана орденом Белой стены.    Тряхнув головой, Селена поинтересовалась:    - Но что плохо с этим орденом?    - Он малочислен, - сказал Бернар - но не в этом проблема. Я поверхностно знаком с парой его ветеранов. Даже малочисленный, он настолько могуществен, что с ним не захотят связываться. Проблема в том, что орденцы ратуют за чистую кровь. Если в ордене некромагов собраны не только эльфы, но и вампиры, и люди-маги, то орден Белой стены берёт в свои ряды исключительно эльфов. В них крепко убеждение, что только чистая эльфийская кровь даёт ордену лучших магов.    Селена мгновенно представила, как орденцы пытаются что-то сделать, а Коннор, только глянув разок, тут же рушит то, что они создали. И отказалась от воображаемой демонстрации силы мальчишки. Скажут - ломать не строить. И уйдут.    - Вы хотите сказать, что орден Белой стены единственный, кто может противостоять некромагам?    - Увы.    - Но я и не хочу Коннора посылать в орден. Я хочу, чтобы нам помогли против некромагов. - Селена с надеждой оглядела сидящих. - Может, если попросить, они помогут всего лишь с этим?    - Мама Селена, - странно глухим голосом обратился к ней Коннор, и все насторожились. - Ты сказала, что нам всем надо подумать о вариантах выхода... Есть ещё один. Он тебе не понравится. Но он действенный.    Смутно догадываясь, что он может предложить, Селена всё же спросила:    - И какой это способ?    - Они шантажируют нас. Отдайте меня им. Дня через три я вернусь. Они же не знают о моей специализации, - проговорил мальчишка, не поднимая глаз.    - А может, они вообще не придут к нам? - несмело спросил Колин, вопросительно заглядывая всем в глаза.    - Придут, - сухо ответил Мирт. - От них сбежала девочка, хотя они были уверены, что такой, как она, сироте, бежать некуда. В её поисках они наткнулись на нас, которых, к своему удивлению, не смогли убить. Обрати внимание: они даже не пытались разобраться, что происходит, с кем общается сбежавшая девочка, - сразу начали убивать. И среди нас они разглядели человека с ярким талантом несущего смерть. Они заберут обоих. И что тогда делать нам, братству? Мы будем чувствовать всё то, что чувствует Коннор. Нам будет плохо без него. И с тем, что он будет чувствовать.    - Маш-шинный демон, - внезапно сказал Хельми. И обратился к Коннору: - Ты убил маш-шинного демона. Как ты это с-сделал?    - А при чём тут... - начал было удивлённый Корунд, знавший об этой истории, но Ривер остановил его, дотронувшись до локтя. Кивнул: подожди, мол. И Корунд тоже взглянул на Коннора.    - Ввёл силу смерти в его душу, - ответил Коннор. - Я знаю и некромагию.    - А в чём разница между некромантией и некромагией? - не выдержала Селена.    - Некромантами раньше называли гадальщиков по внутренностям убитых животных или птиц, - объяснил Джарри, потому что никто не отвечал, а Хельми вдруг глубоко задумался, словно какая-то мысль не хотела оформляться в слова. - Потом начали называть тех, кто так или иначе имел дело с уже мёртвыми или с призраками. Хотя из-за общения с последними некоторых некромантов начали называть эктомантами. А некромаг работает только с одним направлением - с энергией смерти.    Селена брезгливо поморщилась, вспомнив, как Бернар однажды пытался рассказать ей о том же. Некромаги убивают, а потом собирают силу из убитых. Или берут силу на кладбищах, но там она слабей, чем свежая.    - А я понял! - вдруг сказал Мирт, чуть не подскочив на своём стуле. - Я понял Хельми! Вместо того чтобы думать, как не отдать Коннора, надо этих некромагов заставить заняться своими проблемами!    Эрно только хлопал глазами, слушая всех. А вот Селена машинально обвела взглядом руки мальчишек. Браслеты сняли. Братство сейчас свободно обменивается мысленной энергией, когда мозги кипят в поисках решения конкретной проблемы. Поэтому идея одного начинает переходить к другому, углубляясь и обретая черты.    Бернар это тоже знает. Он не раз видел такое. Как и Колр. Как и Ривер. Только у Корунда глаза квадратные, но он молчит, пытаясь сообразить, что именно постепенно возникает в едином мысленном пространстве мальчишек.    - "Умри, машина", - прошептал Колин, улыбаясь. Он вспомнил беседу Коннора с машинным демоном.    - Да, надо с-сделать так, чтобы им с-стало не до Коннора, - сказал Хельми, слегка кривясь от раздумий. - Эти некромаги - они же в х-храме живут?    - Это так, - подтвердил Бернар, с беспокойством приглядываясь к братству.    - Коннор, ты сумеешь убить их храм? - напрямую спросил Мирт. - Но не сразу. Но так постепенно, чтобы эти некромаги почувствовали, как он умирает, и начали разбираться с ним, забыв о тебе. Я пока не представляю, как именно, но ведь... - Он замолчал, кусая губы и застыв взглядом в ничто. - В идеале, надо бы поселить внутри храма нечто живое, но наводящее смерть, распространяющее её.    Колр старался удержать бесстрастное выражение лица, но сейчас это ему удавалось плохо. А Селена вдруг опять вспомнила фразу из своего мира - слегка насмешливую, но сейчас точно объясняющую то, что происходило за этим столом: идеи витают в воздухе!    - А как можно убить храм? - спросил Мика, чьи глазища горели азартом.    - У любого места есть своя душа, - неохотно сказал Коннор. - Если впустить в её душу смерть, силу смерти, душа начнёт умирать.    - Ты говориш-шь об этом - значит, можеш-шь с-сделать, - заключил Хельми.    - Тогда главным становится уговорить некромагов, когда они приедут, подождать немного, - напряжённо начал планировать Мирт. - Ну, типа, сказать им, что мы сомневаемся, но готовы отпустить Коннора. Ну, нам нужно время, чтобы подумать, а дня через два мы ответим. И тогда следующей ночью они не будут выходить из храма, чтобы кого-то искать, и Коннор сумеет близко подойти к храму и ввести в душу храма смерть.    - Коннор, тебе не нравится? - с тревогой спросил Колин, глядя на мальчишку-некроманта. - Ты не хочешь?    Коннор помолчал, поправляя край одеяльца на братишке, и, не поднимая глаз, ответил:    - Нет, не хочу. Когда работаешь с некромагией, как будто сам умер.    Селене показалось, Бернар с облегчением выдохнул.    - А я согласен. Именно в том, что надо потянуть время, - сказал он. - Когда оно высвободится, возможно, появятся и другие идеи.    Коннор взглянул на него с такой надеждой, что сидящие за столом уверились: он и правда не хочет убивать даже неживое. У самой Селены, честно говоря, тоже от сердца отлегло. Покосившись на Джарри, заметила: семейный улыбается свободней.    - Хорошо, - сказала она. - Значит, у нас в первую очередь задача - выиграть время. Чем и займёмся с появлением нежеланных гостей. Надо будет предупредить Космею, чтобы к гостям не выходила. Да и неплохо бы все её следы уничтожить. Вроде как нет её здесь. Они же не знают, что Коннор её изображал. А теперь - расходимся и попробуем остаток ночи поспать. Хотя какая уж тут ночь... - пробормотала она, глядя на столовские часы, отстукивающие седьмой час.    - Я подожду Хосту, - вызвался Бернар. - И скажу ей, чтобы она проследила за расписанием. Идите отдыхать.    - Но вы тоже сидели всю ночь, - заметила Селена, вставая и забирая у Коннора младшего сына, который открыл глазёнки, но был спокоен, узнав маму.    - Мне надо подумать, - неуверенно сказал старый эльф. - Пока ваши мальчики обменивались идеями, я тоже призадумался... Чего у орденцев Белой Стены не отнимешь, так это следование чести и верности клятвам. Мне надо посидеть в гостиной. Появится Хоста - я уйду.    Скрипнула дверь в столовую. На пороге появилась сонная Ирма в таком длинном ночном платье, что ей приходилось придерживать подол обеими руками.    - Ой... - сказала волчишка, жмурясь и, кажется, подозревая, что ей всё снится. - А я водички попить, - сообщила она, направляясь к ближайшему столу, на котором стоял кувшин и несколько стаканов вокруг него. - А вы кушать захотели, да?    Колин быстро вскочил со стула и подбежал помочь сестрёнке, наверное тревожась, как бы она спросонья не разлила воду. Остальные, улыбаясь, выходили из столовой.    Уже в кабинете, готовясь к "свёрнутому сну", Селена с горечью подумала: "Если бы так же легко можно было бы решить и остальные три проблемы, которые нам мешают жить! Как раздать оставшееся добро. Как оставить этих чёртовых снобов у власти, чтобы не было войны. И что делать с библиотекой Коннора... Почему братство так быстро решило проблему, что делать с приходом нежданных-негаданных гостей? И почему те же мальчишки не могут решить проблему библиотеки?"    Она не выдержала и спросила о том же самом у Джарри, который, сидя в кресле и обняв корзину, слегка покачивал её, с довольной улыбкой глядя на сына. Семейный подумал и высказал:    - Библиотека не настолько актуальная проблема. Она может подождать - с их точки зрения. А вот сегодняшний случай требовал немедленного решения. Вот они и собрались с мозгами, перебрали несколько путей выхода из положения и нашли нужный.    - То есть их мозги заставляет работать экстрим? - задумчиво спросила она.    - Скорее всего - так. Тем более что библиотека Коннора им не мешает, и они предпочитают эту проблему отодвигать, потому что и своих дел и проблем полно. А вот некромаги - это серьёзно, потому что задевает всех пятерых - их время, их мысли и свободу. Поэтому они и взялись исправить то, что им мешает.    - Философ, - пробормотала Селена. - Дай мне Стена, посижу с ним, а потом посплю. А ты ложись. Потом расскажешь, как вы уходили от остальных.    Укрываясь одеялом, Джарри откликнулся:    - А тут и рассказывать нечего. Помнишь, как Хельми заставил нас в первый раз взять мальчишек в город? Трансформировал крылья и под ними провёл к машине Колина и Мику? Колр сделал то же. Частичная трансформация укрыла нас от поисковиков некромагов. Они покрутились немного рядом - и ушли. Вот и всё.    - Тогда мы зря ушли? - озадаченно посмотрела на него Селена.    - Нет, не зря. Некромаги приближались слишком быстро, чтобы Колр успел убрать следы нашего присутствия под его крыльями. Ещё шестерых ему было бы трудно спрятать. Так что Коннор правильно сделал, уведя вас.    - Джарри, успокой меня, - не сдержалась - попросила Селена. - Эти некромаги не сумеют прорвать нашу защиту? Её, конечно, не орденцы Белой Стены делали, но ведь Ривер тоже хорош в своём деле?    - Ты забываешь добавить к Риверу своего старшего сына и меня, - спокойно отозвался Джарри. - И трёх машинных демонов, чью мощь мы вложили в деревенскую защиту. Да сами орденцы вряд ли сумеют сразу пробить нашу защиту! Если тебя это тревожило, не думай больше об этом. Им придётся просить нас впустить их. Внезапно они не нагрянут. Да и не думаю я, что они явятся рано утром. Магистрат в это время ещё не работает. Меня вот другое интересует: некромаги сообразят ли разузнать, кто, кроме Хельми, в нашей деревне обитает? Очень мне интересна их реакция на неожиданность в лице взрослого дракона.    Он замолчал. А когда Селена обернулась, улыбка смягчила её губы: семейный уснул, не дожидаясь, пока она закончит укладывать Стеньку Разина. Накормленный малыш тем временем задремал, и она ласково покачала его в корзине, чтобы заснул крепче. После чего только и смогла шмыгнуть к своему семейному под бочок.    ... Утром Селена сквозь сон почувствовала, как Джарри осторожно поцеловал её. Потом кровать прогнулась и выпрямилась. Шелест одежды и шорох ходящего босиком. Мягкий стук двери. Тишина. В следующий момент Селена слетела с постели, чувствуя себя десантником, поднятым по боевой тревоге: Стенька Разин громко выразил своё возмущение, почему ему завтрака не подали! Да и его личными утренними процедурами неплохо бы заняться, пока он сам этого не умеет!    Краешком глаза ухватила: за окном яркое солнце, и облаков не видно! Считать хорошим предзнаменованием?    Когда младший сын был обихожен и ублаготворён, Селена встала перед зеркалом и несколько минут потратила на то, чтобы научиться сворачивать палантин нужным образом. Сегодня ей как никогда хотелось постоянно ощущать сынишку при себе. Наконец, палантин сложился, как надо, и Селена осторожно опустила на полотняное ложе Стеньку Разина. На спину. Малыш немедленно повернулся уткнуться ручками в её грудь и засопел. "Фу-у... - обрадовалась Селена. - Вот теперь я могу всеми делами заниматься, не думая о моём властелине и повелителе!" Кое-где подтянув получившуюся переноску, Селена бодро вышла из кабинета.    - Селена, ты рано!    В гостиной сидела Хоста, а у столика с книгами, на полу, вольготно расположилась Ирма со своей бандой. Волчишка немедленно вскочила на ноги - одна босая, без носка, и помчалась поглядеть на необычную переноску. Оборотни-двойняшки и Берилл - за нею.    - Селена, покажи-и! - шёпотом заныла Ирма, помня, что маленького пугать нельзя.    - Вы почему здесь? - удивилась Селена, опускаясь в кресло напротив Хосты. Хозяйский глаз немедленно отметил, что Ирма не только полубосая, но ещё и в стареньком платье-балахоне, из которого давно выросла.    - Ой, ты знаешь, что эта егоза устроила! - махнула рукой с иголкой Хоста. - Надела новое платье и тут же полезла на забор вокруг сарайчика с козами. Свалилась с него - оборвала подол. Но это же Ирма! - Волчишка хихикнула, но виновато шмыгнула носом. - Вот, Селена, скажи: видела ты где-нибудь вокруг нашей Тёплой Норы лужу? Последний дождишко совсем маленький был. Так эта шустрая дама умудрилась-таки найти громадную лужу - и упасть в неё! В новом платье... Правда, уже разорванном... Вот - зашиваю дыру, прежде чем отдать в стирку. А второго носка не нашли. И теперь я пытаюсь понять, как она его потеряла - ведь была-то в ботиках.    Ирма втиснулась в кресло рядом с Селеной, скептически поджала губы, как всегда, когда считала, что её напрасно ругают.    - Ирма, а правда - зачем ты в лужу полезла? - с любопытством спросила Селена.    - Селена, ты не ругайся, - вступился Берилл. - Корилус в лужу залез и застрял. Ирма пошла его выручать и наступила на рваный подол. Ну и сама шлёпнулась.    - Господи, какая же у вас жизнь интересная! - вздохнула хозяйка места. - Столько приключений! Мне бы такие...    - А пошли с нами! - обрадовалась волчишка. - Мы тебе крепчуг покажем - с гнездом! Там такие вороны страшные! - Она вытаращила глаза и подняла руки, скрючив пальцы, показывая, какие птицы страшные. - Мы под гнездом стояли-стояли, орали-орали, а они нас всё равно не испугались!    - А зачем вы орали? - поразилась Селена.    - Они же орали, - рассудительно объяснила Ирма. - Ну и мы тоже: "Кар! Кар!" Получилось, как будто мы отвечали. Им понравилось! - заверила её волчишка. - Они нам ещё покаркали. Ну что? Пойдёшь? Ты же хочешь приключения - покаркаешь немножко!    Хоста втихомолку закатила глаза, бесшумно смеясь.    - Когда-нибудь пойду, - вздохнула Селена. - Сейчас нельзя. Стен ругаться будет.    Ирма привстала заглянуть в края, внутри которых спал малыш.    - Стен - будет, - серьёзно сказала она. - Он маленький, а маленькие спать должны, чтобы вырасти. Когда он встанет на ноги, я ему покажу всё - и коз тоже. А ты знаешь, что Берилл попробовал поймать козла?    - Нет, не знала, - стараясь быть серьёзной, но - увы! - понимая, что вот-вот расхохочется, ответила Селена - Берилл, это правда?    Берилл застеснялся и отвернулся. Первой не выдержала Хоста, за ней - до слёз - Селена. Ирма смотрела-смотрела на двух хохочущих взрослых женщин, подняла брови и опять-таки скептически высказала:    - Вот вы смеётесь, а зря. Вилмор сказал, что когда-нибудь мы заведём лошадей и будем на них кататься. А когда мы спросили, на что похожи лошади, он сказал, что лошади похожи на козлов, только чуть-чуть побольше. Вот Берилл решил заранее тренироваться. Он козла поймал, но сесть не смог, упал. Но это потому, сказал Вилмор, что у козла не было седла.    - А.. Берилл, тебя козёл не забодал? - уже с тревогой спросила Селена.    - Нет, Вилмор успел его отогнать, - безмятежно ответила волчишка вместо смущённого дружка.    Быстро перекусив в столовой завтраком, оставленным для неё под шерстяными колпаками, чтобы не остыл, она вышла на улицу. Пора посмотреть всё своё хозяйство, всё ли в нём идёт по налаженному распорядку. Придерживая ладонью тёплое тельце сынишки, Селена, чуть усмехаясь, сказала:    - Хозяйка места дозором обходит владенья свои!    В учебно-гостевом доме всё было тихо и спокойно. Занятия шли своим чередом. Приоткрыв дверь к Бернару, Селена улыбнулась: среди ребят за одним из столов сидела Космея.    Неплохо. Уже вливается в компанию.    Обошла дом, чтобы посмотреть, как работает Колр со своими учениками. Постояла у угла дома, наблюдая за тренировками, а потом как будто торкнуло: братство здесь - но без Коннора. Он-то где?    Сняла браслет и вздохнула: жаль, что разыскивая его, она одновременно даёт мальчишке понять, кто именно его ищет. Отклик был такой, словно она дотронулась до человека, глубоко ушедшего в мысли. То есть Коннор вроде и почувствовался, но почему-то не откликался, как бывало обычно.    - Селена, вы не Коннора ищете? - негромко спросил Корунд, вышедший из дома.    - Его.    - Пойдёмте. Покажу, где он. Его сейчас лучше не тревожить.    Корунд провёл её тропинкой мимо площадки Колра, в глубину сада. Когда учебно-гостевой дом скрылся за яблонями и ягодными кустами, парень-эльф остановился и тихо сказал:    - Лучше не показываться ему на глаза.    Коннор тренировался отдельно от других. И, кажется, по одной причине: его тренировка, даже на взгляд ничего не понимающей в этом Селены, была беспощадно выматывающей. Он занимался у крепчуга, на сучьях которого были развешены те же спортивные приспособления для тренировок, что и у Колра. Но если там у каждого предмета занимался один ученик, то мальчишка дрался, включая в тренировку всё оборудование сразу. Он двигался так стремительно, что становилось страшно за него. Не давая себе продыху, он бил руками и ногами, отбивался от летящих на него сразу нескольких предметов...    - И сколько он уже так?.. - испуганно спросила Селена.    - Полчаса назад начал. Я минут пять посмотрел - честно говоря, жутковато стало, и ушёл. А тут вы...    Они стояли и смотрели... И Селена вспоминала... И постепенно понимала, чего добивается Коннор. Киборгом он имел гораздо больше возможностей, чем человек с обычным телом. И мальчишка добирал тренировками то, что раньше ему давала его машинная сущность.       10       До столба Селена, придерживая в переноске собственного ребёнка, добежала вовремя. Люция, расправив крылья, топталась на его верхушке, явно примериваясь спрыгивать. Забор здесь был небольшой и чисто декоративный: Вилмор с Джарри построили его за скамейкой, на которой любили посидеть старшие девочки в погожий денёк. Так что и столб невысокий - подбежавшей Селене по плечо.    Завидев хозяйку места, девочка-дракончик обрадовалась и втянула крылья.    - Селена! Селена! На спинку!    Переводя дыхание, Селена немедленно повернулась спиной к столбу.    Люция - умница. Увидела переноску с малышом - сразу сообразила, что можно напроситься сесть на плечи - что она и называет "на спинку".    Селена почувствовала на своих плечах тёплые ладошки и невольно попятилась ещё на шажок, чтобы спиной чуть не упереться в заборчик. Странно. Селена решила, что Люция упрётся ей в голову, чтобы перелезть на плечи. Но натянулся палантин - медленно и осторожно. Ничего не понимающая Селена почувствовала, что переноска огрузилась чуть назад. Дошло: держась за плечи хозяйки места, Люция села в задние складки палантина! Ладошки шлёпнули по плечам: но, лошадка!    Удивляясь, как умно села девочка-дракончик (и как она сообразила, где какие завязки?) - малыш Стен остался на том же уровне в своей походной постельке, но придерживая малыша на всякий случай руками, Селена медленно шагнула от забора. Ноша не казалась тяжёлой, так что она спокойно пошла в дом. Едва очутилась в гостиной, от камина оглянулся Коннор и с удивлённой улыбкой встал навстречу.    - Люция, ты разрешишь тебя снять?    - На плечи! - решительно сказала девочка, и Коннор послушно поднял дракончика, чтобы усадить себе на плечи.    - Что это с тобой, Люция? - улыбнулась радостной девочке Селена.    - На спине тепло, - сообщила та и вцепилась в волосы Коннора. - Бегом!    Смеясь вместе с дракончиком, мальчишка пробежал по гостиной, а потом выскочил на улицу. Селена не боялась за Люцию: Коннор и сам страховал малышку, крепко держа её за руки. Единственно - мелькнула мысль: Люция снова учуяла что-то в пространстве? Или всего лишь играет? А потом мысленно махнула рукой: главное, что Коннор наконец расслабился!    Ближе к обеду Тёплая Нора начала наполняться учениками и "ясельниками". И, кажется, Люция раззадорила воспитанников Вильмы: все они пытались изобразить лошадок и всадников. Визжащий от удовольствия Корилус подпрыгивал за спиной хохочущего Гардена, который держал его под колени. Ирма, сгорбившись под тяжестью, словно муравей, упорно таскала одного из мальчишек-малышей, что пришли с группой Сири. Берилл, пыхтя и хихикая, тащил другого. Орвар кружился на месте, катая сидящих на его поясе малышей-оборотней из той же группы. Тармо и Вилл бегали вокруг них, подпрыгивая и, кажется, изображая жеребят. Дети постарше, наглядевшись на такое привлекательное безобразие, примкнули к всеобщей радости. Обычно спокойная Айна попискивала и хлопала в ладоши, подпрыгивая на плечах Моди, а Оливия, раскрасневшаяся от неожиданности, испуганно и радостно ахала на плечах Хаука.    Поскольку до обеда было ещё довольно много времени, Селена, смеясь, выгнала всех на улицу, на солнышко, отправив всех старших, кто остался без "всадников", сторожить, чтобы никто не упал и не испугался. Всеобщее поветрие на лошадок и всадников она решила считать подобием поветрия "смешинка в рот попала".    Обед начался радостным возбуждением. Стол "ясельников" пищал и звенел, и старшие то и дело взглядывали на них с подбадривающими улыбками. Удивлённый Джарри расспросил Селену о том, что произошло. Он-то снова работал над пристроем к дому и не был в курсе. Хозяйка места рассказала и ему, и Вилмору, с чего всё началось. А Хоста, доверительно понизив голос, добавила:    - А на улице, между прочим, Космея тоже кружилась - с Вади. Хотя просто взяла его за подмышки и подняла. И он не возражал. Ей понравилось.    - Обычная игра, - пожал плечами Корунд.    - Не совсем, если её начинает Люция, - задумчиво сказал Джарри.    Селена с тревогой спросила:    - Но ведь на этот раз это не что-то страшное?    - Будем надеяться. Коннор ничего не сказал? Он ведь не хуже, чем она, слушает пространство.    - Нет. Он был слишком занят. Сначала тренировками, потом - Люцией.    После обеда все разбежались по своим делам и по делам расписания.    Селена оставила заснувшего Стена на закрытой веранде, в корзине, и вышла к работающим у пристроя, чтобы посмотреть, много ли им ещё возиться с ним. Это был тот самый пристрой, появление которого всё откладывали, пока Веткин не взмолился о нём к хозяйке места. Бельевую-то превратили в обычную комнату, которая, правда, не всегда бывала занята. Но иногда в ней бывала нужда. Для гостей из города, например: в ней уже пару раз переночевали приезжавшие по делам Чистильщики, которые не хотели останавливаться в гостевом доме. А иногда её использовали и для нужд самих обитателей Тёплой Норы в чрезвычайных обстоятельствах - таких, как, например, с появлением Космеи. Но где быть самой бельевой? Где стирать бельё? Куда складывать грязное и откуда брать чистое? Порешили начать новый пристрой к кухне.    Дойти Селена дошла, но ни спросить чего, ни посмотреть на пристрой не успела.    Серебристый звон возник в воздухе, словно где-то далеко ударили в тонкую тарелку или столкнулись два хрустальных бокала.    Диск!    Джарри первым кинулся к машине, к которой уже в полном составе бежало братство. Так что Селена впрыгнула в салон последней и закрыла за собой дверцу.    Переглянулась с мальчишками.    - Ну что? Орден? - спросила она ненужное.    - Может, сами Чистильщики чего-то хотят? - с надеждой произнёс Мика.    А Коннор опустил глаза, бесстрастный, но явно решительно настроенный.    Доехали в молчании. Оставили машину на территории деревни, добежали до тяжёлой металлической крышки с почвенным пластом сверху, где и таился серебряный диск. Джарри вынул его и протянул хозяйке места.    - Рамон? Добрый день, - напряжённо поздоровалась Селена. - Что у вас?    - Гости к вам, - угрюмо, не поздоровавшись, сказал Рамон. - Не из желанных. На своей машине. Орден некромагов.    - Как они? - вырвалось у Селены. И поправилась: - Ну, с чем они? Настроение какое? Злые, спокойные?    - Довольные, как собаки перед куском фарша, - сквозь зубы сказал Рамон. - Вы с ними... - Он осёкся, вздохнул и продолжил: - Столкнулись? Ночью?    - Да. - Селена тоже помолчала, потом сказала: - Рамон, спасибо за предупреждение. Они уже едут?    - Возможно, по дороге им придётся менять колесо, - неохотно сказал Чистильщик. - Мы хотели, чтобы у вас было время подготовиться.    - Следов-то не оставили? - встревожилась Селена.    - Нет. Ванда, наш маг, следит за этим тщательно.    - Тогда хорошо. Всё. До свидания.    - Счастливо вам раскрутить проблему, Селена, - вздохнул Рамон.    Оказавшись рядом с машиной, Джарри сказал:    - Предупредить Колра и Корунда с Эрно, чтобы не появлялись. И спрятать Космею. У нас есть фора. Попрошу Ривера приютить девочку. Всего на несколько часов. Вместе с её родовыми артефактами. Хотя бы на время присутствия здесь нежданных гостей. Коннор, сделаете?    - Сделаем, - спокойно отозвался мальчишка.    Они думали - у них есть время. Но, когда подъехали к Тёплой Норе и вышли из машины, Селена только и успела отослать Вильму с "ясельниками" к пруду, куда те и бросились впереди своей юной воспитательницы и её друга - Моди. А когда дети исчезли из виду на деревенской улице и Селена собиралась скомандовать немедленно разыскать Космею, Коннор вдруг обернулся к деревьям сада, подняв глаза к небу.    - Что... это?    Все задрали головы. Селена, сообразив, ахнула:    - Не может быть!    Высоко в небе, от горизонта, летели три дракона.    Деревенской защиты, усиленной страшенной мощью, для драконов, как обычно, просто не существовало. Но они всё же приземлились на луговине - видимо, чтобы не пугать никого своим появлением в своём истинном облике. Пока растерянные хозяева топтались на месте, соображая, идти ли к ним навстречу, они перекинулись, открыли калитку в изгороди и пошли к Тёплой Норе.    Селена, оторопевшая от неожиданности, всё же нерешительно пошла к ним. За нею - братство и Джарри.    Первым она узнала Вальгарда. Не узнать бывшего Координатора города, вообще-то, трудно: высокий и ощутимо уверенный, единственный седой, быстро и цепко оглядываясь вокруг раскосыми глазищами, он привычно шёл между сородичами и чуть впереди. Через некоторое время стало видно, что все трое нагружены какими-то мешками, что ли... При виде идущих к нему Вальгард покачал головой - и Селена поняла его: драконы собирались приблизиться к самому дому. Поэтому она остановилась сама и предупредила остальных.    Небольшая неловкая заминка, но драконы были весьма спокойны, когда, так уж получилось, дошли до Тёплой Норы в компании беспорядочно поздоровавшихся с ними хозяев. А хозяева изумлённо и откровенно таращились на тяжёлые мешки, которые легко несли все трое. Драконы даже не согнулись, хотя было видно, что мешки набиты чем-то очень тяжёлым. Разве что у Вальгарда поменьше.    Не доходя до Тёплой Норы, Вальгард спросил:    - В доме кто-нибудь ес-сть? Где у вас-с можно поговорить? Нам нужно закрытое, без-с окон помещение.    - Пусто в доме, - откликнулась обеспокоенная Селена. - Заходите!    И пошла впереди, открывая двери. Заинтригованное братство и насторожённый Джарри замыкали процессию.    Под лестницами гостиной на второй этаж, в "служебном" коридоре, Селена отворила дверь в бельевую. Ладно хоть, помещение довольно просторное - набились все и без тесноты.    Вальгард огляделся и кивнул:    - Закройте дверь.    Селена накинула дверной крючок в петлю. Замков-то здесь нет. Свечи, едва все втиснулись в комнату, запалили мальчишки.    Два других неизвестных ей дракона легко поставили свои мешки у двери и подошли к Вальгарду. Он повернулся к ним спиной. Оказалось, у Вальгарда за спиной был не мешок. Один снял с его ноши, как выяснилось, накидку, а второй быстро расстегнул ремни, связывавшие кого-то (у Селены от неожиданности перехватило дыхание) небольшого, кто при свете сразу задёргался. Не успели разглядеть, что это за существо, как оно, выдравшееся самостоятельно из последних ремней, упало на пол и мгновенно, правда как-то боком, бросилось в самый тёмный угол комнаты, где и забилось между кроватью и высоким шкафом.    Вальгард жестом остановил мальчишек, кинувшихся было к спрятавшемуся.    - Леди С-селена, с-сначала взгляните вы.    Испуганная Селена сотворила магический огонёк на ладони и приблизилась к существу, присела на корточки - полагаясь на слова Вальгарда, косвенно подсказавшие: оно не опасно. Рычание зверёныша, скорчившегося в простенке, и короткий взгляд на неё, после чего он отвернулся и спрятал лицо в ладонях, уже не пугало её. Её больше напугало, что перед ней мальчишка-дракон! Характерное узкое лицо, скрытое всклокоченными длинными чёрно-огненными волосами, длинные глазища, дико и даже яростно блеснувшие раз на неё, - нет, это точно был дракон! Но почему Вальгард привёз его сюда, в Тёплую Нору? Тот самый Вальгард, который так настаивал, чтобы забрать у них Хельми?    Тяжело вздохнув, Вальгард присел на кровать, искоса поглядывая на рычащего детёныша. Оглядел присутствующих.    - Здес-сь вс-се те, на кого могу положитьс-ся. Можно рассказать и Колру. Даже придётс-ся. Мальчика-дракона наш-шли недавно. Он жил в горном ущелье - видимо, с-соотечес-ственник Х-хельми. Приютить его в клане мы не можем. С-семьи отказываютс-ся. Он... - Вальгард скривился. - Он калека. В давние времена таких, как он... убивали, чтобы не мучилс-ся.    В резко наступившем молчании все расслышали, как втянул сквозь зубы воздух Хельми. Он быстро подошёл к Селене и тоже присел на корточки перед зверёнышем.    - А что с ним? Что с мальчиком такого, что драконы не могут помочь ему? Даже драконы? - поразилась Селена.    - Неизвес-стно, как он выжил, но ему с-сломали крылья, - угрюмо сказал Вальгард.    Его слова будто ножом по сердцу - Селена даже застонала, прочувствовав эту боль маленького дракона. Рычание из простенка стихло. Хельми смотрел на маленького дракона, тяжело дыша.    - Сколько ему примерно? - тихо спросила хозяйка места.    - Лет дес-сять. Из них, мы думаем, военные годы он жил в одиночес-стве, пос-степенно дичая. Мы даже не знаем, как его зовут. Вы... - Дракон заколебался, и Селена впервые увидела, как Вальгард раздражённо опустил глаза. - Вы можете отказатьс-ся от этой обузы. Мы поймём.    - Нет, - резко сказал Хельми. - Мы не откажемс-ся. С-селена?    - Что мы ещё должны знать о мальчике? - спросила Селена, и Вальгард выдохнул.    - У него была с-сломана нога. Кос-сти с-срослис-сь плохо - он хромает. С-снова с-сломать кос-сти и с-сделать операцию пока не можем - он рас-стёт. Из-за с-сломанных крыльев он... у него плохо с позвоночником. Мы кое-что с-сделали, чтобы он мог передвигатьс-ся комфортно, убрали, нас-сколько с-смогли боль, но вс-се его травмы того рода, что лучш-ше оперировать, когда он повзрос-слеет. У нас-с он не выживет. Пос-стоянно пытаетс-ся с-сбежать. Ваш-ше с-слово, х-хозяйка мес-ста?    Селена задумалась ненадолго. Первое чувство - жалость и сострадание, но надо быть реалисткой. И чуть не разревелась! Какая тут реалистка! Некстати вспомнилось, как Люция заставила всех детишек сегодня играть в лошадки - и все радовались... И Вальгард привёз мальчика-дракона на собственной спине. Люция залезла не на плечи Селены, а на спину, в переноску. И мальчик был в ременных петлях Вальгарда. Люция в своих "предсказаниях" никогда не "промахивается". Будет сложно, даже трудно - это Селена поняла сразу. Но у неё есть помощники. И не один.    - Берём, - успокоившись, сказала она. Каменные лица двух сопровождающих бывшего Координатора драконов не дрогнули, но облегчение в них она уловила.- Ему у нас и в самом деле будет лучше. Но... Вальгард, а когда он вырастет, есть хотя бы маленькая возможность, что у него будут крылья? Есть надежда на это?    - Мы о таком не с-слыш-шали. Но такие нес-счас-стья и бывают редко, - покачал головой дракон. - И ещё. Мы понимаем, что привезли вам лиш-шнего едока. - И кивнул на два мешка у двери. - Это мяс-со с-с горных равнин. Чуть позже я приш-шлю драконов с новой провизией. Так будет с-справедливо. А с-сейчас-с нам пора. Держите мальчика взаперти. Он может удрать. Не забудьте, что ваш-ша защита не с-существует для него даже в диком с-сос-стоянии.    - Вы идите, - сказал Хельми, тревожно оглядывая всех. - Я ос-станус-сь с-с ним.    Уже успокоенная - с Хельми остался и Колин, Селена вышла проводить гостей к изгороди. И чуть не расплакалась от счастья, когда все подошли к калитке - и Джарри, со спрятанной неуверенной улыбкой взглянул на неё.    К калитке изгороди подъезжала шикарная машина.    - Вальгард, - несмело позвала Селена. - Это неудобно, но... Помогите и вы нам! Пожалуйста! Здешний орден некромагов хочет забрать Коннора (мальчишка вскинулся на её взволнованный дрожащий голос). Вас послала сама судьба. Помогите нам!    Ей показалось, что шагавшие возле Вальгарда драконы и так держат осанку, но после её слов они выпрямились ещё ощутимей. Теперь это были не просто сородичи, сопровождающие главу драконьего клана, но воины.    - С-с чем с-связано их-х желание забрать мальчика?    - Они разглядели его дар некроманта.    А машина уже остановилась у калитки, и вышедший из неё человек пытался открыть её, в упор глядя на подходящую толпу... И вдруг его словно током ударило, и он отскочил от изгороди. Из машины вышли ещё трое.    Драконы из сопровождающих поспешили вперёд и открыли калитку перед Вальгардом. Тот шагнул за пределы деревенской территории. Селена поспешила встать рядом, глядя на людей в свободных чёрных одеждах.    - Вальгард? - негромко спросил один из чёрных и сбросил капюшон. На вышедших из деревни смотрел высокий, не ниже дракона, эльф с выбритой головой, то ли от старости, то ли из-за прожитых беспокойных лет не красивый, как привыкла Селена, а какой-то хищный, похожий... Селена прикусила губу. Она, конечно, придумывает от страха... Но этот эльф и в самом деле похож на стервятника - с большими голубыми глазами навыкате, с хрящеватым носом с еле заметной горбинкой, с ртом, сжатым в прямую ниточку.    - Рад видеть тебя, Перт. Крайне неожиданная вс-стреча.    Названный Пертом взглянул за спину дракона.    - Никогда не думал, что ты бываешь здесь, - дипломатично сказал он с явным намёком на любопытство.    - В этой деревне живёт один из моих юных друзей, - бесстрастно сказал Вальгард. - Знакомьс-ся - это Коннор. - Он, не оглядываясь, поднял руку, и мальчишка правильно понял этот жест, немедленно подошёл. - В годы войны из него кое-кто с-сделал профессионального убийцу. Нам с кланом немало приш-шлось поработать над ним, чтобы с-сделать из него обычного мага.    - Что значит - кто-то сделал? - так же равнодушно поинтересовался Перт.    - Х-хозяйка здеш-шнего мес-ста (знакомьс-ся, Перт, это - С-селена) называла его в те времена киборгом. Киборг в её мире - это с-смес-сь живого металла и живой плоти на магичес-ской ос-снове.    Селена хотела было встрять, чтобы возразить, что киборг в её мире отнюдь не пользуется магией, но промолчала. Кажется, она начинала понимать, что делает Вальгард.    - Мы некоторое время с-сотрудничали с-с мальчиком, - размеренно продолжал между тем дракон. - Ос-собенно показалос-сь интерес-сным, что и голова у него неплохо работает. Слыш-шал о трёх маш-шинных демонах в пригороде? Мальчик, будучи киборгом, с-сумел убить вс-сех.    Двое мужчин внезапно заговорили так, будто кроме них рядом никого нет. Разве что имея в виду на периферии собственного круга общения напряжённо вытянувшегося мальчишку.    - Вальгард, скажи прямо: ты взял мальчишку под своё крыло?    - Нет. Хотя желание было.    - Тогда почему ты сейчас говоришь о нём так, словно он твой птенец?    - Перт, ты знаеш-шь, что у меня бывает выброс-с с-стихийных прорицаний. Мальчик - с-сильный некромант с-с талантом некромага. Но, что бы он ни делал, некромантию и некромагию он всегда ис-спользовал и будет ис-спользовать только во имя жизни.    - Советуешь отказаться от нашего желания видеть его своим адептом? - высокомерно усмехнулся Перт.    Вальгард медленно ощерился в ухмылке.    - Вы с-спрос-сили Коннора, хочет ли он стать некромагом?    И улыбка эльфа-некромага немедленно пропала. Он насторожился.    - Ты прекрасно знаешь, мы никогда не спрашиваем о личном желании тех, кто нам нужен.    - Хочеш-шь, я спрош-шу за тебя? - предложил дракон. - Коннор? Хочеш-шь с-стать некромагом?    - Нет, - спокойно отозвался мальчишка, тоже не спуская холодных глаз с Перта. Тот почему-то вдруг сунул руку в карман. Коннор на секунду позже приподнял руку свою. Эльф уже не выглядел спокойным.    - С-спросим у мальчиш-шки, почему он не хочет с-стать некромагом? - явно забавляясь ситуацией, похожей на натянутую до предела струну, предложил Вальгард.    Селене этот разговор всё больше напоминал дурной сон. Или пьесу абсурда.    - Что внятного может ответить... мальчик? - всё-таки пренебрежительно спросил эльф, сделав ударение на последнем слове. Но, спрашивая, глаз от Коннора, от его руки, он не отводил.    Коннор исподлобья взглянул на некромага, но ответил бесстрастно, словно подражая дракону.    - Мальчик может ответить, что устал убивать. - Коннор замолчал, дожидаясь, пока смысл слов дойдёт до Перта. А когда глаза эльфа едва уловимо расширились, он добавил: - Мальчика и так вынудили всё утро думать о том, как уничтожить некий храм.    - Коннор, - предостерегающе сказал Вальгард. - Коннор! Убери оружие!    Мальчишка скосил глаза на него и что-то вызывающе сказал на неизвестном присутствующим языке. Сопровождающие Вальгарда драконы изумлённо уставились на мальчишку, спустя секунды с трудом заставив себя вернуться к обычной безучастности. Правда, один потом еле заметно улыбнулся - и Селена с удивлением узнала в нём того, кто помог однажды Коннору, чуть не сгоревшему в огне и в живом серебре.    Вальгард испытующе вгляделся в Коннора и ответил спокойно - на том же языке. Коннор выслушал и резко согнул руку в локте, после чего свободно опустил её. Тихий, но отчётливый металлический лязг заставил Перта побледнеть.    - Перт, ищите с-своих адептов в городе. В этой деревне два драконьих клана. С-случись что с Коннором, мне это будет извес-стно с-сразу же.    "Три, - вдруг подумала Селена, веселея. - Колр вряд ли возьмёт новенького под своё крыло, а тот хоть и калека, но дракон! Поэтому в деревне три драконьих клана!"    - Уважаемый Перт, - обратилась она, осмелев от поддержки Вальгарда. - Если у вас есть время и желание, вы можете воспользоваться нашим гостеприимством и посетить...    - Простите, леди Селена, - сухо оборвал её эльф-некромаг. - Но времени, к сожалению, у нас маловато.    Пока машина отъезжала от деревенской изгороди, Вальгард задумчиво смотрел ей вслед, а потом нехотя сказал:    - Перт - лучш-ший в с-своём деле. Когда треть города была уничтожена некромагичес-скими маш-шинами, он и его люди с-сумели их ос-становить. Те маш-шины были очень редкими. Нам повезло... Но он привычен убивать.    - То есть он ещё вернётся? - со страхом спросила Селена.    - С-скорее, это будет не он. Перт может идти и окольными путями, привлекая к делу другие с-службы. Не буду с-спрашивать, как вы с-столкнулис-сь с некромагами. Ос-стерегайтес-сь их. Я с-слиш-шком далеко, чтобы с-сразу прийти на помощь.    После отъезда машины некромагов распрощались и драконы. Глядя, как громадные драконы взлетают с луговины и мощно летят к горизонту, Селена вспомнила все стычки с Вальгардом, когда он сам желал забрать Хельми.    - Селена, а тебе не страшно было - с твоим гостеприимством, что они увидят Космею? - спросил Мика, побледневший от пережитых впечатлений.    - Я с перепугу совсем забыла о ней, - призналась хозяйка места, быстро подходя к Тёплой Норе, опираясь на руку Джарри - ноги как-то быстро отяжелели и передвигать их оказалось трудновато. - Семейный мой, что скажешь? Мы отделались от этого Перта? Или Вальгард прав - и нам ещё придётся увидеть некромагов?    - Пусть только попробуют появиться, - сумрачно сказал Коннор. - Мирт готов изучать некромагию. Хельми тоже. Я говорил с ними. Бернар нам поможет - и некроманты с кладбища. Ривер обещал помочь. К деревне никого не подпустим, если придут с плохим. Это наш дом. Пусть не лезут.    Джарри спокойно положил руку на его плечо.    - Ты забыл упомянуть ещё одного довольно сильного мага. - Он усмехнулся. - Зря, что ли, я перекачивал силу машинных демонов наравне с тобой? Селена, не тревожься. Мы защитим Тёплую Нору.    - Очень на это надеюсь. А пока неплохо бы до появления "ясельников" поближе познакомиться с мальчиком-драконом, - вздохнула хозяйка места. - Если честно, сейчас он беспокоит меня больше, чем какие-то некромаги.    Она добилась своего: Коннор улыбнулся, а за ним Мика и Мирт. А Джарри только погладил её ладонь у себя на локте. Идти сразу стало легче.       11       - Он меня укус-сил! - радостно сказал Хельми. - Заходите быс-стрей - с-сбежит!    Они ввалились в бывшую бельевую все, кроме Джарри, который торопился на стройку... Хельми сидел на краю кровати, а Колин, оставшийся с ним за компанию, устроился на полу, у двери. Наверное, сторожил, чтобы новенький не сбежал.    Селена подняла брови. Постель на кровати заставляла верить, что по комнате прошёл тайфун со всеми вытекающими: она вздыбилась, как будто одеяло с покрывалом и подушками выкинуло вверх, откуда все постельные принадлежности потом и свалились. Причём вихрь, подбросивший все эти вещи, оказался изощрённым на выдумки: в углу, противоположном сидящему Хельми, притаился у стены ком белья, скрученный и смятый. Присмотревшись, Селена поняла, что ком этот, возможно, не совсем простой: время от времени он осторожно шевелился и тихонько ворчал.    - Что у вас-с? - рассеянно спросил Хельми, не спуская глаз с постельного кома.    - Отбились, - кратко сказал Коннор. - А у вас?    - Пыталс-ся вытащить его на с-свет - залез в пос-стель и с-спряталс-ся.    Дверь закрыли снова на крючок.    - Вы покормили его? - спросила Селена, неуверенно глядя на бельевой ком, который сердито шевелился.    - Не-ет, - смутился Колин. - Мы мешки Веткину отнесли на кухню, а покормить не подумали.    - Ну так чего ж? Принесите что-нибудь! Он же голоден с дороги.    Ком, по впечатлениям, не то что затих, но затаился. А Селена отметила про себя: кажется, мальчик здешнюю речь понимает.    На кухню побежали Хельми и Мирт. Ворчливый Веткин никогда не откажет мальчишке-дракону. Мика посмотрел-посмотрел на ком и авторитетно сказал:    - Его надо к Каму на печку. Там кошка с котятами. Быстро домашним станет.    - Нельзя, - задумчиво сказал Коннор, внимательно изучавший бельевой ком. - Перед тем как его поймали, он питался, охотясь на мелких зверушек. Котят жалко будет. И на печку нельзя. У Кама окно - сбежит.    - И что вы предлагаете? - встревоженно спросила Селена. Ей хотелось побыстрей вытащить мальчика из белья, вымыть его, накормить, одеть, осмотреть - это уже к Бернару, а потом придумать для него приемлемые условия жизни в Тёплой Норе.    - Цепь и широкий пояс, - всё так же спокойно сказал Коннор.    - Но... - возмущённо начал было Мика и осёкся. - Орвар. Точно.    Мику Селена поняла с полуслова. Появившийся в Тёплой Норе Орвар некоторое время вынужденно был на цепи. Магически подчинивший его Гарден сделал мальчишку своими глазами и защитой - и "спускал" на любой промельк опасности. Но нового мальчика-дракона на цепи придётся держать дольше, пока он не станет... ручным. Селена поёжилась. И как всё это объяснить другим детям? С другой стороны, мальчишка замер, когда она сказала о еде. А если он понимает разговор, то ведь не должен быть диким...    - Пока с кухни жратву тащат, давайте придумаем ему имя, - предложил Мика.    - Зачем? - удивился Колин. - Коннор вспомнит, как его зовут.    Коннор невольно усмехнулся. Однажды он "вспомнил" имя малышки Айны, которая забыла о нём. Но в её снах, когда снилось прошлое, о чём она тут же забывала, её называли по имени пропавшие родители. Коннор считал-вспомнил имя девчушки, проникнув в её сон.    Селена только хотела сказать, что нечего ухмыляться, как Коннор вдруг собрался.    - Пентаграмма! Мы положим его в пентаграмму!    - Точно! - обрадовался Мика. - Мы так не только имя узнаем, но и пацана быстро приручим. Но пока всё-таки придётся цепью. Эй, поговорить не хочешь?    Он подошёл к кровати и похлопал по бельевому кому. И отдёрнул руку, когда ком взорвался злобным рыком.    - Ишь, как он... - уже уважительно сказал Мика. - Селен, а как его кормить будем?    - Кормить такого... - тихонько проворчал Колин. - Пусть Хельми кормит. Он дракон - и этот дракон. Сговорятся.    - Ага - сговорятся, - недоверчиво сказал Мика. - С ним, маленьким, большие драконы не смогли сговориться, а ты говоришь... Селена, ты что?    Глядя на Коннора, она, старательно шевеля губами, изобразила: "Слушает?"    Тот сказал вслух:    - Да. Только понимает плохо.    Селена подошла к кровати, обхватила руками, испуганно задёргавшийся бельевой ком, поднимая. Затем она села и положила его на свои колени. Ком побуянил и затих, видимо, поняв, что с его силёнками нечего сопротивляться. А Селена принялась поглаживать его и рассказывать:    - Меня зовут Селена. Ты в моём доме. Здесь много детей - таких, как ты. - Она вспомнила про сломанные крылья - и мурашки, побежавшие по спине, заставили её содрогнуться. Совладав со своим голосом, она упрямо заговорила снова, продолжая слегка поглаживать скрученное бельё: - Здесь все такие, как ты. А ещё ты запомнил голос Хельми. Запомнил голос Колина. Теперь будешь знать мой. А теперь запоминай голос Коннора. Он расскажет тебе, что такое пентаграмма.    - Пентаграмма - это пять кроватей в разных углах. А в серединке будет твоя кровать. Когда ты уснёшь, я узнаю, как тебя зовут. А ты - побываешь в наших снах... - Улыбаясь, Коннор переглянулся с Селеной: ком не двигался. Слушал.    - Селена, мы принесли ему поесть! - Первым в комнату вошёл Мирт с подносом.    - Веткин прис-слал ему молока, - довольно сказал Хельми. - Для маленьких молоко нужно, да? Он с-сказал - для маленьких оно вкус-сное и для кос-стей полезно.    Селена задержала на нём взгляд, а когда замолчавший Хельми вопросительно кивнул, она повела бровью: "Иди сюда". Он бесшумно подошёл к ней.    Пригревшийся на её коленях, чутко прислушивавшийся к происходящему в комнате зверёныш всё-таки оказался усыплённым болтовнёй, из-за которой лично им пока вроде как никто не интересовался.    Когда Хельми встал рядом с кроватью, Селена снова взглянула на него и сделала последнее движение - сняла и отогнула с головы драконьего детёныша последние слои одеяла, в которые он спрятался и которые она распознала, пока поглаживала его. Она успела обдёрнуть эти слои на его плечах - и Хельми быстро положил ладони на голову зверёныша. Долго под состоянием магического покоя держать малыша нельзя, но сейчас надо покормить его и познакомить с первыми лицами тех, кто взял на себя заботу о нём.    Мальчик-дракон распахнул глаза, крутя головой во все стороны, стараясь поспеть увидеть всех. Длинная узкая голова и впалые щёки - он был похож на пойманную ящерку. Вот затрепетали ноздри маленького носишки - учуял мясо и молоко.    Хельми снял ладони с его головы, и Селена сумела опустить слои постельного белья так, чтобы зверёныш смог выпростать руки. Мирт встал рядом, протянул малышу кружку с молоком. И поддерживал её, пока тот не выпил, время от времени испуганно взглядывая на мальчишку-эльфа.    - Мирт, - сказал тот и ткнул в себя пальцем. - Тебя напоил молоком Мирт.    И забрал опустевшую кружку, чтобы налить молока из прихваченного кувшина.    Пока не подошёл Хельми, зверёныш нервно дёргал руками, но не пытался вырваться, а просто не знал, куда их девать. В конце концов, снова сунул в бельё и сам в нём осел. Мальчишка-дракон присел перед зверёнышем и протянул ему нарезанное варёное мясо и целую лепёшку. Опять на свет показались ручонки. Малыш давился, выдирая кусочек за кусочком из ладоней мальчишки-дракона, хоть и не выглядел слишком голодным - перед дорогой, небось, Вальгард или кто-то из клана покормил малыша.    Селена тем временем осторожно вынула на свет Божий его волосы и, пропуская огненно-чёрные волосы сквозь пальцы, жалела, что нет с собой расчёски.    - Может, Ирму сюда привести? - шёпотом предложил Колин, и малыш тут же скосился на него. - Она кого хочешь заставит дружить с ней.    - Нет. Надо предупредить Колра и привести сюда Люцию, - задумчиво сказала Селена, и дракончик немедленно оглянулся, словно забыл о том, что сидит у кого-то на коленях. - Она нам подсказала, что у нас сегодня появится новый жилец. Может, она сумеет помочь ему привыкнуть к нам?.. Впрочем, тоже рано. Пусть он сначала к нам привыкнет, а потом будем знакомить с остальными.    - Хочешь молока? - предложил Мирт, снова показывая зверёнышу полную кружку. А когда тот потянулся обеими руками за ней, убрал и сказал: - Сначала скажи - "молоко"!    Застыв с протянутыми руками, драконий детёныш несколько секунд смотрел в глаза эльфа, а потом сморщился от злости и злобно зашипел на него. Даже насланная Хельми магия покоя не помогла... Мальчишка-эльф вздохнул и отдал ему кружку. А Селена слушала, как дракончик прихлёбывает молоко, явно боясь, как бы кружку у него не отняли, и думала о том, что для десятилетнего он поразительно мал. Недокормыш.    Наевшись, он обернулся и начал сверлить глазёнками Селену. Правда, долго сверлить у него не получилось. Накормленный, он начал засыпать, похожий на странную птицу: у неё закрываются глаза, а она то и дело вздрагивает и снова таращится на всех. Наконец узкая голова приникла к плечу Селены, дыхание успокоилось...    - Селен, а ведь второй младенец... - шёпотом хихикнул Мика.    Она только поправила краешек одеяла, укрывая голову малыша, и вспомнила, что по личному расписанию, вообще-то сына тоже кормить пора.    - Коннор, посмотри, Стен не проснулся ли?    - Дай мне этого лучше, - шёпотом же предложил мальчишка. - А сама иди. Мы тут посидим, поболтаем.    Но, когда она была уже у двери, именно Коннор остановил её. Покачивая на коленях заснувшего зверёныша, как привык качать своего младшего брата, он спросил:    - Мама Селена, а почему драконы его не оставили у себя? Они же сильные. Успокаивать лучше нашего могут.    - Кроме магического воздействия, детёнышу необходима ещё и забота, - тихо отозвалась Селена. - А это часы и дни. И, если вы не поняли... Для них он уже не дракон. Он дикарь, который никогда не станет драконом. Ну, это как если бы Колин так и не смог бы снова возвращаться в человеческую форму и навсегда остался одичавшим. Малыш для них такой.    Она сумела в последний момент произнести слово "дикарь", заменив Вальгардово "калека", равнозначное "уроду", "изгою", если она правильно поняла подтекст его высказывания. Просто у Вальгарда, в отличие от тех давних времён, на которые он ссылался, есть альтернатива убийству калеки - Тёплая Нора, есть надежда, что дракончик выживет и без крыльев.    - Ребята, не забудьте, что вообще-то сейчас народ в Тёплую Нору прибежит на "тихий час". Да и вам пора бы...    Она выпалила напоминание и поспешно вышла, чтобы не думать о следующей ступени последовательного своего раздумья - о том, что бы сделал дракон с детёнышем, не будь Тёплой Норы. "Это было бы слишком жестоко, времена-то уже другие", - в смятении думала она...    Уже рассеянно качая проснувшегося и прильнувшего к ней Стена, Селена вдруг решила: "Мало ли что Вальгард... Малыш всё равно будет магическим существом, внешне похожим на человека, но с изначально сильнейшей способностью к магии. И вырастет в таком месте, где его так и будут воспринимать - именно магом! А здесь, в деревне, есть те, кто поможет ему стать сильным магом!" О полётах, о которых он может тосковать, повзрослев, она старалась не думать. Правда, мелькнула мысль о том, что драконья регенерация ей тоже известна, и можно надеяться - а вдруг... Крылья Люции восстановились. Как и покалеченные крылья Колра. Но сломанные...    Она сидела на скамье, чуть боком к окну во двор. Сквозь стекло так припекало тёплое весеннее солнце, что хотелось на улицу... Хлопнула дверь, другая. Захлопали обе чаще на фоне беготни и приглушённого говора, а то и смеха. Дети возвращаются с прогулки, с последнего учебного часа... Успело ли братство уйти в свою комнату на мансарде и уложить дракончика в середину пентаграммы? Селена знала, что мальчишки не любят "тихого часа". Но сейчас ребята испытывают любопытство. Им интересна такая мелочь, как имя новичка. Впрочем, имя не мелочь. Может, с него и начнётся привыкание детёныша к нормальной жизни нормального ребёнка...    Вспомнив тяжесть свёрнутого постельного белья на своих руках, мягкий ком, из которого на тощей шейке торчала тощая голова мальчика-дракона, Селена наклонилась к спокойно посапывающему, насытившись, Стену. Даже закутанный в одеяло, новичок выглядел не то что на десять лет, но даже младше двойняшек-оборотней Тармо и Вилла.    И она правильно сделала, что решила не сразу знакомить его со всеми. Хельми побаивался идти в деревню, узнав, что в ней много людей и существ. Свою жизнь в Тёплой Норе он начал с невольного требования комнаты на одного. Драконы не любят толпы! Только случай помог ему сдружиться с мальчишками... Селена улыбнулась: случай в лице Ирмы, бегавшей ночью во двор!..    А ещё новичка надо помыть. Представив грядущий ужас, Селена усмехнулась. Какое счастье, что в Тёплой Норе есть Хоста, которая не боится никакой грязной работы и которую не смущает общение с детьми разных рас! Вместе уж они сумеют заставить детёныша принять ванну. Потом надо будет вызвать Бернара - он поймёт, почему мальчика не привели к нему. И потихоньку приучить старожилов Тёплой Норы к мысли, что новичок требует к себе не просто бережного, но и осторожного отношения... А ещё надо поговорить с Колром... А потом с Космеей...    Прислонившись к доскам за спиной, Селена вместе с сыном задремала на солнышке.    ... Сначала у неё осторожно забрали ребёнка. Потом её саму взяли на руки, чтобы отнести туда, где спать удобней. Переход от солнечного тепла к теплу человеческого тела рядом был незаметным, и Селена так и не проснулась, прижавшись к семейному...    Поняла, что проснулась, когда, не открывая глаз, почувствовала рядом пустоту. Джарри ушёл недавно, и тепло от него всё ещё горячей нежностью заставляло нежиться в уюте. Всё так же, не открывая глаз, вдруг расслышала, что рядом кто-то, мягко ступая, ходит неспешными шажками. Удивлённая, высунулась из-под одеяла.    Ближе к двери из кабинета ходил Коннор, укачивая младшего братишку.    Оглянулся он даже не на движение самой хозяйки места, а на движение (поняла она) потревоженного пространства.    - Мы всех выгнали из Тёплой Норы, - вполголоса сказал он. - На улице тепло и солнце. Бернар сказал, что это полезно для здоровья.    - Бернар здесь? - Прислушавшись к себе, Селена спокойно откинула одеяло: Джарри даже не подумал раздеть её. Наверное, беспокоить не хотел.    - Нет. Ради Ригана он забрался к нам, в мансарду. Там и Колр, и Хоста.    - Ой... Не напугали бы малыша. Значит, его зовут Риган?    - Ага... Хельми погрузил его в глубокий сон. Ему снилось, что его звали родители. Стен спит. Возьмёшь с собой?    - Нет. Оставим на веранде. Вдруг Риган будет испытывать сильные эмоции? Разбудит. - Она быстро плеснула на лицо пару пригоршней воды из кувшина и вытерлась полотенцем, чувствуя себя посвежевшей. - Всё. Идём.    Пока шли мимо гостиной, поднимались по лестницам, Селена убедилась: дом пуст.    Ну, пуст, конечно, относительно: из столовой и дальше, из кухни, доносились позвякивание и приглушённые голоса. Но за малыша Ригана Селена осталась спокойной: никто не узнал, что он в доме, а значит, знакомиться со всеми ему удастся постепенно.    Коннор, шедший впереди, стукнул в дверь и открыл её, пропуская Селену в комнату... Сначала она рассердилась при виде представшей картины - взрослые (слишком много!) вокруг кровати с маленьким зверёнышем, на котором уже застегнули широченный ремень с цепью. Хоста вовсю трудилась, отмывая его от грязи тряпками, которые споласкивала и отжимала в тазике с водой. Бернар вдумчиво изучал спину мальчика-дракона - со странно выпяченными и изогнутыми лопатками, как показалось Селене, которая видела Ригана сбоку. А Колр сидел на стуле, поднесённом к кровати, и просто озадаченно смотрел на дракончика.    Братство с интересом наблюдало за всеми сразу. И, кажется, взрослыми активно использовалось: то Бернар бросал пару слов в сторону, не глядя, и Мирт немедленно что-то доставал из корзины, сплетённой Александритом специально для снадобий старого эльфа; то Хоста просила, не называя имён, подать чистые или сухие тряпки, и Мика с Колином приносили ей требуемое... Взгляд мельком - Селена заметила, что одна нога Ригана уже перевязана.    Сам дракончик, голенький и оттого до ужаса безащитный, сжался и время от времени жмурился изо всех сил, словно надеясь: вот откроет сейчас глаза - и нет никого вокруг. Но открывал и снова сжимал плечи, хотя, как понимала Селена, вода, которой его отмывали, наверняка была тёплой.    Он не заметил бы вошедших, сосредоточенный на страхе перед незнакомыми взрослыми, которые были слишком близко к нему, не взгляни на них Хельми.    Раскосые глазища уставились на Селену - Коннора за её спиной Риган, кажется, предпочёл проигнорировать. Маленький дракон медленно, даже вкрадчиво вытянул тощую руку в сторону. Не спуская глаз с Селены, не обращая внимания на насторожившееся братство, Риган осторожно потащил к себе край одеяла. Ни Хоста, ни Бернар, занятые работой, не заметили этого движения. А дракончик всё тащил одеяло, медленно сворачивая его рядом с собой и продолжая таращиться на Селену.    Руки взрослых застыли.    - С-си... - зашипел Риган и задёргался в поясе, норовя спрыгнуть с кровати.    - Что с ним? - удивилась Хоста. - Селена, помоги.    Но хозяйка места уже сообразила, чего от неё хочет дракончик, и быстро подошла, присела перед ним.    - Риган, сейчас ты станешь чистым, и тогда я посижу с тобой.    Он снова зашипел. Но на этот раз коротко. После чего дыхание его резко изменилось, зачастило, глазища озлились. Он отвернулся, скривив в подступающем плаче рот. Бернар взглянул на Селену:    - Вы понимаете его? Чего он хочет?    - Он хочет, чтобы я посидела с ним.    Хоста с сомнением посмотрела на Ригана, пожала плечами.    - Ну, в общем-то, он уже достаточно чистый.    - Посидите, - раздражённо разрешил и Бернар. - Он слишком ярко выражает свои эмоции. Мне это мешает работать.    Скрывая усмешку, Селена подошла к оставленной остальными кровати, посмотрела на отвернувшегося от неё Ригана и, быстро отстегнув цепь от пояса, закутала его в одеяло, соорудив примерно тот же ком, который у него получился несколько часов назад. Легко подняла завёрнутого дракончика и села на кровать с ним на коленях. Тот нисколько не сопротивлялся, добившись своего.    Закутала Селена его, оставив на свободе тонкие руки с кошмарно длинными и тощими пальцами. Риган завозился и спрятал руки в одеяло. Теперь он снова разглядывал всех, но с каким-то торжеством. На Колра пошипел, но, когда тот изумлённо поднял брови, быстро втянул голову в плечи - и в одеяло, сердито поблёскивая оттуда глазищами. Братство не выдержало, захихикало.    - Моя Селена - моя крепость! - констатировал смеющийся Коннор.    Когда все успокоились, Хоста сказала, что она отнесёт грязную воду и тряпки вниз, в ванную комнату. Выждав немного после её ухода, Селена спросила:    - Бернар, что скажете о крыльях? Есть надежда?    - Это слишком серьёзный вопрос, - покачал головой старик. - Нужен консилиум медиков. Без них я могу сказать лишь одно: мальчик некоторое время будет, скажем так - горбиться. Вальгард сказал правду, что с позвоночником у Ригана проблемы. Но, чтобы вынести точный вердикт, нужны хирурги.    - Мальчики рассказали о бес-седе Вальгарда с Пертом, - сказал взрослый дракон. - Леди С-селена, пока в городе грызутс-ся из-за влас-сти, мы можем оказатьс-ся на положении брош-шенных гос-сударс-ством. Ордена с-слиш-шком с-самоуверенны, а у нас-с с-связаны руки из-за библиотеки Коннора. Что бы мы ни предприняли, вс-сё упираетс-ся в эту тайну.    - Нам нужны свежие мозги, чтобы обсудить то, что давно стало привычным, - буркнул Бернар, заполняя свою корзину предметами осмотра и теми, что остались от перевязки. - По поводу библиотеки появилась одна идея. Когда мы говорили об ордене Белой Стены, я вспомнил, что у ордена есть своя библиотека и отделение ветеранов. Один шапочный знакомый может указать на тех ветеранов, кто сумеет сохранить тайну, даже если не захочет помочь нам. Если мы доверим кому-то тайну библиотеки Коннора, будем гораздо легче справляться со всем - и с раздачей эльфам их родовых артефактов, и с сопротивлением некромагам.    - Если они не будут помогать нам, то зачем вообще доверять кому-то тайну библиотеки? - удивилась Селена.    - Ну, идея состоит в том, чтобы они помогли выбрать те книги из библиотеки, которые помогут эльфам вернуть твёрдую власть в свои руки. И записать их. Вот такая идея, - вздохнул старый эльф.    - Это как с Селеной, - задумчиво сказал Мика. - Помните, прошлой ночью мы в машине искали, что с чего началось? Ну, про то, что не будь Коннора - не появилась бы Селена? А ведь мы никогда не думали, что главное.    - Ты о чём? - спросил Мирт.    - Ну, про библиотеку, конечно.    - И что? - не понял теперь Колин.    - Ну - что? Надо сделать так, чтобы Коннор с его библиотекой никого бы не интересовал. А вы, Бернар, именно это и придумали. Но этого мало. Надо... - Мика задумался. - Надо ещё подумать! - решительно закончил он.    - Например, о том... - Мирт призадумался, сморщив брови. Потом неуверенно улыбнулся: - А если... Прозвучит глупо. Сегодня, во время "тихого часа", мы, как всегда ходили по этой библиотеке. Я снова взял книгу с полки. Но снова открыть её не мог. Коннор, а ты не мог бы вспомнить, что с тобой сделали, чтобы ты попадал в эту библиотеку?    Колр выпрямился. Бернар, не глядя, подцепил стул и сел, глядя во все глаза на мальчишку-эльфа.    - Замечательно, - тихо сказал Хельми. - Ес-сли у Бернара ес-сть знакомые, почему бы их тоже не запус-стить в эту библиотеку? Пусть ходят и с-сами ищут то, что эльфам пригодитс-ся именно с-сейчас-с. И тогда про Коннора забудут! Ведь даже я понимаю, что, ес-сли влас-сть в городе будет принадлежать вампирам, ордену Белой С-стены тоже не с-сладко придётс-ся.    - Нужен Джарри, - сказала Селена, которая с трудом вникала в суть разговора, но уловила главное. - Если ты, Коннор, не откажешься, он поможет тебе снова войти в транс и вернуться в прошлое, чтобы ты сам узнал, что именно сделал тот эльф, который видел тебя хранилищем библиотеки, а не просто ключом к карте с сокровищами и её сторожем.    - Подождите, - чуть не испуганно попросил Коннор. - Я не сразу... - Он затруднился со словом. - Не сразу понимаю вашу идею. Вы хотите, чтобы я вспомнил то, что мне помогает входить в библиотеку?    - Вот именно! - радостно сказал Мика. - Вот оно - самое начало и основа всего! Ура! Ты найдёшь ключ к заклинанию библиотеки. Бернар найдёт нужных людей, которые будут хранить тайну и вместе с тобой входить в библиотеку! Или без тебя!    - А если они не захотят? - робко спросил Колин.    - Эльфы - и не захотят получить доступ к древней библиотеке с древнейшими книгами? - Мика с превосходством оглядел всех. - Да они вцепятся в эту возможность всеми руками и ногами! Бернар, а вы будете первым, на котором мы используем заклинание входа в библиотеку!    - Щ-щедрый какой, - пробормотал Колр. - Но идея и впрямь интерес-сная.    - Надо пригласить Джарри, - медленно сказал Коннор. - И обсудить то же самое уже с ним. Может, он со стороны взглянет и предложит что-то своё. Или дополнит.    - Сегодня вечером, после ужина, собираемся в твоей мастерской, Мика, - предложила Селена. - В эту ночь мы никуда не едем, так что время для обсуждения есть.    Её реплика оказалась завершающей. Хлопнула дверь в комнату братства.    На пороге оказалась спокойная Оливия, которая крепко держала за руку подпрыгивающую от избытка энергии Ирму. Зоркие глаза волчишки немедленно застыли на незнакомце, чьи глазища встревоженно сияли над складками одеяла.    В первую очередь Селена испугалась, как бы волчишка не завизжала и не бросилась немедленно выяснять, кто сидит на коленях хозяйки места. Но вдруг услышала тихое: "Ух ты..." Хельми ошеломлённо смотрел на Ригана. Что случилось? Селена склонилась, чтобы взглянуть в лицо дракончика. Тот, не шевелясь, смотрел на Ирму безо всяких эмоций, но волчишка не стала выдирать пальцы из ладони Оливии, тоже заинтересованной новым лицом. Случилась неожиданная вещь: Оливия сама подошла к мальчику-дракону, ведя за собой притихшую Ирму.    - Я не вижу? - спросила Селена, глядя на девочек, которые близко подошли к ней, но без особого любопытства смотрели на Ригана.    - Нет. Это оч-чень тонкая магия, - выговорил не менее изумлённый Колр. - Мальчик воздейс-ствует на них тем же магичес-ским покоем, который недавно на нём демонс-стрировал Хельми. Да он учитс-ся магии на ходу!    - Судя по всему, он выжил в горах, воздействуя на тех, кого ему приходилось опасаться, - недоумённо сказал Бернар, с невольным уважением глядя на Ригана, который сам теперь втихомолку разглядывал девочек. - Неужели Вальгард оставил нам этого ребёнка, из-за того что не смог справиться с его магией?    - Но почему он сразу на нас не подействовал? - не понимала Селена, разглядывая тонкий профиль малыша.    - Хм... Кажется, он пытается воздействовать только на тех, в ком чувствует агрессию, - приглядываясь к Ригану, сказал Коннор. - Только силёнок у него маловато. Сейчас это воздействие пропадёт.    И точно. Спустя секунды Ирма оживилась и бросилась к бельевому кому. Правда, Селена была начеку и не пустила любопытную волчишку с налёту знакомиться с новым жильцом Тёплой Норы.       12       Правда, неугомонную волчишку уговоры не приставать к новичку не остановили.    - Отпусти его, Селена! Мы с Оливией ему дом покажем!    - Ирма, Ригану пока нельзя много ходить. У него нога повреждена.    - Как у меня? - спросила молчавшая до сих пор Оливия и с жалостью посмотрела на дракончика, объяснила ему, покосившемуся на её слова: - Меня покусали страшные одичавшие, и я долго наступать на ноги не могла.    Селена всё боялась - Ирма ляпнет что-нибудь. Но та внимательно оглядела новичка и объявила:    - Если б ты не был таким большим, я бы покатала тебя на спине!    Снова спрятанные под одеяло руки дрогнули. Внезапно Риган сипло спросил:    - Зачем? На с-спине?    Все аж вздрогнули, уставившись на мальчика. Зато Ирма засияла.    - Ну, ты же ходить не может, а посмотреть всё надо! Мы тебе свою комнату покажем - у нас там народу столько много и такие игры знаем! А ещё у нас есть гостиная - там игрушек много! А ещё у нас есть Кам, а у Кама печка есть - горячая! Мы там прячемся и болтаем! А ещё у Кама собака есть - такая глупая, всего боится! Мы её из-под шкафа тащим, тащим, а она всё равно туда прячется! А ещё котята! Они уже взрослые и царапаются, но с ними играть здорово, если за собой верёвочку тянуть!    Поглядывая на узкое лицо мальчика-дракона сбоку, Селена заметила, как с каждой следующей информацией от волчишки глаза Ригана тускнеют, становятся сонными. Мда. Новостей явный переизбыток для того, кто недавно сидел чуть не в клетке.    Но главное - Риган умеет говорить!    - Ирма, Риган устал. - Селена с трудом вставила в монолог волчишки замечание. - Он должен отдохнуть.    Глаза мальчика-дракона снова вспыхнули: Ирма потрогала пальцами его постельную защиту. Он так насупился на эти пальцы, что даже волчишка сообразила. А может, вспомнила, как впервые приведённый в Тёплую Нору Вади чуть не укусил её. Но убрала руку неторопливо, с полным сознанием, что с нею ничего не случится.    - Риган, когда ты отдохнёшь, мой брат может тебя отнести вниз. Вот. Это мой старший брат Колин, и он очень сильный, - важно представила Ирма мальчишку-оборотня. А Селена вдруг вспомнила, что Колину зимой справляли одиннадцать лет. То есть он чуть старше Ригана, если тому десять, как сказал Вальгард. Но... какая разница в росте... Неудивительно, что Ирма уверена: Колин спокойно донесёт мальчика-дракона до гостиной.    - А это мой старший брат - Мирт! - обрадовалась Оливия, подходя к мальчишке-эльфу, который быстро опустился на корточки, чтобы она взялась за его плечо. - И он тоже сильный, тоже может тебя на руках отнести вниз! А ещё у меня есть второй старший брат - Гарден. Я тебя потом с ним познакомлю.    - Ну и что - второй брат, - ревниво проворчала Ирма. - Зато у меня есть Хельми! А ещё Берилл и Тармо с Виллом. А ещё Шамси с Торсти, а ещё Брин с Илмари, а ещё Тери с Айной и Корилус! Вот.    Даже в лице бесстрастного взрослого дракона что-то насмешливо дрогнуло, пока Ирма перечисляла представителей своей малолетней банды... Но Селене было не до этого. Она поймала взгляд Хельми и кивнула. Тот незаметно обошёл кровать, благо та стояла посреди комнаты, и сзади протянул руку погладить голову уставшего, но старательно сопротивляющегося дремоте Ригана. Приложив палец к губам, Селена снова кивнула - теперь уже всем на дверь.    Последней вышла Ирма, прижимая ладошки ко рту, чтобы не хихикать над мгновенно уснувшим дракончиком... Мика сноровисто пристегнул цепь к широкому ремню, плотно обхватывающему тело Ригана. Селена уложила мальчика-дракона головой на подушку и укрыла одеялом, подоткнув с обеих сторон. Когда она вышла с братством в коридор, спросила у Хельми:    - Сколько он будет спать?    - До ужина.    - Успеем поговорить, - пробормотала она.    Уже в гостиной она улучила момент и спросила Колра:    - Вальгард сказал, что в драконьих кланах калек убивают. Это правда?    - Не с-совс-сем так, - тихо сказал Колр. - В наш-ших древних легендах говоритс-ся: бес-скрылые, которые были покалечены в детс-стве, умирают с-сами, как только нас-стаёт пора инициации. Их зовёт небо, а взлететь они не могут. И тогда они с-сами ищут смерти. Вальгард, с-скорее вс-сего, реш-шил, что бес-скрылому легче будет с-среди таких, как он. И понадеялс-ся, что в Тёплой Норе Риган с-сумеет пережить зов неба. В кланах оберегают детёныш-шей, чтобы с-с ними такого не с-случилос-сь. Взрос-слые и с-старики легче переживают с-свою бес-скрылос-сть.    - Ясно, - неопределённо сказала Селена, вспоминая, как лицо Ригана показалось ей, глядящей сбоку, очень похожим на мордочку ящерки. А с детства она помнила, что, оторви у ящерицы хвост, он отрастает. Но ящерица - примитивное существо. Пройдёт ли такой финт с драконами, пусть корни с ящерицей у них одни и те же? У Колра она не осмелилась спрашивать. Решила, если не забудет, узнать у Коннора.    Только взрослые и братство уселись в гостиной, как в дом вошёл Джарри, таща за руку испуганную Космею. Осмотрелся и увидел Коннора.    - Коннор, спрячь, как можно быстрей, следы девочки. У нас проблема.    - Что ещё? - со страхом спросила Селена.    - Приехал Сири. Привёз со стройки вампира. Тот первый день с ним работает. Очень уж общительный. Напросился посмотреть на нашу деревню, а утром Сири повезёт его к соседней, в которой мы проводили ритуал с одичавшими оборотнями. Типа, вампир хочет застраиваться в той деревне. Сири привёз его переночевать у себя. Я сказал, что время сейчас тревожное и что без разрешения хозяйки места не пущу незнакомого в деревню. Они стоят за изгородью и ждут.    - Думаешь - кто-то из некромагов? - со страхом спросила Селена.    - Всё может быть. Примерно зная, что в деревне живут одни маги, Перт мог распланировать сразу несколько вариантов проникновения в деревню. Они знают, где живёт Коннор. Но пока не знают, где живёт Космея. Коннор, однажды ты спрятал Тармо и Вилла от их деда. Сумеешь изменить характеристики личного пространства Космеи?    Мальчишка-некромант внимательно оглядел съёжившуюся под его взглядом девочку и кивнул.    - Все менять не буду. Только самые характерные. Тебе придётся сидеть в нашей комнате. Заодно посторожишь Ригана.    - А кто это?    - Мальчик-дракон. Сегодня прилетали наши знакомые драконы, - объяснил Коннор, с трудом пряча усмешку. - Привезли малыша, с которым справиться не могут.    Космея, приоткрыв рот, недоверчиво уставилась на него, а потом оглянулась на Селену. Та подтвердила:    - Да. Так и было. Вы находились на занятиях и не видели. - И снова обратилась к чёрному дракону: - А нужно ли менять пространства Эрно и Корунда?    - Нет, не надо, - откликнулся дракон. - Для некромагов они были обычными, как у большинства горожан.    - Коннор, идите с Космеей к себе, в мансарду, а мы пойдём к изгороди.    - Братс-ство не идёт, - поднялся с кресла Колр. - Пойду я - в надежде, что С-сири не проболталс-ся о взрос-слом драконе в деревне.    Уже на улице Селена спросила:    - А разве некромаги не поняли, что в атакованной группе было два дракона?    - Когда упали Эрно и Корунд, я выс-ставил защиту - элементарную. Её обычно ис-спользуют либо с-сильные маги, либо маги военные. Признаков чис-сто драконьей магии я обычно не ис-спользую в с-случаях, когда неяс-сно, надо ли открыватьс-ся. Хельми попалс-ся, потому что он этого пока не умеет - с-скрывать признаки магии. Одновременно с-со мной выс-ставили защиту Коннор и Джарри - с-самые с-сильные в наш-шей группе. С-смеш-шанная магия, с-с налёту не определить - чья...    - То есть... Если некромаги узнали, что мальчик-дракон живёт здесь, но не просмотрели по спискам, кто ещё в деревне обитает, если этот вампир - засланный разведчик, вы сумеете сделать так, чтобы он не... - Селена замялась. - Чтобы он не слишком пристально рассматривал детей?    - Моего вида будет дос-статочно, чтобы он не с-смел в одиночку вообще ходить по деревне.    Не сказать, чтобы хозяйка места вздохнула облегчённо, но слова дракона небольшое спокойствие ей всё же принесли. Хотя про себя решила, что самоуверенность дракона просто потрясает. "Мне бы немножко такого", - жалобно подумала она.    Сири выглядел не просто недовольным, но даже разгневанным. В какой-то степени Селена его понимала: вроде он и хозяин дома, а гостя к себе пригласить без ведома хозяйки места не может!    - Добрый вечер, - сказала Селена высокому широкоплечему мужчине, вольготно опиравшемуся боком на машину Сири.    - Это мой друг, - вызывающе сказал Сири. - Его зовут Морганит.    Тот внезапно оцепенел, пытаясь скрыть ошарашенность при взгляде на Колра, подошедшего следом.    - Добрый вечер, леди Селена, - уже выпрямившись, почтительно сказал вампир.    Чёрный дракон безучастно кивнул ему, а Селена повернулась к Сири, который неприязненно что-то буркнул, удивлённо поглядывая на Колра, и затих.    - Заезжайте!    Джарри поднял защиту, а когда Сири вместе со своим гостем оказались на территории деревни, он вместе с Колром пошёл к Тёплой Норе. Селена же не спешила. По некоторым признакам она сообразила, что Сири просто так не уедет, не поговорив с нею, не высказав своего возмущения. И поэтому неторопливо побрела следом за мужчинами.    Машина Сири, проехав немного вперёд, и в самом деле остановилась. Сири быстро подошёл к хозяйке места. Приземистый и крепкий, оборотень ничуть не постеснялся напористо спросить:    - Почему вы пришли с драконом открыть калитку? Это было так необходимо?    Селена скептически посмотрела на него, и встревоженного, и негодующего.    - Сири, за поведение драконов я не отвечаю. Они хотят - идут, куда им надо. Хотят - прилетают целой компанией, как сегодня.    У взрослого оборотня перехватило дыхание.    - Что? Сегодня здесь были драконы?    - Спросите у Эльви, если не верите, - пожала плечами Селена.    - И они прилетели к вам?!    - У драконов проблемы, которые могу решить только я, - многозначительно улыбнулась Селена, с трудом пряча усмешку. - Пришлось им лететь к нам. Но это не так интересно. Признаюсь вам честно, Сири. Колр пошёл со мной к изгороди, чтобы избавить меня, слабую женщину, от навязчивого страха перед мародёрами.    - Перед мародёрами? А какое отношение имеет приглашённый мной гость к мародёрам? - вспылил Сири, хотя уже не настолько яростно.    - Сири, я же сказала - навязчивый страх. У меня дом, полный детей. А вдруг этот мужчина, которого вы привезли, - лазутчик мародёров? И выискивает, кого бы ограбить? Вы можете поручиться за него, что он, скажем, сегодняшней ночью не будет шастать по деревне? Не скажу, что мы здесь, в деревне, ах как богаты. Но ведь мясо и картоши у нас всегда на столе. Понимаете, Сири, - доверительно принизив голос, сказала Селена. - Он, конечно, понял, что деревня окружена сильной защитой? Но что ему стоит прирезать вас, а завтра, взяв в заложники Эльви, не уехать на машине, нагруженной продуктами?    Она думала - он снова разбушуется, но, к её удивлению, оборотень опустил голову.    - Вы правы, леди Селена. Я тоже привык к спокойной жизни и начал вести себя слишком легкомысленно. Я постараюсь, чтобы мой гость был всегда со мной рядом, когда пойдёт гулять по деревне.    - Да, нам всем приходится придерживаться принципа: "мы мирные люди, но наш..." - Она споткнулась и быстро закончила: - Но наша машина с оружием всегда стоит в полной боевой готовности.    Сири хмыкнул и поспешил к машине, из которой выглядывал его таинственный гость. Машина быстро проехала по улице, а Селена догнала ожидавших окончания её разговора чёрного дракона и семейного и быстро пересказала беседу с оборотнем.    - У меня впечатление, что на Сири воздействовали магически, - поделилась она своим подозрением. - Я думала - он будет ругаться из-за моих предположений, а он словно очнулся от сна, задумался.    - Будем надеяться, что он выполнит своё обещание проследить за гостем, - с сомнением сказал Джарри, а чёрный дракон кивнул. - Ну, всё. Я побежал. Вилмор, наверное, без меня там уже ругается на все корки. Наверх-то залезть не может.    Селена напомнила, что после ужина все собираются в мастерской Мики. Про себя она снова порадовалась, что рядом мужчины, на которых можно положиться, и тоже побежала в дом, улыбаясь про себя: да, Вилмор пока лазить на верхотуру не может - бедняга, вспомнить только его попытки стащить с крепчуга Берилла.    Час до ужина.    Первым делом она забежала на веранду - посмотреть, как там могучий Стенька Разин. Могучий нуждался в заботе, о чём сообщил требовательным писклявым плачем. Вымыть, высушить, поменять тряпки, завернуть, покормить, старые тряпки быстро сполоснуть, пока ублаготворённый Стенька посапывает, задумчиво поглядывая вокруг. Затем она снова встала перед зеркалом, решая привычную проблему, как привязать к себе младенца. Сначала беззвучно посмеялась, вспомнив африканок. Потом улыбнулась, вспомнив малыша Ригана, выглядывающего из постельного белья. И решила, что надо бы озадачить Мику проблемой переноски. А пока...    Со Стенькой Разиным на руках она помчалась на мансарду и уже осторожно заглянула в комнату братства. Мальчишек в комнате нет. А на кровати, поставленной в середину пентаграммы, спят двое - Космея и прильнувший к ней Риган. Селена подняла брови: неплохо девочка-эльф сторожит мальчика-дракона! - и быстро удалилась.    Проверив пристрой, хозяйка места убедилась, что семейный прав: осталось лишь сделать крышу, и довольный Веткин (стоя на груде досок, он, кстати, тоже с интересом следил за стройкой) вскоре начнёт перетаскивать содержимое бывшей бельевой, хранившееся до сих пор в подвале, в новое помещение.    В мастерской Александрита задержалась ненадолго: запах клея и лака для могучего Стеньки слишком сильный - надышится ещё парами, задыхаться начнёт. Но быстро оглядела всех. На самых простых работах сидели мальчишки и девчонки, негромко болтая и посмеиваясь. Александрит занимался отделкой и болтовне своих помощников не мешал. В углу мастерской Селена заметила Ринд: она недавно проявила талант к плетению из лозы. Теперь девочка с азартом плела всё то, что заказывали в городе. У Александрита имелась амбарная книга с заказами, которую, привозимую из города, в мастерской всегда встречали с огромным интересом: что на этот раз захотелось людям, которые имеют деньги и возможность обставлять свой дом? Кое-что из заказов пытались повторить для Тёплой Норы. Поэтому в доме постепенно появлялись не только большие кресла, но и креслица для "ясельников".    Снова забежав в дом, Селена поймала Веткина.    - Ужин будет вовремя?    - Конечно, леди Селена! Через полчаса! - обнадёжил домашний.    - Ага. Значит, я успею заглянуть к Мике в мастерскую.    - Э... Леди Селена, попросите Кама вернуться на кухню. Вот он-то опаздывает, - вздохнул Веткин. - Нет, дежурные всё вымоют и всё сделают. Да только без Кама как-то до сих пор непривычно.    - Хорошо. Позову, - пообещала Селена.    Просьбу домашнего она передала мальчишке-троллю, когда тот, как раз закончив очередной кувшин и любуясь на ручку, похожую на вытянувшуюся в зевке кошку (наверняка Тиграшу - улыбнулась Селена), сидел у своего гончарного круга. А когда Кам, счастливый, что до уборки в кухне успел сделать своё, ушёл, Селена огляделась.    - А где остальные?    В мастерской из братства сидели только Мика и Колин. Причём последний уверенно работал со шлифовальным станком, обтачивая бусины. Мика поднял голову от какого-то замочка для "бусиков" и подбежал к Селене - заглянуть в свёрток с могучим.    - Коннор пошёл к Колру, а Мирт и Хельми с ним. Они вспомнили, что хотели узнать, как на старом драконьем будет накопитель или записыватель слов. - Он радостно улыбнулся Стену и поднял глаза на хозяйку места. - Селена, а я для него дяденька? Да?    - Да, Мика, дяденька! - засмеялась Селена. - И для Колина тоже!    Мальчишка-оборотень расцвёл... Селена только положила ладонь на дверную ручку, как сообразила спросить:    - Вильмы на дворе нет. Где она может быть?    Догадавшись, что хозяйка дома спрашивает о "ясельниках", Мика самодовольно сказал:    - А я их послал за цветным пластиком. Они любят там ковыряться.    - Ладно, буду знать. - Селена, снова спрятав улыбку, вышла из мастерской.    Микины склады металлолома среди малышей пользовались громадной популярностью. На чём этот малолетний делец и выезжал, чтобы сократить время работы с "бусиками". Ведь одновременно сортировать свои запасы и делать что-то из них на продажу ни Мика, ни его помощники не успевали. А "ясельники" любили поиграть в "найди то или сё - и получи за это "бусики". Ведь можно перебрать огромное количество невиданных предметов, показать всем, что нашёл, и полюбоваться находкой друзей! Не работа, а игра! И взрослым польза!    Пора к Колру. Если не напомнить ребятам из братства, они надолго с ним застрянут, выясняя близкие по значению слова к нужному им и их переводы.    Стенька Разин, по мнению Селены, неплохо "погулял" на свежем воздухе. Заглянув к нему в свёрток, обнаружила, что он спит. Так что со спокойной совестью оставила его на веранде и поспешила искать Коннора.    Уже на улице она определилась с поиском и пошла к дому Колра, решив на всякий случай заглянуть во двор учебно-гостевого дома. Второе решение оказалось правильным.    Правда, сначала рядом с учебным домом она увидела тех, кого побаивалась видеть.    Сири и его гость, Морганит, стояли близко к тренировочной площадке учебного дома и, казалось, были абсолютно захвачены тем, что на ней происходило. При том, что площадка находилась рядом с деревенской улицей, неудивительно было, что они сразу увидели её. Селена прошла близко к дому и оказалась в небольшой компании ребят, тоже следившей за происходящим. Ей потрогали за рукав куртки, и она встала с Хельми.    Напротив дома на другой стороне площадки, стояли Колр, Ривер и Корунд.    На самой площадке Коннор отбивался от Мирта и Эрно.    Эти двое дрались не так, как она видела это в фильмах. Там постоянно казалось, что если куча противников кидается на одного, то все из этой кучи словно дожидаются, пока кто-то один ударит одиночку - и так дальше по очереди.    Эрно и Мирт будто вознамерились вообще не давать Коннору передышки.    И нападали на него и спереди, и сзади. Мальчишка-некромант крутился и вертелся, отбиваясь от них так, что в компании, к которой примкнула Селена, то и дело вскрикивали, когда, чудилось, Коннор вот-вот полетит или грохнется от кулака или ноги двоих ребят. Но надо отдать должное и тому, что мальчишки вскрикивали и тогда, когда мальчишка-некромант стремительно бил противников, а это получалось чаще. При Селене Мирт свалился дважды, а Эрно только кувырком сумел уйти от ноги Коннора.    Насколько смогла хозяйка места определить настроение невольных зрителей, с трудом оторвавшись от увлекательного зрелища силы и ловкости, в большинстве своём ребята переживали... за Мирта и Эрно. Слишком хорошо знали Коннора?    Внезапно Коннор стремительно выбросил руку в сторону чёрного дракона - с раскрытой ладонью, будто в запрещающем жесте: "Нет!" Приглядевшись, Селена изо всех сил сжала кулаки: Колр ударил Коннора силовой волной. В режиме "постоянно". Опусти тот ладонь - и волна собьёт его с ног.    Мальчишки тоже увидели фору и налегли на мальчишку-некроманта, атакуя.    Теперь Коннор защищался от троих - одной рукой и ногами.    Селена заставила себя посмотреть на мужчин, которые, видимо, и в самом деле вышли прогуляться по деревне и которых остановило "зрелище, достойное богов" - усмехнулась про себя Селена. Правда, присутствие Ривера предупредило её, что бой получился отнюдь не спонтанным, а был срежиссирован. Потом, естественно, ей скажут, зачем именно.    На лице Сири неприкрытые восторг и зависть, чуть меньше, но всё равно видна обида. Ещё бы. Его сыновья до сих пор в "недопуске" в боевые классы чёрного дракона. Морганит же следил за боем, почти живя им. Кажется, он довольно азартен. На всякое сильное и выразительное движение мальчишек, которое можно было уловить, он откликался мгновенно, то и дело дёргался, словно пытался вместе с мальчишками повторить жест или, наоборот, отшатнуться от летящего на него кулака. Тяжёлое лицо вампира даже просветлело - на вкус Селены. Он явно забыл обо всём, проникнувшись красотой и обаянием необычной драки. И сочувствовал он Коннору.    Коннор получил по колену от Мирта.    Все охнули, когда он пошатнулся.    Но в следующий миг мальчишка-эльф, слишком близко подошедший к Коннору, рухнул на землю от удара ногой под дых, а Эрно... Мальчишка-некромант бросился ему в ноги - и тот грохнулся, просто-напросто сбитый с ног.    Сидя на земле, Коннор ухмыляясь, оглядел своих противников. Эрно вскочил сразу, готовый продолжить бой (оглянувшись на Колра увидел, что тот дал отмашку: хватит!), а Мирт тоже сел, охая и смеясь, - левая рука на животе.    Никто ничего не успел: ни сказать, ни оценить бой. На тренировочную площадку выбежал Гарден и сразу накинулся... на Коннора. Кулачишками он принялся лупить его по спине, по плечам с искренними воплями:    - Не бей моего брата! Не бей моего Мирта!    И в следующие секунды на тренировочной площадке кипело столпотворение: "ясельники" Вильмы, которая неосмотрительно подошла к учебному дому на вопли любопытных, радостно помчались к недавним поединщикам. Куча мала! Радости, воплей, визга! Повалили на землю уже всех бойцов. Трое, хохоча, отбивались от наседающих от них малышей, сами хватали их и подбрасывали в воздух. Испуганная Вильма пыталась оттащить то одного, то другого. Но как заставить стоять в сторонке хоть кого-то, если тут такая каша кипит? Даже вмешательство Моди не помогало, как не помогли попытки недавних зрителей навести порядок, что, в общем-то, привело к ещё большему столпотворению, впрочем, довольно весёлому.    Поняв, что дело затягивается, Ривер, улыбаясь, что-то сказал Хельми. Мальчишке-дракону снова пришлось выступить в качестве миротворца, укрыв тренировочную площадку волной магического покоя - тем, что обычно делал Мирт.    Малышня успокоилась и, вместо того чтобы шутливо драться, принялась поднимать на ноги валявшихся на земле бойцов. И вскоре мальчишки: Коннор, держа на руках победно визжавшую Ирму, на закорках - Берилла, а Мирт - Гардена, окруженные толпой "ясельников", - уходили к Тёплой Норе.    Мужчины, Сири и Морганит, с каким-то даже разочарованием постояли ещё немного, вполголоса, наверное, обсуждая бой, а потом снова двинулись по улице - возможно, к изгороди.    Селена подошла к Риверу и Колру - тот уже отослал Эрно домой. Они смотрели вслед уходящим - не напрямую, а скашиваясь, чтобы те не заметили.    - И каков результат? - тихо спросила она, уже понимая, чего ради был задуман бой.    - Некромаг, - отозвался Ривер. - Он открылся и перестал себя контролировать в момент, когда Коннор пошёл в наступление. Открылся буквально на несколько секунд. Но личное пространство было наводнено знаками его ордена.    Глядя на улицу напротив, на красный с оранжевым закат над чёрными к вечеру садами, Селена подумала, что красный закат очень многое может значить. Чаще - беду. Но может и просто ветреную погоду назавтра. Вслух же она сказала:    - Кто предупреждён - тот вооружён. - И успокоилась, вспомнив, как однажды сказала эту фразу при Конноре - и она ему понравилась. - Колр, Ривер, не забудьте: после ужина мы ждём вас в мастерской Мики.    Оба поклонились ей и пошли к своим домам.    Прятавшиеся неподалёку Мика и Колин подошли к Селене и вместе с нею пошли к Тёплой Норе.       13       Ужин начался с огромным запозданием. Несмотря на умиротворяющую магию Хельми, не только "ясельники" Вильмы были взбудоражены, но и те ребята, кто видел бой Коннора против Мирта и Эрно. "И против Колра, если уж на то пошло", - мысленно вздохнула Селена, вспоминая, как, магически "стреноженный" чёрным драконом, дрался мальчишка-некромант. И ведь выстоял.    И всё-таки содержимое тарелок подействовало - пусть не так быстро и сильно, как направленная магия. Но обсуждение постепенно затихло, и лишь иногда в сторону стола, за которым сидело братство, довольные зрители бросали радостные взгляды.    За столом взрослых Селена коротко пересказала события и их подоплёку. Александрит промолчал: он всегда старался держаться подальше от "местной политики", не отказывая, впрочем, в помощи, если его просили об этом. А Корунд тут же завёл разговор с Джарри об укреплении Тёплой Норы. Хоста наклонилась к хозяйке места.    - Прости за эгоизм, Селена. Но нам, беженцам, чем может грозить вторжение в деревню орденцев?    - Хоста, успокойся, - сочувственно сказала хозяйка места. - Вы уже не беженцы, а натурализованные граждане Города Утренней Зари. Документы же я вам всем справила, правительственную комиссию по проверке лояльности вы прошли. А второе - никакого вторжения не будет. Какими бы сильными эти некромаги ни были, защиту деревни им не преодолеть.    Хоста внезапно всплеснула руками. В общем гуле столовой и активной жестикуляции едоков её движение прошло незамеченным.    - Что случилось? - быстро спросила Селена.    - Я должна была принести ужин Ригану - и забыла, - растерянно сказала женщина-эльф, поднимаясь из-за стола. - Из-за всех этих событий...    - Хоста, отнесу сама. Сиди! - удержала её Селена. - Он меня лучше принимает, да и нетрудно мне. Сиди-сиди.    Она быстро прошла на кухню, где ей в секунды заставили поднос посудой на двоих: Хоста ещё не знала, что в мансарде прячется Космея. Затем спокойно прошла между столами с детьми, которые взглядывали на неё, но не спрашивали, кому она несёт поднос: про Ригана, благодаря Ирме, знали все и только ждали, когда можно будет познакомиться с новичком.    Селена поднялась на третий этаж, в мансарду, и легко открыла дверь, оставив поднос на одной руке. Вошла и остановилась, ничего не понимая. В комнате братства из-за апрельского солнца даже на закате светло, поэтому она, сразу взглянувшая на кровать в середине пентаграммы, увидела на ней лишь спящую Космею.    Осторожно, чтобы не напугать девочку со сна, хозяйка места поставила поднос на стол-комод слева от двери. Подошла ближе к кровати, оглядываясь во все стороны: нет, мальчика-дракона нигде не видно.    Космея спала очень крепко. Головой лежала на одной подушке, обнимая вторую. В одеяло закуталась так, будто замёрзла - только голова да руки наружу. Присмотревшись, Селена удивлённо нахмурилась: одна из двух подушек оказалась без наволочки. Посидела, не зная, с чего начать, а потом легонько потрясла девочку-эльфа за плечо.    Даже не вздохнула. Не шелохнулась.    - Космея... - вполголоса позвала Селена.    Ни малейшего отклика. Уже испуганная, хозяйка дома сначала потрогала лоб девочки: а вдруг заболела? - потом подняла вялую руку спящей и нащупала пульс. Еле чувствуется. Но при таком крепком сне это, наверное, нормально?    Посидев ещё немного, совершенно выбитая из колеи, Селена решительно сняла браслет, блокирующий братство. Поедят потом, если что.    Через минуту дверь в комнату открылась, и вошли все пятеро.    - Риган пропал, - коротко сообщила хозяйка места. - Космеи добудиться не могу.    Мирт первым подошёл к Космее, и все молча согласились с этим: он ученик Бернара, а вдруг она и впрямь заболела?    Селена уступила ему место рядом с девочкой-эльфом. Он присел и замедленно провёл рукой над нею. Глаза полуприкрылись, будто мальчишка-эльф прислушивался к своим ощущениям. Затем резко открылись.    - Наведённый сон, - объяснил Мирт. - Вывести могу. Надо прямо сейчас?    - Неплохо бы, - выдохнула Селена, почти не дышавшая от волнения. - А иначе как она будет ночью-то спать?    Пока Мирт с Хельми будили Космею, Коннор зашёл с другой стороны кровати.    - Ого... - пробормотал он, держа руку над головой девочки-эльфа.    - Ч-что там? - полюбопытствовал Хельми и тоже протянул ладонь. - Точно - ого.    - У, вредины! - не выдержал Мика, сердито глядя на обоих. - Быстро говорите - что с ней?    - Риган навёл на неё с-сон и зас-ставил рас-стегнуть ремень на с-себе. И с-смылс-ся.    - Что со мной? - пробормотала разбуженная Космея, которая чуть не подскочила при виде целой толпы у своей кровати. - Что вы здесь делаете?    - Тихо, успокойся, - сказала Селена, снова садясь рядом. - Космея, ты помнишь, что произошло, когда ты оставалась с Риганом?    - Ну, я посидела с ним. Он так спал хорошо, что я тоже заснула. - Космея виновато посмотрела на хозяйку места. - А где мальчик? Я не сумела его посторожить?    - Так, Космея, сходи в тот угол умыться - у мальчиков здесь есть кувшин с водой и ведро. Потом поужинаешь, а я отнесу пустую посуду - тебе нельзя выходить ("Сами отнесём", - проворчал Колин). А вы - ищите Ригана. Не забудьте: он дракон - и для него защитная изгородь не преграда.    Космея ойкнула, но Селена покивала ей: всё будет хорошо! - и пошла к двери, на ходу распоряжаясь:    - Колин, сбегай к взрослым в столовой, предупреди их о пропаже. Коннор, кто-нибудь из вас успел запомнить его личное пространство? Да, он прихватил с собой наволочку от подушки. Поэтому не думаю, чтобы Риган убежал далеко - она всё-таки тонкая. Возможно, прячется где-то в доме.    - Мама Селена, мы сами, - схватил её за руку Коннор. - Не тревожься заранее.    - С-сделаем, найдём, - подтвердил Хельми. - Ты пока пос-сиди с-с Кос-смеей. Пус-сть поес-ст при тебе.    Спустя полчаса в суматоху, невидимую для детей, которые перед сном вышли на привычную вечернюю прогулку, включились и Колр с Ривером, а потом и подоспевшие Бернар и Корунд.    Выяснили, что личных магических следов мальчик-дракон не оставил от слова "совсем". Оставил лишь старый след своего присутствия в мансарде. Так что даже понять, как он пропал из комнаты братства: через дверь или через окна, - не представлялось возможным. Дальше поняли, что в местах, заманчивых для "ясельников", в тех, что перечислила Ригану Ирма, мальчика-дракона тоже не было. Когда Колр объединился с Хельми, они нашли слабый ментальный след Ригана только на лестнице в гостиную. То есть выяснили, что из комнаты братства мальчик-дракон ушёл всё-таки через дверь. Проверили все мастерские. Потом пробежались по границам деревни: пусть для дракона преграды не существует, но, преодолевая её, он должен оставить след. Увы... Следа не оказалось. Вернулись к Тёплой Норе.    Слушая голоса, доносившиеся из открытых форточек, Селена, спустившаяся с мансарды, нервно сжимала руки.    - Вальгард понадеялся на меня, а я...    - Есть ещё одно место, куда никто чужой не проникнет, кроме дракона, - задумчиво сказал Коннор. - Селена, там смотрели?    - Ты имеешь в виду... - начала хозяйка места и сорвалась с места. За ней - Джарри.    Точно - кабинет-то, абсолютно уверенные, что туда Риган не пойдёт, даже не думали проверять. Селена, честно говоря, после слов Коннора сначала решила, что он зря так думает. Но на бегу взмолилась ко всем силам: "Ну пусть он там будет! Пусть!"    Силы снизошли.    Правда, начали с устрашения. На веранде не оказалось корзины со Стеном. Испугаться Селена не успела, торопясь за идущим впереди Коннором.    Перешагнув порог кабинета, он остановился чуть в стороне, пропуская Селену и Джарри мимо себя. Войдя, они тоже замерли.    Риган сидел в любимом кресле Джарри, водрузив рядом с собой корзину, которую усердно качал. При виде вошедших мальчик-дракон сбросил с плеч вязаную безрукавку хозяина, в которую кутался. На мальчике, как Селена и предполагала, свисала наволочка с тремя не предусмотренными для постельной принадлежности дырами - как раз такой величины, чтобы просунуть в них голову и руки. Почти рубашка-распашонка.    Воспользовавшись ошеломлением хозяев, мальчик-дракон спрыгнул с кресла - и у Селены снова дрогнуло сердце, когда он чуть не упал и просто чудом остался стоять на ногах... Да ещё это его плечо, которое чуть выше другого...    - Риган с-спать будет у них! - Длинный коготь ткнул в Коннора. - Но отдельно от девч-чонки! Риган не маленький - с-спать с-с кем-то вмес-сте! Ремень Ригану не нужен. Ригану здес-сь понравилос-сь! Он ос-станетс-ся с-с С-селеной!    Вот теперь, после этой уверенной декларации, Селена поверила, что мальчику десять лет... Только она открыла рот, как Риган решительно двинулся к ней. Он так прихрамывал, что хозяйка места лишь усилием воли заставила себя остаться на месте, а не кинуться помочь ему. Каким-то интуитивным впечатлением она поняла, что ему не понравится её порыв.    - Риган хоч-чет одетьс-ся. Х-холодно, - объявил мальчик-дракон, схватившись за её руку, чтобы стоять ровно, и глядя в её глаза.    Вздохнул рядом стоящий Джарри и решительно поднял мальчишку на руки.    - Идите за одеждой, - велел он слегка ошарашенным Селене и Коннору. - Я пока посижу с ним. - Он прошёл снова до кресла, осторожно заглянул в корзину, улыбнулся и поставил корзину на стул, подтащенный к креслу ногой. - Идите-идите. И на ноги не забудьте что-нибудь, а то Бернар потом ворчать будет, что застудили мальца.    Выходящая последней из кабинета Селена услышала звонкое:    - А ты кто?    - Я семейный Селены, - спокойно отвечал Джарри, основательно усевшийся в любимое кресло и усадивший Ригана на своё колено, чтобы закутать его ноги в ту же безрукавку. - Меня зовут Джарри. А ты кто?    - А я Риган. У вас-с жить буду.    Уже в коридоре Селена расслышала, как Коннор чуть не подавился смешком.    - Ты что? - подозрительно спросила она.    - Ничего. Вспомнил, как он на меня показал пальцем, когда сказал, что спать будет в мансарде. - Он обернулся к ней. - Кажется, малышу было пострашней, чем Хельми, да? Вот и пришлось больше пользоваться магией, чем просто выживать...    - Меня больше интересует другое, - сухо сказала Селена. - Знал ли Вальгард, что мальчик так сильно развил свои магические способности? Неужели трудно было нас предупредить, что Риган такой сильный?    - Вы о чём? - спросил Мирт. - Нашли Ригана?    - Нашли, - отозвался Коннор. - Мама Селена считает, что Вальгард подсунул нам малыша Ригана, зная, что у того сильные способности к магии. Я думаю - Вальгард не знал. Риган обманул и его.    - Почему ты так реш-шил? - с любопытством спросил Хельми.    - Они держали его на цепи и на ремнях.    Теперь хмыкнуло братство и больше ни о чём не спрашивало.    Одетого и умытого прямо в кабинете Ригана доставили в столовую. Джарри привёл его за руку, по пути позволив оглядеться и остановиться там, где мальчика-дракона что-то заинтересовало до вопросов. Привёл Ригана семейный Селены спокойно, поскольку Ирма и её банда отсутствовала по уважительной причине - гуляла на улице, а если быть точней, упрашивала мальчишек постарше покатать "ясельников" на самокатах.    Братство уселось за тот же стол, устроившись с чашками неизменного компота, чтобы не смущать Ригана своим присутствием. Впрочем, тот не смущался. Глядя, как он уверенно работает ложкой, правда, время от времени норовя таскать кусочки из тарелки пальцами, Селена вдруг вспомнила подростковое словечко из своего мира - "забил место". Похоже на то, что Риган забил личное местечко в Тёплой Норе и в самом деле не собирался отсюда уходить. Хозяйке места ужасно хотелось узнать, а что же происходило с Риганом у Вальгарда, почему среди тамошних птенцов Риган ужиться не сумел - до такой степени, что его сначала держали на привязи, а потом от него решили избавиться. Нет, одну причину - тревогу драконов за бескрылого птенца - она понимала, хоть и не принимала. Но всё-таки... Ремни, которыми его связали. Мешок, в который, по сути, его посадили... Всё это наводило на беспокойные мысли о том, что мальчик-дракон может выкинуть коленце, если ему что-то будет не по нраву.    Она собственноручно отнесла опустевший поднос на кухню, а когда возвращалась, её перехватил Хельми. Он осторожно дотронулся до локтя Селены.    - Больш-ше он не спряч-четс-ся от нас-с. Мы с-скопировали его личное прос-странс-ство. Не бойс-ся.    - Спасибо, Хельми, - вздохнула она - больше о том, что, наверное, все её волнения и страхи на лице отчётливо написаны.    Вскоре братство постепенно растаяло, убравшись в мастерскую Мики, где их ожидали взрослые. Селена подумала, злится ли она на Ригана, что он требует её внимания, хотя ей самой хочется побыстрей уйти. Пришла к выводу, что нет. С Риганом тоже интересно - увидеть его глазами Тёплую Нору.    Сначала они вошли к Каму - про тролля Риган запомнил и теперь пожелал увидеть своими глазами царство, которые притягивало всех "ясельников". Селена, шагая рядом с мальчиком-драконом, больше не чувствовала, как сердце сжимается при взгляде на ребёнка. Теперь, одетый в свободные штанишки, в просторный свитер, связанный из козьей шерсти, в башмачки - низ деревянный, верх связан из толстой шерсти, Риган не производил впечатления несчастного калеки. Даже сутуловатость и прихрамывание не казались слишком страшными.    Кам, привычно улыбаясь во весь широченный рот, подсадил Ригана, по его требованию, на печку. Селена встревожилась было из-за котят - помнила, что сказал Коннор, но Риган на котят не обратил внимания. Ему больше понравилась сама печка - горячая и сухая. Он высунул голову между двумя занавесками и спросил:    - А здес-сь с-спать нельзя? Здес-сь хорош-шо.    - Ты же решил спать в мансарде, - напомнила Селена.    - Реш-шил, - согласился Риган и снова пропал за занавесками.    Потом показались его ноги, и мальчик-дракон съехал на постель Кама, сел и заглянул под скамейку.    - Это Пират?    Потом он попросился в гостиную. На счастье Селены, в гостиную ввалились "ясельники". Раскосые глаза Ригана расширились на толпу мелких, пока к нему не подбежала радостная Ирма и не подошла спокойная Оливия. При виде уже знакомых лиц дракончик успокоился, и Селена познакомила его с Вильмой и сопровождающим её Моди. Потом девочки потащили мальчика-дракона к столу, чтобы показать игрушки и лииру и познакомить с другими "ясельниками". Понаблюдав за Риганом, Селена переглянулась с Вильмой. Та кивнула, и хозяйка места присела перед мальчиком:    - Риган, ты останешься здесь с другими?    Риган скептически посмотрел на неё, на "ясельников" и высказался:    - Они, конеч-чно, ещё маленькие, но Риган будет с-с ними дружить. Ос-станус-сь. Ригану пообещ-щали показать, ч-что такое лепка и как это делаетс-ся. Твои линии говорят, ч-что ты торопиш-шьс-ся. Иди. Риган будет здес-сь.    Селена только открыла рот и пыталась что-то сказать, но ничего не получалось, и ей только оставалось положиться на его слово и на слово Хельми, который пообещал, что теперь Ригану не спрятаться. Отойдя к двери из гостиной, Она пару минут следила, как Ирма склоняется над лиирой, перебирая её струны, а Риган удивлённо смотрит то на Оливию, то на Гардена. Вся в сомнениях и в смятении: она сообразила, что мальчик-дракон знает - на лиире должны играть эльфы! - Селена с неохотой вышла из Тёплой Норы и поспешила в мастерскую Мики, где за его рабочим столом друг против друга сидели взрослые и братство.    Пока её не было, два дракона скооперировались - и сделали то, чего Селена очень боялась, хотя на этот раз бояться было нечего. Они проникли в память Коннора с его разрешения. Причём проникли в момент его так называемого сна, когда он с заклинанием "входит" в свою личную библиотеку. То есть реагирует на нужное слово, по которому надо искать информацию. И теперь все сидели в таком остолбенении, а Коннор - с таким недоверием смотрел на драконов, что Селена немедленно спросила:    - И что в этом такого? Мы уже все побывали в его сне!    - Леди С-селена, - сам недоверчиво к увиденному ответил чёрный дракон. - То, что вы побывали в с-сновидениях Коннора, не знач-чит, что вы побывали именно там, где бывает он, когда берёт книгу. Ведь при вас-с он книг не брал в с-своих с-снах?    - Нет. А где же он тогда бывает?    - Мы не учли, что Коннор в момент ответа на наш вопрос не спит, - медленно сказал Джарри. - Мы так привыкли, что это сон... Даже не подумали заглянуть именно туда, где он берёт и читает книги.    - Селена, они считают, что я ухожу в прошлое, когда ищу нужную книгу, - сообщил изумлённый Коннор. - Думают, что я ухожу туда, куда меня привели, пока библиотека была полная. И что я попадаю всегда в одно и то же время.    - Пора выяснить чуть не поминутно биографию Коннора, пока он жил в лаборатории, - задумчиво сказал Бернар. - Итак, что мы знаем. Коннор попал в лабораторию в самом начале войны с магическими машинами. Надо уточнить, что книги и артефакты вампиры крали за несколько лет до войны, а она лишь была им на руку. Два с лишним года Коннор проходил изменения. Вампиры делали из него машину для убийства магических машин, ходячую карту с местами, где спрятаны награбленные у эльфийских семейств сокровища, и телохранителя для тех, кто всё это задумал. Среди грабителей были эльфы. Мало, но были. Они точно не знали, зачем надо было грабить других эльфов, но, кажется, один из них что-то заподозрил и втихомолку превратил мальчика в ходячую библиотеку. Этот эльф начал впихивать в память мальчика содержание всех самых важных эльфийских книг. Что-то Коннор запомнил - поэтому ему иной раз достаточно услышать слово, чтобы тут же "вспомнить" дальнейшее. Но потом тот умный эльф понял, что времени у него остаётся мало и что все книги Коннор даже перелистать не успеет. И что же он делает?    - Он ведёт или привозит мальчика (наверняка украдкой от вампиров) в ту самую библиотеку, от которой остались сейчас лишь те книги, которые они не успели сжечь, - нетерпеливо закончил Ривер и нервно проредил пальцами свою шевелюру. - Этот эльфийский маг придумал заклинание, над которым бились несколько поколений магов. Заклинание перехода в прошлое. И пусть это заклинание позволяет вернуться только в одну временную точку... Звёзды... Это поразительно!    - То есть... - медленно произнесла Селена. - Если Коннор "вспомнит" это заклинание, то любой, произнёсший его, окажется в той же библиотеке?    - Именно, - подтвердил сияющий, словно они уже нашли это заклинание, Ривер.    - Но как вернуть Коннора в ту точку, в которой неизвестный маг проговаривает над мальчиком заклинание перехода в прошлое? - спросил Джарри. - В прошлый раз, когда мы погружали его в наваждение, он, конечно, многое вспомнил, в том числе и заклинание, которым его заставляли вспоминать места кладов. Но сейчас это трудней. С чего начнём?    - Надо бы узнать, что за маг был у вампиров, - со вздохом сказал Бернар. - В городе мало эльфийских магов, которые занимались перемещением во времени. Я уже думал, кто из них мог быть настолько доверчивым, что соблазнился работать с огромной библиотекой, предпочитая не обращать внимания на то, что она состоит из награбленных книг. Это должен быть маг-теоретик... Я знал одного такого, весьма отрешённого от будничной жизни эльфа. Как же его звали? Трисмегист?    - Кто? - поразился Ривер.    - Что?! - поразилась почти одновременно с ним Селена.    И все уставились именно на неё.    - Вам... знакомо это имя? - спросил удивлённый Колр. - Откуда? Вы же в наш-шем мире с-совс-сем недавно.    - Ну, в нашем мире это имя тоже известно некоторым, - смущённо сказала Селена. - Гермес Трисмегист - это легендарный учёный или маг наших древних времён. Я точно не знаю, чем он занимался и что изучал. Слышала имя вскользь. Наверное, запомнила, потому что был однажды спор, существовал ли он вообще. А ещё - был ли он вообще человеком или богом. Когда о нём говорили, не могли даже предположить, из какого он времени... Значит, в вашем мире жил маг с таким именем?    - Вы сказали - Гермес Трисмегист, - с волнением всматривался в неё Ривер. - Наш маг имел лишь одно имя - Трисмегист. И да - о нём говорили, что он то появляется, то исчезает, словно он сумел открыть порталы не только в пространстве, как это делали мы.    Селена взглянула на Коннора. Тот сидел, мучительно наморщившись, будто что-то вспоминал. Джарри бросил на него короткий взгляд.    - У нас есть возможность, что Трисмегист - это тот маг, который овладел навыками перемещения во времени. И что он и применил к Коннору заклинание простенького перехода в закреплённое прошлое. Чтобы избавить Коннора от преследований любых типов, которые покушаются на его свободу, чтобы провести в библиотеку других людей, которые нам из признательности помогут жить спокойно, надо вспомнить этого мага. Коннор, насколько я вижу, ты начал вспоминать?    - Мне нужно увидеть его лицо, - отчаянно сказал мальчишка-некромант. - Мне так надо увидеть его лицо! Но когда я пытаюсь его вспомнить, лицо ускользает. А ведь это имя мне известно! Я точно знаю, что известно!    - Ты начал сознавать себя с момента, как тебя вывели из лаборатории к машине, - быстро сказал Джарри. - А если последним эльфом, провожавшим тебя, был как раз Трисмегист? Если именно он снял с тебя заклятие сна, в котором ты пребывал всё время в лаборатории?    - Ес-сли Х-хельми поможет мне, я, пожалуй, с-сумею проникнуть в пос-следний час-с пребывания Коннора перед выездом из лаборатории, - спокойно сказал дракон. - И попробую (не гарантирую, а только попробую) разблокировать это заклятие. И тогда можно будет попробовать опять-таки проникнуть в другое время - вс-спомнить, когда над Коннором произнес-сли заклятие непомнящего и заклинание перехода в библиотеку.    Братство, затаив дыхание, следило за стремительно развивающимися событиями.    Первой задала всех интересующих вопрос Селена.    - И когда вы это сделаете?    - Когда разреш-шит Коннор, - ответил чёрный дракон. - Мы с-собираемс-ся проникнуть в с-самые укромные уголки его памяти. Он будет с-сопротивлятьс-ся, ес-сли заранее не дас-ст разреш-шения.    - Так, вы хотите проникнуть в мою память, когда я буду спать? - уточнил тот.    - Да, именно так. Только в том сне, в котором ты входишь в библиотеку.    - Так, давайте всё по порядку, - вмешался Джарри. - Вы хотите, чтобы я вызвал у Коннора воспоминание о его последнем часе перед тем, как войти в машину. Так? И только после этого разберётесь с заклинанием, наложенным на него возможным Трисмегистом, потому что мальчик предварительно должен вспомнить его лицо?    - Да, - сказал чёрный дракон.    Коннор отвернулся, задумавшись. Глядя на него, хозяйка места вдруг вспомнила: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Усмехнулась, несмотря на ситуацию. Чтобы оградить себя от посягательств на личную свободу, Коннор должен сам вспоминать своё прошлое и искать выходы из положения. Пусть с помощью других.    Мальчишка-некромант поднял голову, посмотрел на Колра.    - Я согласен. Но при одном условии. Я хочу, чтобы там, в моих воспоминаниях, со мной была Селена. Мне... так спокойней.    Колр и Хельми переглянулись.    - Это немного трудно, но ос-сущес-ствимо, - сказал чёрный дракон. - С-сделаем.    - А нам нельзя? - спросил Мика. - В прошлый раз мы были вместе с Коннором.    - Вы были в его снах, - напомнил Ривер. - Сейчас же будет вход в его память. Это намного сложней. Лучше пока без вашего присутствия.    Мальчишки разочарованно вздохнули, но, тем не менее, уставились на Коннора с интересом. Как, мол, оно будет?    Селена пересела к Коннору и взялась за его руку. А Джарри ввёл мальчишку в магическое наваждение - то есть в гипноз.       14       Пока Коннор под гипнозом вспоминал первое, что увидел, придя в сознание, драконы вполголоса и коротко обговорили между собой последовательность своих действий. Хельми взялся за другую руку Коннора. Колр объяснил:    - Мой прямой контакт охранная система тогдаш-шнего Коннора может отторгнуть. Поэтому Х-хельми для меня пос-служит пос-средником. Моя цель прос-ста: как только мальчик Коннор ос-сознает с-себя как человека, я попытаюс-сь по его магичес-ским с-следам пройти некоторое время назад. Это не будет перемещ-щением во времени. Это будет реконс-струкция с-событий по магичес-ским с-следам Коннора. Мы увидим его пос-следние минуты как киборга без с-сознания. А потом с-с него с-снимут блокировку. Ценнос-сть этого опыта в том, что реконс-струкцию увидит и мальчик. А наша абс-солютная удача - в том, чтобы на этих минутах, на расставании, в лаборатории прис-сутствовал Трис-смегис-ст.    - Почему - удача?    - С-сознание Коннора было блокировано на всё время в лаборатории. А я могу реконс-струировать магичес-ские с-следы лишь на полчас-са назад от его ос-свобождённого с-сознания. Ес-сли в эти минуты Трис-смегис-ста в поле зрения, как вы говорите, киборга не окажетс-ся, всё это путеш-шес-ствие в прош-шлое - пус-стыш-шка.    - А Трисмегист нужен, чтобы снимать блок и далее, - пробормотал Ривер, всё ещё не пришедший в себя после открытия, что с Коннором, вероятно, работал сам Трисмегист.    - Всё, тишина, - осевшим от напряжения голосом напомнил Джарри. - Начали. Коннор слышишь мой голос?    - Да.    - Ты на ступенях. С тебя снимают блокировку. Сейчас ты увидишь машину, в которую ты войдешь.    Селена, сидевшая с закрытыми глазами, видевшая лишь какие-то тени в смутной темноте, вздрогнула. Это было очень неожиданно, несмотря на готовность к необычному.    Она стояла на вечерней улице, спиной близко к стене какого-то дома. Напротив, через дорогу, высился дом с тёмными окнами. По бокам от себя быстро отметила два фонаря, которые ничуть не помогали разглядеть всего, что было поблизости. Пришлось подкорректировать линзы. Чуть впереди, на дороге, будто ссутулилась чёрная машина, возле которой стояли три фигуры в тёмном. У них оружие, но они безопасны. Те самые сопровождающие... Сзади толкнули в спину:    - Шагай к машине, быстро.    Она послушно зашагала к машине. Опасности пока нет. Но в несколько шагов она мгновенно проверила работу всего оружейного арсенала на себе. Всё было отлажено и готово к сиюминутному бою. На идущих позади внимания не обращала. Они свои. Если что - ещё придётся и защищать. Но в сознание вложена дополнительная инструкция: они только провожатые до машины. В машине ей придётся подчиняться другим людям, которые должны перевезти её в неизвестный пока пункт назначения.    Задние дверцы в салон машины открыты. Пальцы напряглись, когда она шагнула в салон. Глаза мгновенно зафиксировали расположение пятерых сидящих здесь. Одно лицо показалось смутно знакомым. И этот странный охранник взглянул прямо ей в глаза и отодвинулся на скамье, словно самим движением предлагая сесть именно рядом с ним. Она спокойно приблизилась к нему и села, выпрямив спину и готовая мгновенно ощетиниться оружием. Но дверца салона приглушённо хлопнула, машина покачнулась...    - ... Ес-сть, наш-шёл! - услышала она совершенно невозможный в ситуации голос.    Мурашки по телу. Распахнула глаза.    Колр вглядывался в выведенного из гипноза Коннора, будто боялся упустить что-то. Наконец он кивнул самому себе и посмотрел на Джарри.    - Пос-ставьте его опять на порог здания.    - Коннор? - спросил Джарри. - Готов двигаться дальше?    - Готов.    Селена поспешно закрыла глаза, сжимая ладонь мальчишки-некроманта.    Стремительное движение ударило по глазам. Она растерялась и пыталась рассмотреть, что происходит, но улица, люди, стены, мебель - всё двигалось в сумасшедшем темпе и как-то фантастически: всё виделось в основном вниманием к полу, словно она не могла поднять глаз. Наконец до Селены дошло: Колр "перематывает" движение назад по следам на полу!    В тёмном пространстве вдруг кто-то прошептал:    - Вот он - Трисмегист!    Она не успела удивиться тому, что сумели на такой скорости хоть что-то разглядеть, как движение остановилось.    Огромное помещение, чьи границы не разглядеть из-за сумеречного освещения. И она, такая маленькая в этом огромном пространстве! Она стоит в окружении нескольких фигур, одна из которых очень близко. Но Селена смотрит, не осознавая, что именно видит. Лишь на сетчатке глаза остаётся портрет узкого большеглазого лица, обрамлённого длинными седыми волосами. Зрительный след этого печального лица она обнаружит в своей памяти чуть позже.    Узколицый кладёт ладонь на её голову, но ничего не говорит, только кивает. Она слышит приказ идти на выход, разворачивается, доходит до двери... Выстрелы, от которых она непроизвольно вздрагивает и от которых дуло пулемёта машинально выскакивает из рукава. Но она следует приказу, идёт дальше. И уже на выходе из помещения, пока не закрыта дверь, слышит крик: "Он ушёл!" Дверь негромко хлопает, и она снова стоит на крыльце, снова смотрит на стену напротив и машину на дороге...    - ... Вот и всё, - сказал чёрный дракон. Он выглядел спокойным, но пальцы сложенных на столе рук еле заметно подрагивали от напряжения, которое он явно испытывал, пока шёл по магическим следам в прошлое.    - Что значит всё? - удивилась Селена. Ей казалось, будет погружение за погружением в память Коннора... И вдруг - закончили?    - Позвольте - я объясню. - У Ривера был вид профессора, который задумался, какой вариант решения сложной задачи предложить студентам. - Начнём с того, что Коннор постоянно видел Трисмегиста в лаборатории, не осознавая того. Сейчас же уважаемый Колр соединил вытащенный из уголков его пассивной памяти образ Трисмегиста и перевёл в активную. Далее мы просто бессильны. Но теперь Коннор, зная о Трисмегисте, будет сознательно и неосознанно тревожить свою память, подходя таким образом к полному её разблокированию. А когда мальчик вспомнит полностью этот эпизод, он вспомнит и всё о двух с половиной годах, проведённых им в лаборатории. И уж тогда он легко вспомнит заклинание Трисмегиста, переносящее его сознание в прошлое, где всё ещё есть библиотека, полная несожжённых книг.    - Леди Селена, - задумчиво позвал Бернар, - а почему в вашем мире его считали не только учёным, но и богом?    Все с таким живым интересом обернулись к хозяйке места, что она смутилась.    - Но я правда только мельком слышала о Трисмегисте. Говорят, у нас он появился несколько веков назад. Может, его из-за этого обожествили - из-за его перемещений? Или из-за того, что вторым его именем было имя Гермес - это тоже один из богов древнего мира.    - Странно, что вы вообще о нём слышали, - подозрительно глядя на неё, пробормотал Бернар.    - У нас прекрасные средства информации, - пожала плечами Селена. Не рассказывать же собеседникам, что однажды в какой-то газетке, специализирующейся на эзотерических материалах, она прочитала статью о Трисмегисте и его гимнастике, которой так увлеклась, что некоторое время даже занималась ею.    - Если завтра будет возможность, - сказал Бернар, - я бы хотел съездить в город, чтобы возобновить знакомство со старыми орденцами из ордена Белой Стены. Коннор наверняка близок к прорыву. Я верю в него. Если меня кто-нибудь отвезёт...    Ему напомнили, что Александрит собирался с утра в город со следующей партией детских поделок и кувшинов Кама. А поскольку парень-вампир никогда не возражал помочь, он завезёт Бернара туда, куда тот попросит.    Мужчины остались в мастерской Мики обсуждать примерное местонахождение Трисмегиста, поражаться его мгновенному исчезновению из лаборатории, где его хотели расстрелять сразу после того, как он разблокировал сознание Коннора. Братство, стараясь быть ниже травы, тише воды, осталось слушать интересные, пусть иногда заумные разговоры больших, а Селена поднялась из-за стола, чтобы проведать могучего Стеньку Разина, а заодно и остальных.    Дверь мягко закрылась за спиной, напомнив стук из воспоминаний Коннора.    И резко распахнулась снова.    - Мама Селена! Подожди, я хотел спросить у тебя... - Мальчишка-некромант закрыл за собой дверь и неожиданно замялся.    - Я иду к Стену. Пойдём вместе? По дороге и спросишь? - улыбнулась она.    - Нет, я быстро, правда! - заверил Коннор. Секунды смотрел на ней и выпалил: - Мама Селена, а вдруг Трисмегист появится? Ты... - Он прикусил губу, явно сильно встревоженный. - Ты не попросишь его... вернуть тебя домой?    Теперь она смотрела на него, стараясь придумать такой ответ, чтобы успокоить.    - Помнишь, как Вильма уговаривала свою тётю оставить её в Тёплой Норе? У меня в том мире остался брат. И отношения у меня с ним были такими же, как у Вильмы с её тётей. То есть никаких. А больше родственников нет. Все мои родственники здесь. И дома там тоже нет. Дом мой - Тёплая Нора.    - То есть ты... - неуверенно улыбаясь, начал Коннор.    - Если я и хочу, чтобы Трисмегист появился, то лишь из-за тебя. У меня желание одно: ты, со всеми своими припрятанными в тебе тайнами, должен быть в безопасности. Так что, Коннор... Как только я поверю, что тебе ничего не грозит, я буду самым счастливым человеком на свете.    Она шагнула к нему, обняла, шутливо взлохматив ему волосы. И, когда он прижался к ней, сам обняв её, ощутила, как он выдохнул. Ничего себе - о чём он подумал в первую очередь...    Накормив могучего Стеньку Разина, Селена вместе с сынишкой вошла в гостиную. Малышня уже вся собралась здесь. Кто-то рисовал, кто-то складывал картинки. Отыскав взглядом Ригана, Селена нисколько не удивилась, что он сидит в уголке рядом с Ирмой и её верными телохранителями и сообщниками во всех хулиганствах - Бериллом и двойняшками-оборотнями. Доверительно склонившись к мальчику-дракону, Ирма что-то горячо ему говорила. Поскольку все при этом смотрели только на Ригана, а тот - с удивлением на волчишку, Селена спокойно подошла и села в соседнее кресло.    - А влиять умеешь? - допытывалась Ирма. - Ну, приказал - и тебе подчинились?    - Умею, - с недоумением сказал Риган. - Немного.    - Повлияй на мальчишек, чтобы нас катали! - чуть не велела волчишка. - Ты не представляешь! Нам они кататься на самокатах не дают, потому что мы маленькие. А как сами - нас не катают! Ты на них повлияй - пусть нас катают.    - А ч-что такое с-самокаты?    Тут уже не только Ирма заволновалась. В четыре голоса мальчику-дракону начали объяснять, что такое самокаты, и восхвалять катание на них. Особенно убедительной была Ирма. Она размахивала руками:    - Ты вон хроменький! Бегать не можешь. А возьми тебя кто-нибудь на самокат и прокати от Лесной изгороди к Пригородной! Знаешь, как здорово - чуть не летишь! Оливия хромала, но на самокатах её прокатили - знаешь, как она пищала! А потом ещё хотела! А они все жмоты! Пока не попросишь - ни за что не катают! Повлияй, а?    - Ирма, - тихонько сказала подошедшая к ним Айна. - Селена здесь.    А Вади, подслушивавший уговоры, бесшумно засмеялся.    - Да ничего, - легко сказала Селена. - Я тут придумала кое-что. Не нужны вам будут самокаты. Вот закончим картоши сажать, я Мике расскажу про трёхколёсные велосипеды. На всех он, конечно, не сделает. Но на багажник поместится пассажир. И будете вы ездить на великах и катать того, кто хочет прокатиться.    - А велики - это как? - изумлённо переспросила Ирма.    - Дай-ка мне листочек, - велела хозяйка дома. И принялась, одной рукой прижимая к себе Стена, другой рисовать на листе, положенном на колено. - Велик - это примерно вот так. У него три колеса, педали, сиденье для ездока и сзади сиденье для пассажира. Или для груза какого-нибудь.    - А почему ты думаешь, что Мика великов на всех не сделает? - спросил Вади.    - У них колёса не такие, как у самокатов. Должны быть шины, смягчающие езду.    - А ш-шины - это как? - не понял Риган.    - Как у машины, - объяснила Ирма. - На колёсах. Ты не видел колёса? Пойдём - мы тебе покажем машину.    - Ирма, - остановила её Селена. - Только не сейчас.    Волчишка принялась возражать, что они сбегают на двор только на минуточку, но мальчик-дракон явно был признателен хозяйке места: он снова засыпал от обилия информации и впечатлений. Селена вообще подозревала, что Риган во всём соглашался со всеми только потому, что устал. Поэтому она скомандовала ему сесть рядом с нею в кресло. Раскосые глазища Ригана мгновенно ожили. Мальчик будто освободился от тяготившего его общения. Хотя сам и не подавал чуть ранее признаков, что это общение ему тяжело. Теперь он сидел, сложив руки на коленях, и наблюдал за происходящим, время от времени тихонько спрашивая хозяйку места о тех, кто его заинтересовал. Через минуты Селена призналась себе в странном впечатлении: мальчик-дракон ведёт себя так, словно он жил в Тёплой Норе давно, просто уезжал куда-то далеко, а теперь вернулся и увидел новые лица, с которыми и просит его познакомить.    Подошла Азалия. Улыбнулась встрепенувшемуся от дремоты Ригану и предупредила Селену, что Космея наверху была не одна: её навестили старшие девочки, поговорили с нею, так что она не скучала.    Вскоре вернулись и ребята постарше, уселись в кресла поболтать, а кто-то - и поиграть с младшими. "Ясельники" уже привыкли, что старшие вмешиваются в их игры, и только иногда недовольно покрикивали на них, если те пытались всё сделать по-своему.    Но вот на пороге гостиной появилось братство. Коннор - впереди всех. Кивнул и первым пошёл к лестнице наверх. Хельми сначала подошёл к Селене. Ни слова не говоря, осторожно поднял задремавшего Ригана и понёс его в мансарду.    Вполголоса попрощавшись на ночь, и другие ребята начали расходиться, помогая Вильме и поднимая с ковра на полу заснувших "ясельников", чтобы отнести их в комнату.    Селена осталась в гостиной с могучим Стенькой Разиным, дожидаясь семейного.    Джарри вошёл бесшумно, и она даже вздрогнула при его появлении.    - Ну, что? - тихо спросил он, улыбаясь на сонное лицо сынишки. - Идём спать?    - Джарри, вы и правда думаете, что Коннор сам вспомнит всё остальное?    - Да. Образ Трисмегиста для него словно огонь, пожирающий преграду блока. Нужно только выждать... Да, мы поговорили с Ривером и с братством. С завтрашнего дня начинаем посадку картошей. Решили засеять все поля деревни, даже те, которые при пустых домах. Мы с Микой ещё днём посмотрели машины. Трактора в порядке. Ребят поставим бросать картоши в борозды. Мешки уже есть. - Он вдруг засмеялся. - Микина лодка и сейчас пригодится. В ней будет база картошей, к которой будут бегать пополнять мешки. Ривер сказал, что отдельно заниматься посадкой не будет.    - То есть он присоединится к нам? - уточнила обрадованная Селена.    - Да. Мы начнём с первого поля у Пригородной изгороди. Засадим картошами все поля этой стороны, а от Лесной пойдём по второй улице. У всех вернувшихся магов есть минитрактора. Думаю, управимся дня за три.    - Тогда я правильно сделала, предупредив Асдис, что у нас картошечные дни. - Селена перешагнула порог кабинета и вздохнула. - Что-то тяжело мне... То ли погода меняется, то ли ещё что... Не нравится мне, что этот Морганит у Сири остановился. Он здесь всего на одну ночь, но...    - Не забывай, что маги и внутри деревни устроили довольно сильную защиту - причём вокруг каждого дома, - заметил Джарри, принимая у неё корзину с сыном и ставя в своё кресло, ближе к спинке. - Селена, если не возражаешь, давай, когда всё закончится, съездим снова к моим родителям? Они, наверное, ждут, когда можно будет увидеть внука.    - Ага, - отозвалась Селена. - А ещё возьмём с собой старшего сына в лице пятерых бездельников...    - Мои и им будут рады, - усмехнулся Джарри, бережно вынимая ребёнка из корзины и передавая семейной. - Не забудь, что они год считали меня погибшим. А тут сваливается на них такое счастье, как целая семья с придатком в виде братства. Помню, как отец поверить не мог в нашу историю, но когда понял, что значит братство, - он так обрадовался!.. Мика его очаровал своей любовью к технике. Хельми - тем, что сам дракон в моих друзьях. Долго не мог поверить... Он ребятишек любит. Так что братство лишним не будет даже в нашей тесной квартирке.    - Да я не о том, что кто-то будет лишним, - сказала Селена, присаживаясь на край кровати и с улыбкой обнимая пискляво заворчавшего Стена. - Просто для твоих родителей это будет очередным потрясением - наше нашествие. Кстати, неплохо бы уговорить их приехать сюда. Да и выслать за ними машину - вообще здорово будет. Пусть поживут здесь, когда наступят тёплые дни. Может, им здесь понравится?    - Понравится, - уверенно сказал Джарри, садясь плечо к плечу рядом, и тёмно-карие глаза Стеньки сразу уставились на отца. - Слушай, мне только кажется, или он на самом деле узнаёт меня? Эй, младший, ты меня узнал?    - Не отвлекай от ужина! - засмеялась Селена. - Заснёт голодным - среди ночи обоих разбудит!    - Хм... А глаза у него мои, - заявил довольный семейный. - Точно ведь?    - Точно. И эти очаровательные губки бантиком - тоже твои! - затряслась от смеха Селена.    Джарри вздохнул от полноты чувств и обнял её, вместе с сыном притянув к себе. Всё ещё глядя на Стена, он не менее самодовольно сказал:    - Зато волосы твои. Светленькие. Как я и хотел.    - Джарри, хватит! Я сейчас обхохочусь!    Сын тоже пискнул что-то негодующее, поневоле трясясь вместе с Селеной.    ... Свечу оставили, как всегда, на тот случай, если могучий Стенька Разин среди ночи захочет пообщаться с родителями.    Засыпали, шепчась так, словно боялись разбудить кого-то, кроме сынишки. Уставший физически, Джарри заснул быстро, а Селена всё смотрела в потолок, пока вдруг не оказалось, что веки закрылись...    Тёмные фигуры толпами ходили в по её снам... Однажды, почти проснувшись, она для себя конкретизировала, что видит во сне - мертвецов. А среди них, угрюмо ссутулясь, бродил Коннор. Время от времени он поднимал голову и вглядывался в глаза Селены, а она начинала кричать ему, чтобы смотрел лучше, что она здесь, рядом с ним - и ему стоит подойти к ней поближе, ведь вдвоём-то им легче выйти из толпы мертвецов... Но Коннор отворачивался и снова уходил в бродячие тени... Один раз Селена осторожно выскользнула из-под горячего одеяла на зовущий плач Стена и была рада, что он проснулся среди глубокой ночи, своими "проблемами" отвлекая от ночных кошмаров...    Она даже посидела с ним не только до того времени, пока он заснул, а дольше. Странные мысли обуревали - о зависимости маленькой, ещё не осознающей себя жизни на её руках, от неё, от взрослой...    Под утро Стен проснулся снова, и она легко встала к нему. Бродя по комнате, она слегка улыбалась, думая о себе: "Я как десантник. Сигнал тревоги - и я уже вскочила и готова к труду и обороне. Как же мне повезло со Стенькой, что он такой спокойный! Другие, помнится, читала где-то, целыми днями-ночами маются, а я..."    Когда сын заснул, она постояла немного рядом с кроватью, глядя на растрёпанные волосы Джарри и с трудом удерживаясь, чтобы не залезть к нему в тёплое гнёздышко...    "Разбужу ещё", - решила Селена. Она взяла охапку своей одежды и на цыпочках вышла из кабинета на веранду. Здесь оделась, воспользовавшись тусклой ещё предрассветной мутью, и вышла. В гостиной было тихо. Из столовой или через столовую доносились еле слышные голоса - наверное, Веткин с Малинычем обсуждают начало сегодняшних картошных посадок. Она осторожно и плотно закрыла дверь в гостиную и вышла на двор. Оглядевшись, присела на скамью под окнами бывшей кабаньей веранды и натянула на груди полы прихваченной куртки.    Бездумно просидела до времени, когда солнце над чёрными полями начало медленно вставать в жёстких волнах оранжево-красных облаков. Едва оно наполовину вылезло, как сбылась старая примета - поднялся сильный ветер...    Селена продрогла и встала. Только решила зайти в дом, как вдруг ей почудилось, что кто-то прошёл мимо Тёплой Норы. Немного времени она потеряла на раздумья, сходит ли посмотреть, не надо ли... Потом решилась и вышла на улицу.    Далеко, у Пригородной изгороди виднелась чёрная издалека фигура.    Селена хмыкнула. Чёрному дракону не спится? Он опять несколько ошалел от тайн, которые прячутся в обычной человеческой голове Коннора? Впрочем, голову Коннора обычной не назовёшь... Присоединиться, что ли, к Колру? Или... Может, ему не понравится, что она так бесцеремонно прерывает его одиночество?    Хорошенько поведя плечами, Селена решилась и зашагала к изгороди.    Сначала она была уверена, что это Колр. Высокий и тёмный. Но, чем ближе подходила, начинала сомневаться. Чёрный дракон вынужденно широкоплеч, занимается полётами каждый день. Этот тоже, но у него плечи более покатые и округлые. Да и сам он какой-то округлый, хотя чувствуется, что у него просто тип мышечной массы такой.    А когда Селена дошла до изгороди, она сильно пожалела, что вообще решилась пойти. Это был Морганит. Он стоял, расслабленно опираясь на изгородь и разглядывая луговину. Хозяйка места скорчила недовольную гримаску, но делать нечего.    - Доброго утра, Морганит? Что-то случилось? Почему вы здесь?    - Доброго... Я здесь, потому что поспорил со своим гостеприимным хозяином, - добродушно сказал вампир, оборачиваясь к ней. - Не рассчитал, что Сири оказался весьма вспыльчивым. Слово за слово - и он мне указал на выход.    - Что-о? Сири? - поразилась Селена, но, подумав, вынуждена была согласиться. Сири порой бывает невыносим.    - Ну да... - лениво сказал Морганит. - Так пошумели, что чуть до драки не дошло. - Потом он словно опомнился и с любопытством спросил: - А что делает здесь хозяйка места? Или вы каждое утро обходите свои владения?    - Нет, что вы, - усмехнулась и Селена. - Просто не спится. А когда увидела вас, решила, что это... Один из магов, - нашлась она.    - Вот как, - вернувшись к лениво расслабленному состоянию, сказал вампир. И снова отвернулся, чтобы уставиться на широкую луговину. - Ясно. Жаль, что так рано. Ваш семейный, небось, ещё спит?    - Да, - уже насторожённо сказала Селена. - А что?    - Ну... Была бы возможность, я бы ушёл пораньше.    - То есть - ушли бы? Нет, я понимаю - пешком, но...    - А что такого? До пригорода недалеко. Дорогу и запоминать не надо. Проснулся бы ваш семейный (Джарри - да?), выпустил бы меня из деревни, я бы с удовольствием прошёлся до пригорода. А теперь ждать... Впрочем, ничего страшного. Подожду.    Всё это он произнёс с насмешливой досадой на себя, но Селена внезапно остро восприняла его слова как затаённый упрёк себе, хозяйке места: вот, мол, как в твоей деревне бывает!.. Нет, она помнила, что Морганит - некромаг, проникший на территорию деревни нежеланным и даже опасным гостем. Но почему-то это знание сейчас стало... вторичным. Она почувствовала, как гнетёт этого мужчину невольная клетка. Хотела даже предложить ему комнату в гостевом доме, пусть всего на несколько часов, но выговорила другое, неожиданное для себя:    - Ну, я тоже умею поднимать защиту. Если вы и в самом деле хотите пешком дойти до пригорода и вас не пугает дорога...    Он убрал руки с изгороди и выпрямился. В глазах недоверие.    - Вы умеете поднимать защиту? О, я был бы благодарен!..    В его голосе Селена и правда уловила радость и облегчение, что больше не надо терять времени. Двигаясь, словно не проснулась до конца, она отошла к калитке, открыла её и подняла завесу магической защиты.    - Вот. Пожалуйста.    - Спасибо большое, - сказал он, перешагнул невидимую границу и резко обернулся.    Плечо Селены взорвалось от боли, когда Морганит вцепился в него пальцами и с такой силой, будто щёлкнули стальные зубья капкана. Вампир дёрнул её к себе. От дикой боли в плече слёзы хлынули сами. Сквозь них она увидела ладонь, летящую ей навстречу. Сжалась от ужаса, приготовившись к страшному удару. Но ладонь некромага только шлёпнула её по лбу. Ноги подломились. Перед глазами потемнело.    ... Разглядывать лежавшую у ног женщину некогда. Единственное, что сделал некромаг, это внимательно пригляделся к её браслету. Хмыкнул и снял его... Затем Морганит деловито закинул хозяйку места на плечо и пошёл по наезженной дороге через луговину. Он успел прошагать совсем немного, когда с той стороны моста через речонку появилась машина. Он узнал её, снова хмыкнул и прибавил шагу.       15       Из сна в реальность, как будто закрыл глаза и снова... Нет, глаз не открыл. Но к отчётливому зову издалека прислушивался до тех пор, пока тот не пропал.    Так же, не открывая глаз, примерился к пространству в комнате. Все спят. Тяжёлых снов нет, все спокойные, поделённые на семерых. Разве что у кого-то крепче, у кого-то прозрачней, на грани дремоты...    Губы зашевелились, только движением изображая заклинание крепкого сна. Ничего. И без звука подействует... Спустя секунды он ощутил, как невидимая паутина опустилась на весь дом. Теперь будут спать и домашние-домовые - правда, недолго, чтобы никто слишком рано не заподозрил, что дело неладно...    Коннор открыл глаза и осторожно сел на постели, бесшумно спустив ноги. Старые навыки, которые он постоянно обновлял и закреплял, проснулись вместе с ним. Не вставая с кровати, быстро оделся. Обувь приготовил взять с собой.    Окинул ищущим взглядом полутёмную комнату. За окнами скоро рассвет, но тени везде всё ещё чёрно-глухие... Встал и забрал блокирующие кольца братства, унизал ими свои пальцы. Его искать не должны. Слишком опасно.    Постоял над кроватью в середине пентаграммы. Малыш Риган вчера устал от впечатлений и не протестовал, что его положили с девчонкой-эльфом. Спит он крепко, но девчонка, даже несмотря на заклинание, вот-вот проснётся: Риган во сне ворочается.    А одна постель сейчас пуста.    Коннор словно погладил воздух над головой мальчика-дракона и спокойно поднял его, чтобы опустить на свою постель и укрыть одеялом. Братство теперь не проснётся раньше положенного, оттого что пятая кровать пустует.    На втором этаже Коннор не стал подходить к лестнице в гостиную, а пошёл по коридору в другую сторону - к тупику с окном. Здесь он легко открыл раму, впустив в тёплый коридор волну прохлады, и перелез на узкую перекладину, закрыв окно за собой. Короткий жест перед стеклом - все магические следы в коридоре, отмечающие его след, пропали. Мальчишка-некромант не торопился. Он слишком хорошо понимал, что Селену сразу не убьют. Более того, дожидался следующего раза, когда ему подскажут, где она сейчас. А что ему будут подсказывать, выманивать - не сомневался. Слишком сильно её браслет, блокирующий братство, фонил силой, внутри которой любой мало-мальски знакомый с ментальной магией маг сразу увидит и его, Коннора, след.    Он спрыгнул со второго этажа и, встав на ноги, немедленно зашагал к мастерской Мики. Здесь он сразу подошёл к стене слева от двери и вынул доску. Через минуту он рассовал своё оружие по петлям и ремням, припрятанным под курткой и в куртке. Пара ножей - он не отказывался и от холодного оружия - вошли в поножи. Опустил штанины. Выпрямился. Теперь - транспорт.    Добежать до гостевого дома - полминуты. Вывести из сарайчика, служившего гаражом, мотоцикл Корунда - примерно столько же. Чуть больше времени потребовала пробежка к Пригородной изгороди, ведь мотоцикл пришлось вести незаведённым. Как и за изгородью. Опасаясь разбудить Тибра, который жил с Каисой и волчатами почти у самой околицы, мальчишка-некромант довёл мотоцикл до моста через речку и только здесь завёл мотор. "Кто не спрятался, я не виноват", - сумрачно подумал Коннор, вспоминая присказку из игры, однажды предложенной Селеной.    Ровные ряды посеянной огородничими кукурузы пролетели мимо. Притормозив, Коннор въехал на дорогу и на полной скорости помчался к мосту. У штаба Чистильщиков он оставит мотоцикл, чтобы не привлекать к себе внимания, и пересядет на городской транспорт. Некромаги могут не бросать ему хлебные крошки: он и сам знает, куда должен двигаться. Карта города Утренней Зари, в том числе и старого, давно в его памяти.    Голова холодная. А мысли похожи на белый лист и карандаши. Задай им проблему - и на белом листе мгновенно появится схема её решения. Пока же - время выжидания.    ... Джарри проснулся от плача сынишки. Маг прыжком выбрался из-под одеяла, всего лишь несколько удивлённый: сегодня Селена встала раньше, чем он? Обычно она спит допоздна или встаёт чуть раньше побудки. Ну, ничего. Он откинул с корзины прикрывающее её покрывальце и довольно умело поменял пелёнки, а потом огляделся в поисках бутылочки с козьим молоком. "Странно, - снова с недоумением подумал он, поддерживая бутылочку у губ Стена, - разве Селена перед выходом его не накормила?"    Взгляд на часы. Вообще-то, до общей побудки ещё минут сорок...    Он укладывал сынишку, когда в двери кабинета раздался негромкий стук. Дважды.    Джарри резко выпрямился.    Коннор обычно стучал только раз.    Значит, за дверью Хельми. Остальные жильцы Тёплой Норы просто никогда не входили на бывшую кабанью веранду.    Он быстро прошёл к двери и открыл её.    - Коннора в доме нет, - вместо приветствия сказал Хельми. - С-селены - тоже. Её с-следы обрываютс-ся около изгороди. Мы проверили.    - Морганит в деревне? - чуть не перебив, спросил Джарри.    - Нет. Колр ждёт в гос-стиной.    Джарри не стал спрашивать, почему Колр появился в Тёплой Норе. Оделся, едва Хельми вышел, и с ребёнком в руках появился в гостиной, где уже шепталось братство - все четверо, и Ривер, надменный от злости.    - Я скован по рукам и по ногам, - не здороваясь, хмуро сказал Джарри. - Пока не проснётся Хоста. Она согласится посидеть с ребёнком, пока Селены нет.    Колр, привычно и незаметно сидевший в кресле, скосился на часы.    - Могу её вызвать.    - Буду благодарен, - всё так же хмуро отозвался маг.    Спустя время он выяснил, что тревогу одновременно подняли Ривер и Люция. Люция, бросаясь на входную дверь, разбудила Эрно и отца. Ривер же с вечера на всякий случай (из-за присутствия в деревне чужака) подсоединился к деревенской защите. Дважды за короткое время приподнятая завеса заставила его встать и пойти проверить, что происходит. Издалека увидел Колра и проверять магическую защиту пошёл уже вместе с чёрным драконом. А когда поспешили к Тёплой Норе, навстречу бежали четверо испуганных мальчишек.    Спустилась обеспокоенная Хоста, тут же подошла к Джарри за корзиной.    - А где Селена?    - Боюсь, её пока нет в деревне, - мрачно ответил Джарри.    Задавать лишних вопросов женщина-эльф не стала. Она просто забрала корзину со Стеном и осталась в гостиной, а мужчины и братство ушли в мастерскую Мики.    - Я не понимаю, - с силой сказал Джарри. - И не знаю, с чего начать. Нет, я понял, что Морганит забрал её. Но как? Как он мог это сделать?    - Возле дома мы осмотрели стены, - сказал Ривер. - В пространстве Тёплой Норы есть вкрапления некромагического воздействия. Для начала Морганит напугал Селену во сне, наслав на неё кошмары. Возможно, до этого был взгляд прямо в глаза, чтобы сделать её восприимчивей к наваждению. Затем, когда она вышла и оказалась вне защиты дома, он наслал на неё морок - реальность, в которой он был существом, не опасным для неё. Она понимала, что происходит. Она помнила, кто он, но не подчиниться ему не могла. Он слишком силён для неё.    - А Коннор? - не выдержал Мика. - Как он исчез?    - Коннор пропал так, с-словно его вообще вынули из Тёплой Норы и тут же пос-садили в машину. Но не думаю, что именно так вс-сё с-случилос-сь, - пожал плечами чёрный дракон. - С-скорее вс-сего, он уничтожил с-следы с-своего прис-сутствия. Такие приёмы, нас-сколько я знаю, для него не в новинку.    - Основной вопрос: с чего начнём? - выдохнул Джарри.    - Мы знаем, где С-селена и куда направляетс-ся мальчик, но дальш-ше... Полиция?    - Вы думаете, надо оповестить полицию? - с надеждой спросил Джарри и тут же покачал головой. - Орден некромагов находится в старом городе. Полиция там не функционирует. Это место не в её юрисдикции. Ведь в полиции служат в основном обычные люди и оборотни. Редко-редко не самые сильные маги. Всем им в старом городе, насыщенном сильнейшей магией, просто не выжить. Старый город - это другие законы.    - Если бы в старом городе была только Селена, - задумчиво сказал Ривер. - Мальчик сейчас для нас - самая большая проблема.    - А кто всем заправляет в старом городе? - осмелился спросить Мирт.    - Самый сильный орден, по традиции, - сказал Ривер. - Но, боюсь, я не знаю, кто у них сейчас в силе. Хочешь сказать - надо бы обратиться к нему? Впрочем, я тоже так думаю. Чем бы ни занимался орден некромагов, каким бы сильным он ни был, орденцы не захотят, чтобы на них ополчились остальные маги. Особенно если ордена объединятся. Противопоставить себя силе других, когда можно мирно сосуществовать, да ещё из-за того, что кто-то не захотел стать адептом их ордена? Думаю, если попробовать воззвать к их разуму, а воззвание подтвердить помощью в лице сильного ордена, к нам прислушаются.    - Тогда с чего начинаем? - спросил Джарри. - Я думаю, для начала надо заручиться поддержкой орденов. То есть сначала поедем к Чистильщикам и по их каналам выясняем, кто в старом городе сейчас в силе. Затем едем к насоветованному ордену с жалобой на некромагов - рассказываем о похищении. И о попытке насильственного внедрения в орден несовершеннолетнего. В сущности, о шантаже.    - Хороший план, - одобрил Ривер. - Ребят берёте с собой?    - Нас не брать нельзя, - спокойно сказал Мирт. - Мы знаем главное: время от времени с руки Селены снимают браслет, подсказывая Коннору, куда её везут. Это точечное присутствие Селены мы чувствуем. И можем подсказать, если что, где она находится.    - Ривер, вы остаётесь за главного в деревне, - обратился к магу Джарри. - На сегодня назначено слишком крупное событие, и, кроме вас, некому за ним проследить. А Хоста останется за главную в Тёплой Норе.    От стука в дверь мастерской вздрогнули так, что вошедший Корунд даже удивился при виде ошарашенных лиц.    - Доброго утра! Никто не знает, кто мог взять мой мотоцикл из сарая?    - Корунда берём? - задумчиво спросил Мика.    - Мика, не зарывайся, - тоже задумчиво сказал Джарри, про себя, видимо, уже просчитывающий, как собраться в поход.    - Корунд ос-стаётс-ся, - безапелляционно заявил чёрный дракон. - Чтобы учас-ствовать в таких драках, как потенциальная с-сегодняш-шняя, его тренированнос-сти мало. - И, наконец, объяснил своему птенцу: - У нас-с проблема: пропали С-селена и Коннор. Мы едем за ними в город.    Через полчаса они собрались. Возле изгороди предупредили Чистильщиков, что ненадолго заедут в их штаб. В машине сидели только мальчишки - братство и Эрно, прихваченный Колром: "Я с-сделал на него мощную защиту. А дратьс-ся он и без-с того умеет. С-справитс-ся". В кабине сам чёрный дракон и Джарри.    У входа в штаб их встретил Рамон.    Ему объяснили ситуацию.    - Эван! - позвал он знакомого всем Чистильщика. - У тебя брат в полиции. Узнай, кто всем сейчас командует в старом городе. И запроси в управлении справку, может ли полиция завести дело о похищении, если похитители - маги из старого города. - Обращаясь к Колру и Джарри, он сказал: - Наш маг, Ванда, нашла возле наших машин мотоцикл. Наши Чистильщики проходили всё утро мимо него, не замечая. Да и Ванда призналась, что она долго не воспринимала чужой предмет, пока не поняла, что её что-то сильно тревожит на автостоянке. Мальчик сделал прекрасную защиту.    - Значит, он оставил мотоцикл у вас, а сам поехал к старому городу на обычном транспорте, - пробормотал Джарри. - Лучше б сразу пришёл ко мне.    - Думает, что справится, - размышляя обо всём, рассеянно отозвался Рамон.    - Боюсь, что он не только думает, - буркнул Джарри.    - Откуда у него деньги на проезд?    - У нас все ребята с деньгами, - объяснил Джарри. - Работают все: кто больше, кто меньше, но у каждого из них есть хотя бы мелочь.    Вернулся Эван.    - Власть в старом городе находится в руках ордена артефакторов, - доложил он. - Насчёт дела о похищении. Городская полиция сможет его завести при условии, что старый город выдаст преступников.    - Примерно такое я предполагал, - вздохнул Рамон и протянул Джарри карту, принесённую Эваном. - Это карта старого города, расположение всех храмов и храмовых усадеб, а также храмовых микрорайонов. Вот, смотрите. Эта дорога идёт прямо к старому городу. Здесь - развилка. Левая дорога напрямую ведёт к главному храму артефакторов. Здесь их приёмный дом, где и придётся подавать жалобу.    - Но сначала мы попробуем урегулировать проблему у самих некромагов, - сквозь зубы процедил Джарри. - Где находится их храм?    - На той стороне старого города, ближе к кладбищам. Это здесь. - И Чистильщик ткнул пальцем в нужную точку. Поднял глаза. - Ребята, вы уверены, что вам не нужна поддержка?    - Сначала потолкуем с некромагами - с их главой, с Пертом, - угрюмо сказал Джарри. - И уже после этой беседы будет видно, что делать дальше. Нет, спасибо. Пока мы ничего не знаем, мы не можем просить помощи. Не имеем права рисковать жизнями.    А когда все уселись в машину и по прямой помчались к старому городу, Мика осмелился сказать:    - Джарри, а может, стоит ехать помедленней? Вдруг мы приедем, а Коннор уже возвращается с Селеной? А приедем слишком быстро - помешаем ему.    - Мальчики... Если бы я так верил в Коннора, как вы...    Мика замолчал и больше ничего не говорил.    В салоне было тихо и ещё по одной причине: все четверо постоянно вслушивались в собственные ощущения, чтобы почувствовать Селену, если она будет снова без браслета. Последний раз впечатление отклика они прочувствовали, когда отъезжали от штаба Чистильщиков. Но отклик был слишком короткий.    Когда машина подъезжала к старому городу, Мирт вздохнул:    - Больше откликов не было.    Старый город от "нового" отделяла пустошь. Отличная дорога напрямую летела к низким, словно распластавшимся на земле, зданиям храмов с вздымающимися к небу башнями. Мальчишки уже не сидели, а стоя приникли к боковым окошкам салона, во все глаза глядя на необычный город... Колин первым заметил:    - Новый город у них как защита от всех.    Если вспомнить, как пострадал "новый" от нашествия магических машин, его замечание выглядело не пустословием... На первой же улице, по которой страшно было ехать-то, потому что казалось, что мотор машины слишком громко ревёт в этой тиши, они остановились. Вышли. Эрно ничего не чувствовал, защищённый магией дракона. Остальные же с тревогой и даже страхом прислушивались к витающим в пространстве, а кое-где даже сталкивающимся плотным потокам магии различного типа.    Но Джарри остановил машину не из-за этого.    - Ребята, вы что-нибудь слышите?    - Нет, - за всех отозвался Хельми. - С-селены нет. Они привезли её в храм. И знают, что Коннор это тоже знает. Теперь на ней блокирующий брас-слет. Мне кажетс-ся, они думают, что он придёт и потребует провес-сти его к С-селене.    - В этих магичес-ских потоках Коннор легко пройдёт, - задумчиво сказал Колр. - Незамеченным. Джарри, я понимаю, что вы никогда не думали с-спросить у мальчика, но вс-сё же... Карта с-старого города. Он ведь тоже знает её?    - Если она находилась в библиотеке, то знает, - рассеянно отозвался Джарри, который пристально оглядывался и заметно ёжился, будучи восприимчивым к магическим потокам. - Вру. Знает. Хотя я и не спрашивал. Уверен, что Коннор карту знает. Его же готовили к охране и поездкам по городу - и наверняка не только по новому. Ну, что? Едем дальше?    - Едем, - решительно сказал Мика.    Увы. Машина в старом городе не завелась. Кипящая здесь смесь магии не позволила. Пришлось поставить её во дворе первого же попавшегося храма - с разрешения местного служки. И пешком идти дальше.    ... Селена пришла в себя. Перед широко открытыми глазами вертелся странный потолок - с узорами, которые действовали головной болью. Чисто машинально она подняла руку и сотворила жест, отторгающий воздействие чуждой магии. Потолок нехотя остановился. Селена ещё немного полежала, выжидая, пока головокружительный морок совсем пропадёт. И лишь спустя время осторожно села.    Лежала она на широкой деревянной скамье. Помещение, в котором она находилась, было маленьким и не имело лишней мебели. Кроме скамьи, ничего нет. Впрочем, есть камин. Слишком простой, больше напоминающий просто огороженный от комнаты очаг. Селена с опаской встала на ноги и подошла к камину. Если его и разжигали когда-то, то это было очень давно. Устоявшийся холод в комнате ей показался ещё страшней, когда она неуверенно вытянула ладони к камину. И отдёрнула, сообразив, что из него ещё и сквозит. Вернулась к скамье.    Грохотать в дверь она не будет. И так понятно, что из этого ничего не выйдет... Или всё же побарабанить кулаками? С воплями: "Свободу попугаям!"?    Нет. Вряд ли кто придёт... Эти чёртовы некромаги будут держать её до тех пор, пока Коннор не согласится стать членом их ордена. Она прекрасно понимала, что не стоит ждать милости от некромагов.    Села на скамью, ёжась, засунула замёрзшие ладони в карманы. Пальцы наткнулись на камешки. Селена вздрогнула и криво усмехнулась, поглядывая на дверь, окованную металлическими полосами. Они оставили ей камешки - безобидные камешки, с точки зрения тех, кто не видел, как они взрываются. Замечательно.    Надеясь, что за нею не наблюдают, считав с её личного пространства, что она начинающий маг, Селена вынула камешки и посчитала. Восемнадцать штук. Ладно, уже что-то. Сунула назад, разложив поровну по карманам.    Посидела ещё немного и встала. На этот раз подошла к двери и попробовала открыть её. Это ведь нормальное человеческое любопытство - проверить единственный выход из комнаты. Берясь за дверную ручку, она вдруг подумала, что Перт, несмотря на его принадлежность к ордену некромагов, показался ей более рыцарственным, чем тот же Морганит. Но она, видимо, более наивная, чем думала всегда о себе. Вот тебе и рыцарственность.    Дверь даже не шевельнулась под её напором.    Селена отошла, скептически глядя на ручку. Может, открутить? Ну, так. От нечего делать? Хоть какую-то пакость сотворить. Хм. А вдруг эта ручка сообщается с той, что в коридоре? И та тоже отвалится - и тогда дверь откроется?    Огляделась. Из инструментов - увы! - ничего. Она оглядела себя. Медальон, который подарил ей Мика, был сооружён, как и все, в большинстве своём, творения Мики, из плоской металлической пластины. Селена сняла медальон и отогнула звено цепочки, отделяя её от самой пластины. Тонкий край круглой пластины удобно вошёл в паз шурупа на скобе дверной ручки. И она принялась двигать пластину против часовой стрелки, изо всех сил нажимая на неё.    - Я замёрзла, - шмыгнув, объяснила себе Селена, выковыривая первый шуруп. - А занимаясь этой глупостью, хоть согреюсь. Да и ждать не так тягостно. Бедный мой Стенька Разин. Надеюсь, Джарри позвал на помощь Хосту...    Дверная ручка отвалилась вместе с розеткой, на которой крепилась, после выкручивания второго же шурупа. Грохот раздался такой, что Селена с трепетом ожидала появления как минимум одного сторожа. Никто не явился. Выждав ещё время, она подняла ручку, отделила от квадратной розетки. Присмотрелась. Махнула рукой. Пригодится - в одном арсенале с камешками.    Голодная, но согревшаяся, она уже решительно подошла к камину. Так, что можно сотворить с этим? Приглядевшись и убедившись, что на полу камина нет пепла, который может взвиться и заставить закашлять, Селена наступила одной ногой на каминное дно и, схватившись за каминную полку, взглянула вверх. Как и ожидалось - темным-темно.    Ладно. Неизвестно, какого поведения они ожидают от неё и вообще ожидают ли, но двигаться просто придётся. Иначе она рискует замёрзнуть, пока её не спасут, или пока кто-то из этих гадов не догадается принести ей поесть, или она сумеет... отлить. Она скептически посмотрела на дно камина. А что... Если шагнуть чуть в сторону, не видно будет. А ведь хочется. Дома-то сходить не успела.    Пришлось выйти и посмотреть, в какую сторону открывается входная дверь. Приблизилась, посмотрела. Непонятно. Но на всякий случай обозлённая Селена с трудом оттащила от стены скамью. Поднять её не смогла, но перегородить вход в комнату сумела.    Снова вошла в камин. Посмотрела на скамью. Ладно. Успеет. И вообще - сами виноваты. Похищение похищением, а о человеческих потребностях могли бы позаботиться... Она присела в каминном уголке, исподлобья глядя на дверь, и вздохнула. А через пару минут, уже повеселевшая, с улыбкой вспоминая, как первым утром в этом мире Мика предложил сходить ей в кустики, нисколько не заморачиваясь, снова подошла к скамье и критически осмотрела её.    До двери-то дотащила. Получится ли втащить в камин? Ну, хотя бы волоком. Не дотащит, так, может, на скрежет ножек прибежит кто-нибудь?    Она ухватилась за один конец скамьи. Тяжеленная. Из-за ножек, что ли? Прямо чугунные... Хотя бы в камин засунуть! Поставить на попа не получится - это и так ясно. Но хоть немного сунуть внутрь, как первую ступеньку, а там - глядишь, в самом камине найдётся и следующая...    Селена уже плевать хотела, что там или кто встретится, наверху. Лишь бы действовать. И хоть бы встретиться - хоть с одной наглой рожей. Хоть бы высказать всё, что она думает об их так называемом ордене.    Благополучно протарахтев ножками скамьи по неровному каменному полу, Селена со стоном разогнулась и рухнула на неё. Первоначальное желание сотворить огонёк, чтобы согреться, пропало вовсе. Она вытерла ладонями пот с лица и задумалась. Сейчас, по прошествии времени, она предполагала, что Морганит ещё вчера воздействовал на неё. Легко - всего лишь заглянув в глаза. Скорее всего, это была какая-нибудь специфическая, некромагическая сила, в которой плохо разбираются все маги деревни, в том числе и дракон. Отсюда и сон с мертвецами и уходящим Коннором. Понадеялись на элементарную защиту, спасавшую до сих пор надёжно. И не подумали, что у здешних магов специализации хватает и что магическая атака началась уже со взгляда.    Губы сами разъехались в подступающем плаче. Селена крепко стукнула о скамью кулачком.    - Не фиг нюни распускать! Уморят тебя с голоду, сил лишат - тогда реви! А сейчас - встаём и тащим скамью дальше!    Поднять конец скамьи и дёрнуть к камину на последние сантиметры - на это движение ушли все силы. Камин загудел от грохота ударивших в него ножек, так как просто поставить Селена уже не могла. Застывшие от напряжения пальцы словно сами разжались, без её воли.    А никто и не прибежал. Зато, взобравшись минут через пять ожидания, на скамью, Селена обнаружила в стене каминного дымохода железные скобы. Для трубочистов?    Она вспомнила тёплое тельце своего сына, его сжатые кулачки. Представила его на руках Джарри, который с любовью смотрел на ребёнка и вдруг поднял голову - улыбнуться ей, своей семейной... Насторожённо ухватилась за верхнюю скобу, поставила ногу боком на нижнюю. Скобы её вес выдержали. И она стала подниматься, на ходу выдумав первую фразу для первого встречного: "А где тут у вас трапезная или столовка? Есть хочется - как из ружья!"    ... Коннор сориентировался быстро. Храмов у некромагов было несколько - и все объединены общими переулками и внутренними переходами. Преобразив собственное пространство, чтобы их наблюдатели сразу его не распознали, он затаился под лестницей на второй этаж - там, где на его карте были обозначены спальные кельи для младших групп. Он потерял довольно много времени, изучая путеводитель по храмам старого города. Но это оправдывалось сейчас его собственной уверенностью.    Наконец его терпение вознаградилось: мимо лестницы прошли двое из младшей группы. Потом ещё один. Ещё небольшая группа из шестерых, кажется. Когда шелест их длинных свободных одеяний и говор затихли на втором этаже, показался ещё один. Он шёл спокойно, разглядывая что-то в своих руках. Видимо, на второй этаж сразу идти ему не хотелось, и он потоптался у лестницы, наверное, соображая, куда идти.    Когда он повернулся спиной, Коннор, прислушавшись, быстро выступил из тени и ударил его по шее. Обмякшее тело он втянул под лестницу. Через минут пять освобождённый от свободного балахона младший спал, прислонённый к низкому цоколю стены под лестницей. Мальчишка же напялил балахон, очень удачно скрывший всё его оружие, и посидел рядом с некромагом, перенимая его личное пространство на себя.    Когда он сам, перебирая детали чуждого пространства на себе, не смог придраться ни к чему, он поднялся и вышел из-за лестницы. Судя по разговорам в группе из шестерых, они все были недавно взятыми в храм новичками. Так что, если один из новичков заблудится и попадёт не на тот этаж, например, никто удивляться не будет.    Цели Коннора были просты: найти маму Селену и вместе с нею выйти из храма. Но он полагал, что всё так просто не будет, поэтому держал про себя парочку заклинаний на тот случай, если им не позволят выйти. В то, что он найдёт маму Селену, он верил.       16       Когда все дружно покинули Тёплую Нору, Хоста, оставленная с "ясельниками", столкнулась с крупной проблемой. Сажать картоши умчались все, не только десятилетний Вади или девятилетний Гарден, но даже Ирма со своей бандой, объяснив на ходу: если уж в прошлом году они повеселились, собирая картоши, то почему бы не поиграть, сажая их в этом? Хосте оставили всех пятерых малышей, которые были знакомы с нею по группе Сири, оставили Айну, Оливию, которая ещё не могла поднимать тяжёлое; оставили, конечно же, Фаркаса, который уже довольно сносно передвигался на ножках, а также волчат Тибра - с ними легче, они сами радостно бегали за всеми, только под ноги надо было чаще смотреть. И оставили Ригана. Ту самую большую проблему.    Космея сидела в мансарде. С нею занимался старик Бернар, освобождённый, как и старый маг из группы Сири, от работы на полях. Но старый маг всё же отправился на работу - с сумкой, набитой всякими лекарственными снадобьями. Он должен был ходить рядом с тем полем, которое засаживалось, и быть готовым ко всему. Дети же.    А Риган забился под кресло и рычал на Хосту, едва только она пыталась с ним заговорить. Он страшно обозлился, когда узнал, что ласковая мама Селена куда-то пропала. И Хоста, беженка со стажем, прекрасно его понимала. Он только привык к впечатлению защиты, главным стержнем которого была хозяйка места, и вдруг она исчезает!.. Хоста уже собрала малышню на выход - погулять во дворе, но не решалась выйти, будучи в сомнениях: не оставлять же мальчика-дракона в гостиной? Здесь пусто - ушли даже Кам с домашними. В мансарду Риган возвращаться тоже не хочет. Как не хочет и Хоста оставить малыша в одиночестве.    Стукнула входная дверь в дом.    - Хоста! Прости, мы задержались немного! - В гостиную влетела Аманда: одной рукой придерживая рассыпающиеся белокурые волосы; за другую - крепко цепляется Люция, которая в этом положении умудряется поиграть - ведь мама сильная, можно поджать ноги и полетать, цепляясь за её руку! - Оказывается, я так привыкла к помощи Эрно, что без него, как без рук, - всё забываю, ничего не успеваю! Вот, оставляю тебе Люцию - и бегом на поле!    Женщины привычно расцеловались, и Аманда упорхнула, смеясь и всё ещё пытаясь что-то сделать с волосами.    Люция остановилась посреди гостиной и радостно огляделась. Улыбка медленно растаяла на губах девочки-дракончика, когда её взгляд остановился на кресле.    - Люция, солнышко, мы сейчас пойдём... - заторопилась Хоста. - Риган, последний раз спрашиваю: пойдёшь ли ты со всеми?    Солнышко внезапно качнулось и решительно потопало к местечку, в котором прятался Риган.    Люция ещё не видела мальчика-дракона, как и он пока не знал о её существовании.    Девочка-дракончик нагнулась, схватившись за подлокотник кресла, чтобы не упасть. Несмотря на свои уже четыре года, Люция отличалась довольно плотным телосложением, хоть и малым ростом.    Хоста с небольшой боязнью, но с любопытством следила за её действиями. В дела драконов влезать тоже проблематично. Женщина-эльф следила, как и притихшие дети, которые побаивались даже подходить к креслу: оно так злобно рычало!    Рука девочки-дракончика резко метнулась в просвет между креслами, откуда эхом раздался такой яростный рык, что Хоста заледенела. Рычание ещё не закончилось, как Люция зашипела в ответ и пнула ногой в тот же просвет. Оттуда болезненно охнули. А девочка-дракончик словно медленно стала падать назад, на спину, при этом жёстко за что-то держась уже обеими руками. И шлёпнулась-таки на попу, одновременно выдрав из кресельного просвета плохо закрепившегося там Ригана. Он упал набок рядом с нею и поднялся бы сразу, если бы Люция всё ещё не держала его.    Оба дракончика замерли, гневно сопя и сверля друг друга злющими глазищами.    Хоста осторожно подошла и склонилась над ними.    - Люция, это Риган. Риган - это Люция. Познакомьтесь.    Драконы притихли, всё ещё глядя друг на друга, но уже более вдумчиво.    Сочтя, что они начали успокаиваться, Хоста мысленно обратилась к богам за помощью и, взяв обоих за шкирки, поставила их на ноги. И поспешно отошла от дракончиков - проверить, хорошо ли застёгнуто пальтишко на Айне и на Корилусе.    Через минуты малышня выбежала на детскую площадку при Тёплой Норе. Насупившаяся Люция без колебаний вела за собой прихрамывающего, тепло одетого Ригана, который больше не возражал против прогулки. Замыкала компанию, неся корзину со Стеном, очень благодарная девочке-дракончику Хоста.    ... Селена старалась не думать, в каком состоянии сейчас её руки и куртка впереди. Чёрная (она помнила) сажа ощущалась здорово жирной... Она вообще старалась не думать о том, что поднимается куда-то в неизвестность, потому что руки начали уставать, скобы казались ещё уже, чем были в начале подъёма. В общем, ноги подрагивали при каждом движении наверх, да и вообще при движении. А руки устали так, что она всё чаще начинала делать паузы в подъёме.    Давным-давно она усвоила, что лучше увлечённо думать о чём-то другом, чем о трудной работе, и тогда работа не замечается и выполняется быстро. О чём думать? Ну, например, о том, что сегодня в деревне день картошных посадок, а хозяйка места слиняла со своего законного места, из-за того что не сообразила, как и остальные: другая специализация - другая магия.    Ещё она думала о том, что ждёт её наверху. Было бы здорово попасть в какую-нибудь жилую комнату или что там у них. И, пока в ней никого, неплохо бы провести обыск и быстро слопать любой продукт, который попадётся на глаза. И нисколько не совестно, что это будет расцениваться, как обыкновенное воровство. Есть хотелось ужасно... В общем, она старалась думать о чём угодно, лишь бы не зацикливаться на тяжело ноющей груди.    Упорного отсутствия света наверху она слегка побаивалась, но утешала себя тем, что может выбраться всего лишь в тёмную комнату, в которой просто-напросто забыли открыть шторы. Утро же. И опять переключалась на происходящее в деревне. И в Тёплой Норе. Там сейчас, наверное, Хоста всеми заправляет. Ну, "ясельниками". А Джарри... Она прикусила губу. Джарри едет сюда, в храм ордена некромагов. Он по-другому не может, как бы она себя ни уверяла, что он работает вместе со всеми на полях.    Наверху, чуть сбоку от основного пути, забрезжило что-то смутное. Селена, уставшая от темноты, даже остановилась, цепляясь за скобы и пытаясь разглядеть, что же это. Наверное, выход - очень далёкий, если пятно света выглядит таким трудно видимым. Но выход. А там... Хоть с кем-то встретиться! Хоть поговорить и хоть что-то узнать!    Но смутное пятно оказалось ближе, чем она думала.    И скоро она смогла протянуть руку и потрогать это пятно. Что-то вроде рогожи. Даже видно, как просвечивают переплетения нитей. Значит ли, что она поднялась до следующего камина? Поднявшись ещё на пару скоб, Селена затихла, пытаясь расслышать хоть что-нибудь. Ничего. Делать нечего. Или свернуть и лезть дальше, или оказаться в помещении, в котором так тихо.    Раскрытой ладонью она подняла рогожку и отпихнула в сторону, поморщившись от упавшей на лицо пыли и мелкой крошки. Подтянувшись, вылезла в камин сбоку. И выглянула. Темно. Разве что еле теплится одна-единственная свеча. То ли окон нет, то ли они прикрыты шторами, как она и решила ранее. В этой комнате, близнеце той, откуда она пришла, тоже широкая скамья. А на ней сидит какой-то человек. Повернул голову - явно заметил, но сидит. И не удивлён.    Селена вылезла из камина, встала на ноги, встряхнулась и вежливо спросила:    - Не подскажете, где я нахожусь?    Человек замер от её вопроса. Селена ждала. Она прекрасно понимала, где находится. Но ведь с чего-то надо начинать беседу. А там, глядишь, он вызовет кого-нибудь, с кем можно поговорить о насущном - например, о завтраке. Она сглотнула. Сколько ж ей пришлось быть без сознания, если так хочется есть?    До незнакомца - шагов шесть. Селена вздохнула и с горечью вспомнила, как Джарри шутливо обижался, что она хочет тренироваться с Колром, а не с ним. Но незаметно, словно просто потопталась на месте, встала в боевую стойку: одна нога чуть вперёд, руки - согнуты на уровне талии. Уж базовые элементы для хорошей драки Джарри успел с нею пройти.    Незнакомец встал, но от скамьи не отошёл. Теперь она увидела его лицо. Эльф, высокий и средних лет. В какой-то хламиде. Лицо кажется... доброжелательным? Но почему-то от этой его доброжелательности Селена сжала в кулаках вытащенные для предполагаемой драки камешки.    - Здравствуйте, леди. Вы и в самом деле не знаете, где находитесь?    - Я недавно пришла в сознание, - объяснила она, стараясь выглядеть легкомысленной и слегка испуганной. - Последнее, что я помню... Ну, я была в своей деревне. Я хозяйка места, - уточнила она. - Утром встала, прошлась по деревне, а потом...    Она пожала плечами. И вопросительно уставилась на незнакомца, с трудом удерживаясь от желания наивно вытаращить глаза, подражая Ирме.    - Вы в храме ордена некромагов, - тоже в некотором недоумении ответил незнакомец. - Но как вы попали в мою комнату?    - Я начала замерзать, - вздохнула Селена. - Посмотрела на камин. Было бы здорово разогреть комнату, в которой очнулась, но в камине не было растопки. Постучала в дверь, но мне никто не ответил. А когда заглянула в дымоход, увидела скобы. Кстати, простите за настойчивость, но у вас не найдётся что-нибудь из еды? Я очень проголодалась.    - У вас интересный браслет, - будто ненароком заметил незнакомец, не обращая внимания на её прямую просьбу. - Он блокирует связь с кем-то. Почему вы не позовёте на помощь тех, кто связан с этим браслетом?    - А... мне уже надо звать на помощь? - бесстрастно спросила Селена. Кулаки сжались так, что камешки впились в кожу. - Следует ли мне понимать вас так, что вы мне не поможете?    - Снимите браслет, леди. - Незнакомец криво ухмыльнулся, словно киношный злодей, но ухмылка её не столько испугала, сколько обозлила.    - Если я сниму браслет, здесь будет не один человек! Пятеро! Вам это надо?    - Пятеро? - Вот теперь казалось, что незнакомец сбит с толку. Приглядевшись, Селена поняла, что он по-настоящему изумлён.    - Ваш Морганит плохо исследовал браслет. Ну так что? - нетерпеливо спросила она. - Теперь я знаю, где нахожусь. И что дальше? Вы заставите меня снять браслет. Ну ладно. А дальше-то что? Судя по вашим замашкам, мне надо ожидать, что вы убьёте меня, чтобы избавиться от доказательств моего присутствия здесь, то есть поступите, как заправские преступники?    - Леди, вы не даёте подумать, - презрительно заметил незнакомец. - И вам не кажется, что вы слишком опрометчивы, называя нас преступниками?    - А кто же вы? - изумилась Селена. - Поступаете, как банальные похитители. Для банального шантажа. Скоро начнёте действовать, как банальные убийцы. И как мне вас называть? Кроме всего прочего, вы ещё и издеваетесь надо мной! Мало того - похитили, оторвали от грудного ребёнка, выдрали из привычной среды обитания, так ещё и не накормили, чуть не заморозили!    - Леди, вы кто? - вдруг спросил незнакомец, пристально вглядываясь в неё. - Наши женщины так себя не ведут, зная, что они находятся в храме некромагов!    - А я не ваша женщина! - отрезала Селена. - Меня в ваш мир вытащил Вальгард! Вот с него и спрашивайте из-за моего поведения! Блин! Вытащил, наобещал всего-всего! Сказал, что я нужна в вашем мире, - и здрасьте! Теперь оказывается, что я нужна для того, чтобы меня похитили какие-то проходимцы, которым, видите ли, понадобилось сорвать с меня браслетик, сплетённый из ивовых прутьев! Ну, чего вытаращились? Я всего лишь пожрать просила - и где оно? Поведение ему, видите ли, моё не понравилось! Как хочу - так и буду себя вести, блин! Не нравится - возвращайте домой, понял?    Человек Селена кричала, постепенно почти впадая в истерику. Маг Селена холодно наблюдала за реакцией незнакомца, который абсолютно точно был ошеломлён.    Женщина Селена выдохлась и замолчала.    Эльф помедлил и переспросил:    - Вальгард вас вытащил из другого мира? - И чуть тише договорил: - Вы вовремя это сказали. Я посмотрю, что сделать, чтобы вернуть вас домой.    - Так вы для этого здесь сидели? - спросила Селена. - Чтобы выспросить у меня то, что было неясно? Так зачем меня похитили? Может, ответите? Только из-за браслета?    Эльф шагнул было к ней, но она сжала кулаки и выставила вперёд.    - Я сейчас орать буду, что меня насилуют! - пообещала она. - И вы мне точно не нравитесь в качестве насильника!    Он аж отшатнулся, ошарашенный её агрессией.    - Я не собирался вас... - Он оборвал фразу и, собравшись с мыслями, сказал: - Подождите здесь немного. Я найду для вас еды. - Поклонился и вышел.    Мгновенно щёлкнул замок.    - А вот фиг тебе, - вслед эльфу тихо проговорила Селена, медленно покручивая в ладонях камешки. - Буду я здесь сидеть, дожидаться, пока ты снова объявишься, некромаг недоделанный. Специально ведь сидел, меня из камина дожидался. Интересно, что же ты хотел у меня узнать?    Потом вспомнила, сунулась в карман, вытащила дверную ручку. На что похожа? Обыкновенная такая, из стареньких. Изогнутая буквой С. Селена хмыкнула. Подошла к двери и в середину ткнула концами этой ручки. Кажется, так приставляли новейшие типы взрывчатки в тех боевиках, которые она ещё помнила из своего мира? Ручка должна прилипнуть. А потом, когда Селена спрячется за каминной стенкой, дверь взорвётся!    Ну нет. Ручка эта слишком ценная, чтобы тратить её силу только на то, чтобы открыть дверь. В боевиках, между прочим, в дверные замки стреляют. Может, бросить камешек, но представить, что это пистолетный выстрел? Здешней магической силы, которую Селена ощущала, как туман, на это хватит.    И вдруг застыла. Показалось или нет, что кто-то издалека позвал: "Селена!"    ... Джарри заметил, что всю дорогу до храмов старого города чёрного дракона ощутимо тяготили какие-то раздумья, из-за которых он выглядел нерешительным и недовольным. Взгляд смягчался, когда он посматривал на Эрно, который явно подражал своему отцу, стараясь выглядеть незаметным.    Спрашивать Джарри ни о чём не стал. Он всё размышлял об ордене некромагов. Всё, что он знал об орденцах, напоминало ему правление маленькой, но очень амбициозной страной. В трёхлетней войне они сумели уничтожить самые страшные магические машины. Кажется, это заставило их ощутить свою избранность. И теперь орденцы плевать хотели на рекомендации Вальгарда, особенно произнесённые тоном совета. Думают, что с рук сойдёт многое. Да, Коннор для них - лакомый кусочек - с его-то талантами некроманта. Джарри "видел" некромагический дар Космеи - он оказался очень слабым. Неудивительно, что орденцы так вцепились в мальчишку-некроманта. Его-то дар - на вес золота, особенно после войны, проредившей и их состав, несмотря на все победы. Ведь прежде чем победить, даже некромагам пришлось не сладко. А если вспомнить, что в старом городе идёт негласная конкуренция за власть...    Когда пешеходная дорога уткнулась в узкий переулок между храмами и даже Колин почуял густую насыщенность старого города магией, отчего неуютно поёжился, Колр остановил путешественников.    - На пару с-слов. - А когда все подошли ближе, он ровно сказал: - Мне нужна минута, чтобы закрыть личную магию. Далее. Здес-сь вс-се ходят в капюш-шонах, и никого это не с-смущает. Я закрою и лицо, потому что меня видел Морганит.    - То есть вы не хотите, чтобы вас узнали, как дракона? - уточнил Джарри.    - Да. На вс-сякий с-случай. Ес-сли будет конфликт, в котором меня... - Чёрный дракон помялся и нашёл дипломатичное слово: - Заденут, это будет нам на руку.    Боевой маг некоторое время смотрел на чёрного дракона, пытаясь понять его, и вдруг улыбнулся. Понял. Колр едва заметно улыбнулся в ответ и натянул на нос капюшон своей куртки. Братство поглазело на них, но сообразило, что взрослые не собираются вводить их в курс дела. Не обиделись. Понимали: ситуация может быть всякой. Лучше некоторые тайны тайнами и оставлять.    - Ребята, сможете засечь Коннора, пусть на нём ваши кольца? - с надеждой обратился к ним Джарри.    - Сможем, - сказал Мирт. - Мы однажды пробовали так искать Мику. А с Коннором легче, потому что я связан с ним через мир эльфийской магии.    Остальные подошли к нему и положили друг другу руки на плечи, образовав таким образом замкнутый круг. Закрыли глаза. Приглядываясь к мальчишкам, Джарри "увидел", что все они вызывают образ Коннора. Пролетели секунды... Призрачный образ мальчишки-некроманта медленно вытянулся в светящуюся для магов линию, указывающую путь в старый город.    - Прекрасно. Он уже здесь, - пробормотал Джарри.    - Пос-следнее, - сказал чёрный дракон. - Когда подойдём к х-храму некромагов... Запомните: мы ищ-щем женщину, которую пох-хитили из наш-шей деревни. Не мальчика. О мальчике Конноре - молчим.    - Почему? - не выдержал Мика.    - Ес-сть одна закавыка с прис-сутствием Коннора в х-храме, - мрачно сказал Колр. - Ес-сли они будут думать, что он в х-храме - уже в х-храме, ес-сли они его будут ис-скать и найдут, нам его больш-ше никогда не увидеть. И наш-шим мальчикам из братс-ства туда, в х-храм, за порог лучш-ше не перес-ступать.    - Но почему? - тоже не выдержал Мирт.    - Х-храмовый закон: если в х-храм вош-шёл будущий ученик с-с даром к некромагии, х-храм его ос-ставляет при с-себе, накладывая на него с-свою печать. За Эрно я не боюс-сь: на нём моя печать, как учителя.    - А как узнать, ес-сть ли дар? - Это уже Хельми заинтересовался. - А ес-сли дар другой и с-сильней, чем к некромагии, тогда что? И что значит - печать учителя?    - Другой... - Колр вдруг нахмурился. И просветлел лицом. - Мальчики, когда вы занимаетес-сь у Бернара, он показывает на вас-с с-самих магичес-ские приёмы?    - Конечно, - отозвался Мирт.    - Тогда с-слабая, но печать Бернара, как учителя, ес-сть и на вас-с. Но на вс-сякий с-случай вс-сё же не перес-ступайте порога храма.    Выждав, не скажет ли чёрный дракон ещё чего-нибудь, Джарри скомандовал:    - Всё, идём.    И они пошли, размышляя над сказанным Колром, и с опаской поглядывая по сторонам.    ... Приглядевшись, как ходят здесь младшие, Коннор тоже копировал их походку - семенящую, да ещё при этом опустив голову. Первый храм, который он проходил, оказался довольно скупым на отделку. Всего лишь площадки с колоннами, сплошь покрытыми узорами заклинаний и некромагическими символами, а время от времени закрытые помещения под открытым небом, которые тоже можно было проходить насквозь. Коннор иногда останавливался - особенно там, где встречались младшие группы, накидывал на себя паутину невидимости. Приходилось ждать, пока младшие не пройдут мимо невидимки. Но времени Коннор не тратил. Он снова мысленно пробегал глазами статьи о храме некромагов. Кое-что он усвоил сразу.    У младших три ступени. В свободное время они вольны распорядиться собой, как хотят. Но в учебное они находятся не только под жесточайшим контролем наставников, но и под воздействием магии самого храма. Космее повезло: родовые артефакты помогли ей сбежать из храма, несмотря на то, что некромаги уже посчитали её присвоенной собственностью. Но. Коннор сильно надеялся, что Бернар сейчас занимается с нею. Иначе у храмовников будет фора: на ней печать наставников храма - и она уже не смеет уходить от некромагов.    Как выяснилось, у него самого есть одно крепкое преимущество. Никто в городе не знал, что его обучали профессиональным навыкам убийцы. Знали об этом только несколько человек в деревне. И Вальгард со своим кланом. Остальные, в том числе и городские власти, думали, что он обыкновенный мальчишка, как многие военные дети, чудом выживший в пригороде. И если он, Коннор, сумеет включить ту расчётливую ярость, которую тренировал вместе с обычными бойцовскими навыками, справиться с двумя десятками храмовников он сумеет.    Но зато у него есть уязвимое место, из-за чего приходилось прятаться так, чтобы никто не видел его лица. Если поймают, если заглянут в лицо... Он приходил в такую ярость из-за этого открытия, что сдерживал в себе желание идти, убивая всех подряд. Но у него и правда нет и не было наставника, из-за чего храм некромагов может пометить его своей невидимой магической печатью и оставить здесь.    Помогало удерживать ярость в узде вынужденное внимание к невидимым волнам и потокам магии в храме. Селена не умела прятать свои магические следы. Сейчас это было Коннору на руку. Он читал магические следы и шёл по ним, время от времени прячась...    Несколько раз он невольно оглядывался на еле ощущаемый зов братства. Ребят он тоже чувствовал. Судя по движениям магических потоков, они уже вошли в старый город. Сначала, настроенный на них, он ощущал, что рядом с ними чёрный дракон. Потом Колр пропал. Возможно, отделился от группы и пошёл искать Селену? Вряд ли... Драконья магия... Возможно, Колр на всякий случай спрятал её?    Повезло, что младшие гуляли на всех этажах трёх основных храмов. Кто-то спешил с книгами в руках - наверное, на занятия. Кто-то просто гулял. Пару раз он видел построение - чуть не военное, когда наставник-некромаг требовал держать строй. Впрочем, требовал он не слишком сильно. Когда надо - мгновенно применял магическое повеление. Но всё же чаще гуляли отдельные группы или вообще в одиночку. Приглядевшись, Коннор увидел причину такого странного попустительства старших некромагов. Увидел то, о чём пока только вычитал из книги: храм, его личное пространство, постепенно, исподволь пропитывал собой, своей атмосферой всех, кто в нём находился. Мальчишка-некромант и сам чувствовал липкое внимание места. Но один слой защиты он подделал под слой личного пространства и позволил храму пропитывать его привязывающей магией. Слой - не само пространство. Избавиться потом легко.    Забравшись на третий этаж второго храма, он определился с местонахождением Селены. Одновременно он невольно подошёл к краю открытой площадки и, держась за крепостные зубцы, всмотрелся в сторону, противоположную новому городу. Сплошные кладбища... Они все огорожены светящейся даже в солнечный день оградой. Умершие маги старого города. Самые сильные маги Города Утренней Зари.    Сердце стукнуло.    Почему он решил, что у него нет наставника? Личное пространство храма, которое не может пробить единственный слой защиты, сразу подсказал, что он, Коннор, находится под защитой сильнейшего мага!    Сердце застучало так, что Коннор едва не выдал себя, разом растеряв завесу невидимости. К нему мгновенно подошли. Кажется, старшие.    - Эй, мелкий, ты что тут делаешь? Не твоя ли группа вон там собралась?    - А он не совсем мелкий, - сказал второй, приглядываясь. - По годам-то.    - Плевать на годы. Он новичок, а значит, мелкий.    - Я потерялся, - поспешно сказал Коннор, искательно заглядывая им в глаза. - Мне сказали, чтобы я на третьем этаже ждал...    - Всё ясно с этой мелочью, - пренебрежительно отвернулись от него. - Индивидуальные занятия. Жди здесь, мелочь, пока твой наставник не явится.    И он послушно остался на месте, возле колонны, испещрённой знаками и заклинаниями. Послушно повернулся к ней и пальцем начал вести по строкам, как вёл виденный им на первом этаже такой же "мелкий". Все заклинания читались легко. В первые мгновения Коннор пожалел, что у него не выдвигаются когти, как у Мирта. В следующие он сложил пальцы в определённую конфигурацию - и поверх указательного вылетела длинная тонкая игла. И никто не заметил, как в заклинания "мелкий" вписывает совершенно неожиданные слова. А в символические заклятия вставляет значки и символы, которых здесь быть не должно...    А Коннор вписывал старинные слова, изменяющие значение и качество здешних заклинаний, вспоминая, как кто-то из своих - то ли Бернар, то ли Колр, - сказал: современные маги привыкли работать с заклинаниями, необходимыми для небольших и несложных действий. А старинные книги содержат такие заклинания, которые обращаются к страшным, порой разрушительным силам.    Вот и посмотрим...    Храм, живой, как многие храмы, в которых годы занимаются магией, начал прислушиваться к изменению своего магического пространства.    Мальчишка-некромант медленно переходил от одной колонны к другой, внимательно рассматривал надписи, старательно ведя пальцем по ним. На него мельком бросали незаинтересованные взгляды и тут же забывали. Так действовала завеса невидимки: человека глаз смотрящего видел, но не воспринимал.    "Селена, - позвал он, чувствуя её близко, - я рядом. Если ты не можешь отозваться и приблизиться, стой на месте. Я всё сделаю сам".    Слабый отклик. Коннор повернул голову, прислушиваясь. Отклик шёл от двери одного из закрытых помещений в середине площадки. Мальчишка приблизился к этой двери и, уже не обращая внимания на присутствующих, положил ладонь на дверь. Спустя секунды ладонь потеплела, и её начало покалывать: кто-то с той стороны тоже приложил ладонь к дереву, окованному металлическими полосами.    - Селена, - негромко сказал он, - отойди.    Выждал и ногой ударил в дверь, целясь под ручку и вкладывая в удар направленную силу.       17       Выбитая дверь коротко дёрнулась и снова, хоть и не до конца вернулась к косяку.    Потом открылась - толкнули уже рукой. Селена вылетела из комнаты и заставила себя не охать от радости и от страха - и Коннор здесь, и сколько вокруг людей!..    Встреть она мальчишку, когда он шёл бы ей навстречу, не узнала бы. Но сейчас, после выматывающих часов вынужденного безделья и безнадёжного ожидания, увидеть родное лицо, да ещё здесь - в стенах чужого и даже чуждого места... Теперь-то она отчётливо поняла одно из значений недавно странного для неё звания "хозяйка места"... Но сдержала порыв обнять Коннора, как сдержала слёзы, прихлынувшие к потеплевшим и даже горячим глазам. Всё потом, потом. А сейчас...    Она изумлённо разглядывала мальчишку, одетого в странный, обезличивающий чёрный балахон, одновременно порываясь куда-то бежать и пытаясь что-то сказать. Бесформенный и немного пугающий. Но даже в этом балахоне (она снова огляделась), в каких бегают здесь ровесники Коннора, слишком опасно для мальчишки. Как он вообще осмелился устроить тут такой грохот?!    - Почему? Почему ты так грохочешь? - бессвязно заговорила она, хватая наконец мальчишку за руку. - Сейчас прибегут, а у меня всего восемнадцать камней!    - Выберемся, - часто дыша, но улыбаясь, ответил Коннор. - Ты только не спеши. Может, и камни твои не пригодятся. Подожди немного.    Она замерла, глядя на него, а потом опасливо осмотрелась.    Коннор взял её за руку и снова поднял глаза.    - Доверься. И не бойся. Ничего не бойся.    Глядя в серые глаза, спокойные и бесстрастные, как морозный узор на окне, и чувствуя, как сумасшедше бьётся его пульс в её ладонь, она кивнула. Она помнила, что в экстремальных обстоятельствах он превращался... она отчаянно не хотела произносить это слово даже в мыслях, но тут пришлось. В машину. В вычислительную. В убивающую.    Он отвернулся. Не пошёл вперёд, как Селена ожидала, а просто стоял на месте, будто чего-то ждал. Пока он ждал, она огляделась. Так, на всякий случай. Мало ли что... Открытая площадка. Только в середине словно башня вырастает. И много колонн с резьбой по поверхности. С одной стороны площадки видны дома "нового" города, с другой - то самое кладбище, о котором говорили ей в деревне. Людей здесь не очень много, но достаточно, чтобы ожидать: они вскоре обратят внимание на двоих, застывших у всех на виду. Правда, почему-то не обращали...    - Селена, ты помнишь? - часто дыша, сказал Коннор. - Ты не должна бояться. Что бы ни случилось - не бойся. Я рядом. И... Селена, не выпускай моей руки, что бы ты ни увидела. Поняла? Не выпускай.    Теперь кивнула она. Зря говорить не будет. Такой мир, такие правила. Она подчинится всему, а уж его руки точно не выпустит.    Мальчишка сбросил балахон (откуда только его взял?). Из рукава лёгкой куртки выехал отстёгнутый ствол ручного пулемёта. Несмотря на слова Коннора, Селена перепугалась: неужели он собирается устраивать здесь бойню? Невольно стиснула его ладонь. Он коротко взглянул, кивнул.    Глядя на оружие, свободной рукой слегка покрутил его, упирая концом в каменный пол, словно играя с раскрытым зонтом. Опасная железка, строгих, жёстких очертаний, внезапно окуталась грязно-зелёной дымкой. Ещё покрутил - и теперь Селена выгнулась от обморозившего её спину невозможного холода. Будто ей за шиворот резко вывалили ведро со льдом - так страшно прозвучал шёпотом Коннора, в котором она не разобрала ни одного знакомого слова. Зато прямые очертания пулемёта смягчились, а затем вкрадчиво переформировались... в древесный посох - такой длинный, что мальчишка спокойно сдвинул ладонь и взялся за него на уровне своего плеча.    Настоящий посох - гладкий, но с выпуклыми следами от сучьев...    Её снова чуть не передёрнуло.    Такой обычный мальчишка, в куртке, заношенных штанах; в ботинках, серых от давности... И с посохом, с которым происходит нечто.    Коннор искоса глянул на неё, кажется проверяя, как она. Селена снова кивнула.    И тогда он стукнул посохом перед собой и, глядя на далёкое отсюда кладбище, глухо сказал:    - Внемлите мне, зовущему! Войдите в храм! Войдите в ваш храм!    Вокруг его ладони застыло небольшое грязно-зелёное облачко. Селена, затаив дыхание смотрела, как пальцы Коннора еле просвечивают сквозь эту муть... А потом эта дымная зелень волнами хлынула вниз, к кончику посоха, упёртого в камень площадки.    Селена перестала дышать, когда заметила, что со всех колонн к посоху помчались прозрачные тёмно-красные струи, режущие глаз своим цветом. Не будь они прозрачными, она решила бы, что это кровь. Когда первая струя домчалась до посоха, Селена с трудом подавила мгновенный порыв сбежать или хотя бы отступить подальше. Но тёмно-красная струя обвилась вокруг посоха и тут же метнулась - не назад, как сначала ожидала Селена, а между колоннами, к парапету, выводящему к кладбищу.    А потом тёмно-красные струи сталкивались настоящим водоворотом вокруг посоха, даже вздымаясь до середины его длины. Но, словно выполнив какое-то предначертание, встретившись с грязно-зелёным дымом, бушующим потоком они неслись к парапету, и Селена, содрогаясь, представляла тот кровавый водопад, который сейчас падал со стены.    Чтобы не ужасаться, глядя на странный, убийственного для глаз цвета поток, Селена перевела взгляд на тех, кто находился на площадке, кроме её самой и Коннора. Неужели они не видят? Все эти люди, взрослые и дети, которые стоят по пояс в этих стремительных потоках?    Нет, не видят. Но почувствовали, что происходит нечто.    Дети первыми откликнулись на изменение в пространстве храма. Они будто прислушивались, морщились, попав в тёмно-красные струи неведомой силы. Уже начинали спрашивать не только друг у друга, но и у взрослых, правда, очень неуверенно, словно боялись, что в ответ им огрызнутся. А некоторые из детей просто-напросто уходили с этой площадки по лестницам. Правда, слово это не то - уходили. Неровно, где бегом, где поспешным шагом, они удирали от неведомой, но ощутимой опасности.    Но именно после их вопросов взрослые некромаги застывали на месте и, кажется, переходили в иное состояние, чтобы уловить то, что дети почуяли инстинктивно.    Вот один, а за ним и другой начали отслеживать многоструйный потоки тёмно-красной силы, шагали за ними к парапету и замирали на месте, вглядываясь в горизонт... Видят ли они цвет? Понимают ли они, что происходит?    Пальцы Коннора, крепко державшиеся за руку Селены, внезапно ослабели. Она не сразу поняла это, но, поняв, сообразила заглянуть в лицо мальчишки, побелевшее из-за отхлынувшей крови. Широко открытые глаза смотрят в ничто, а губы продолжают беззвучно произносить слова заклинаний. Ещё секунды спустя Селена поняла, что он не контролирует себя. Ладонь в её руке резко похолодела. А вот это она поняла! Сил мало! Последние уходят! Но ведь он всё делает, чтобы вытащить их отсюда!    Селена облизала губы и накрыла его ладонь, чуть выше запястья, второй рукой, делясь собственными силами.    Его глаза ожили.    Коннор чётко договорил неизвестные слова, уже осознанно глядя вслед последним потокам, - и у парапета вдруг встревоженно закричали.    А посох превратился в обычный ствол пулемёта, который Коннор, слегка приподняв (Селена отпустила его руку), снова спрятал в рукав.    Оглянулся на Селену - в лице ни кровинки, но опять схватил её за руку и побежал к одной из лестниц, по которой убегали последние дети из младших групп.    - Что ты сделал? - торопливо и вполголоса спросила Селена.    - Пригласил в храм всех мертвецов с кладбищ старого города! Просто в гости! Пусть погуляют по живым местам! Пообщаются с живыми!    С холодком ужаса по коже и с восторгом она оценила его размах: приглашены мертвецы не с кладбища некромагов, а со всех кладбищ старого города! Представила древность, стародавность всех этих кладбищ, что чуть не пробило её на истерический смех: а поместятся ли они все здесь - все приглашённые?    - Не боишься, что сразу сообразят - это сделал ты? - запыхавшись, спросила Селена на середине широкой лестницы.    - Нет. Я скинул мастера на всех, кто находился на площадке! - отозвался тот.    - Что значит - мастера? Ой, лучше не говори, отдыхай!    - Да не! Всё хорошо! Мастер тот, кто практически творит заклинание. Это старинное. Я как в книги залез, всё говорю, как там. Привык.    - А если бы узнали - боялся бы? - хватаясь за верх столбика на повороте, спросила Селена.    - Нет. Не боялся бы.    - Почему?    Он оглянулся на неё и сумел улыбнуться.    - Посмотри на меня - и на них. Они все тут жутко умные и сильные в своём деле. Им и в голову не придёт, что кто-то может знать некромагию уровнем гораздо выше, чем они сами. А тем более обратиться к таким силам, к каким обратился я.    - Но почему они так хотят, чтобы ты остался у них, что не постеснялись украсть меня? А вдруг они всё-таки догадались?    - Успокойся, Селена, - через раз выдыхая, бросил мальчишка. - Ничего они не догадались... У меня яркая способность к некромантии - сразу видно, а я не догадался спрятать её. Вот они и... Пока я здесь ходил, понял, почему они так нацелились на меня. В учениках здесь ребята с еле заметной искрой к дару некромагии, который ещё развивать и развивать, и неизвестно, будут ли ещё из них хорошие некромаги. Некромантов среди них - раз-два и обчёлся. Я тут, пока у одной колонны стоял, разговор подслушал. Говорят, что храм уходит на последнее место по силе в старом городе. Вот и они и стараются... - Он слабо оскалился, ухмыляясь. - Поднимают прежнюю славу храма.    - Но ведь они и так - в войне отличились, - напомнила Селена, чуть не свалившись, перепрыгивая подрагивающими ногами через ступеньку.    - Пока они поняли, как уничтожить некромагические машины, лишились лучшего состава некромагов, - устало объяснил Коннор. - А слава - что ж... Она есть, но в силе ничего не значит. Здесь - в старом городе. Теперь готовы на всё, лишь бы раздобыть тех, кто в будущем станет силой храма.    Первую лестницу со второго этажа они пробежали молча, прислушиваясь к беспокойным крикам с третьего и сторонясь бегущих рядом или обгоняющих. Сил на разговор было маловато, а Селена предполагала, что они понадобятся, когда надо будет выбираться с территории некромагов. Одновременно она размышляла... Нет, размышлять она не могла - только представлять, как мертвецы толпами врываются в храм. Недавно умершие; полуистлевшие скелеты; постукивающие по полу кости тех, от которых почти ничего не осталось... Ей стало жаль тех учеников, которым предстоит испытать поразительное и угнетающее зрелище. Детская психика... Выдержит ли она такое жестокое испытание?    На третьей лестнице, последней к первому, их остановили.    Навстречу им поспешно поднимались Перт и Морганит. Застыли при виде мальчишки, ведущего за руку Селену.    - Остановитесь! - вытянув руку в запрещающем жесте, прогремел Перт так гулко, что вздрогнули все вокруг, несмотря на суматоху. - Мальчик не имеет права уходить из нашего храма! Он принадлежит храму!    - Мама Селена, как ты там говоришь? - недобро сощурился на некромагов Коннор. - А вот фиг вам! Очень даже имею право!    - Ты не смеешь уходить! Ты слишком мал, чтобы у тебя был учитель-наставник! - И, будто спохватившись, Перт прорычал: - И ты не смеешь разговаривать со мной, глупый мальчишка! Слишком мал для этого!    - Ну-ну, - ничуть не смутившись, бросил Коннор. - Для наставника слишком мал, для беседы с вами - тоже. А может, я и для храма вашего маловат?    Перт задохнулся от ярости, а Морганит попытался было вставить что-то, но главный некромаг храма махнул рукой.    Селена ничего не понимала: о каком наставнике идёт речь? При чём тут вообще какой-то наставник? Но, кажется, Коннор понимал всё. Глядя на него, она постепенно убеждалась, что это какая-то ловушка, которая, к сожалению для некромагов, не захлопнется. Серые глаза мальчишки горели таким диким торжеством, что она мгновенно закрыла рот, Пусть сам говорит.    - Ты вернёшься со мной на третий этаж башни и...    - У меня есть мастер! И все ваши некромаги ему в подмётки не годятся!    - Мастер? Да что ты понимаешь в этом, мальчишка!..    Сухие губы Коннора изогнулись в уродливой ухмылке, в которой смешались всё то же торжество и невероятное презрение. Высокомерно глядя на обозлённого Перта (с кем приходится говорить!), мальчишка выплюнул:    - Мой мастер - Гермес Трисмегист!    Он ещё, торжествующе глядя им в глаза, выждал несколько секунд, пока они не впитают это имя, пока не усвоят его, пока не поймут, о ком он говорит. И потянул Селену за руку мимо остолбеневших, понявших, какое имя им назвали, некромагов.    А спрыгнув с последней ступени, Коннор обернулся и тихо, даже слабо спросил неизвестно кого:    - С дурами-машинами легко было? Пообщайтесь-ка со своими предками!    Она не стала напоминать ему, что с машинами как раз легко им не было. Он сейчас о своём. Пусть... Дышит так, словно не со ступеней нескольких длинных лестниц сбежали, а давали драпака как минимум час.    И вдруг закатил глаза, начал тяжело падать...    Селена только и сумела поймать, а потом руку его перекинула через своё плечо и потащила через весь зал первого этажа, благо что успел он несколько шагов пройти в нужную сторону. Он вяло перебирал ногами, но глаз не открывал. Время от времени она встряхивала его, чтобы он встал на ноги, он вставал, но ноги снова подламывались.    Мимо пробегали дети. Благодаря им, Селена понимала, что все они убегают не просто к выходу из храма, но к выходу, ведущему к "новому городу". И плелась за ними, смутно надеясь на что-то. Пока не сообразила. Джарри наверняка её ищет! Пора открываться! Вздёрнув в очередной раз мальчишку, чтобы он более или менее встал на ноги, она стремительно стянула с кисти ивовый браслет.    - Найди меня, Джарри... - прошептала она, снова удобней прихватывая на себя безвольное тело Коннора и таща его к выходу. - Найди побыстрей! Пожалуйста!    Сколько она так шла, она не знала, потому что вокруг творился ад, создаваемый перепуганными людьми. Бежали из храма некромагов уже не только мальчишки и девчонки, но и взрослые.    Внезапно тело Коннора стало легче.    - Тётенька, я вам помогу! - Запыхавшаяся девчонка - вампир, судя по полыхнувшим алым всполохом глазам, - другую руку мальчишки закинула себе на плечо.    - Эрика, лучше я!    Сбоку подскочил темноволосый мальчишка-эльф лет двенадцати-тринадцати, и девочка сразу уступила ему, потому что, кажется, сообразила, что вес Коннора не для неё. Но пошла рядом, а потом и вовсе впереди, чтобы все трое шли за нею. Сообразительность Эрики пришлась впору: она так решительно шагала, что перед нею расступались, и остальные шли за нею беспрепятственно.    На улице оказалось, что надо пройти ещё один храм, его сквозной первый этаж.    - А что с мальчиком? - не выдержала постоянно оборачивающаяся Эрика. - И почему вы не в храмовой форме?    - Я мама мальчика, - сердито ответила Селена. - И я забираю его домой, потому что не хочу, чтобы он здесь учился.    - А так разве можно? - поразилась девочка-вампир.    - Мне - можно, - проворчала Селена.    - А тогда... можно - я с вами пойду? Хотя бы до дороги?    - Почему? Ты хочешь уйти отсюда?    - Да, мне тоже здесь не нравится, а меня забрали прямо из школы. Родители приходили, но мне даже не дали с ними поговорить.    - И мне?.. - тихо, с надеждой поглядывая на Селену, спросил мальчик-эльф. - И мне можно - пойти с вами до дороги?    - А тебе-то куда? - с неожиданной грустью спросила, оглянувшись на него, Эрика.    - Но разве вас храм отпустит? - поинтересовалась удивлённая Селена.    Коннор тяжело поднял голову.    - На них больше нет печати мастера... Они попали в заклинание...    - Рот закрой, - посоветовала Селена. Она всё не верила, что всем этим бегающим людям сейчас не до них. Правда, после сказанного Эрикой и мальчишкой-эльфом она пригляделась к бегущим детям. Они и правда бежали домой! Не в поисках убежища от того страшного, что увидели, а именно - домой!    - Селена!!    Она чуть не подпрыгнула.    Навстречу им бежали Джарри, братство, Колр с Эрно!    У Селены словно второе дыхание открылось!    Первым подбежавший, Джарри сразу подхватил Коннора на руки, мимоходом поцеловал Селену, а потом вся компания, увеличившаяся чуть не вдвое, помчалась к выходу! Причём недавние беглецы оказались в середине, а остальные их защищали так явно, что к ним никто больше не осмелился подойти.    - Что произошло? - спросил Джарри. - Почему все бегут? Что с Коннором?    - Мертвецы с кладбищ старого города идут в храм некромагов, - вполголоса, чтобы не расслышали бегущие с ними мальчик и девочка, храмовники. Мало ли... - У Коннора перерасход сил. - И взглянула на Джарри: понял ли он её?    Сзади хмыкнул чёрный дракон. Селена покосилась, но ничего не сказала, потому что хмыкнуть при виде Колра хотелось и ей: что это он? Спрятался под капюшон-то? Зачем? Или тут опять какие-то непонятки, о которых уже все, кроме неё, осведомлены?    Потом храм, точней комплекс некромаговских храмов, остался за спиной. Они проскочили переулок, другой - и сердце Селены забилось радостно и облегчённо! Машина! Их машина - от Тёплой Норы!    И плевать теперь, что происходит в храме некромагов, если она всего какие-то несколько часов спустя увидит Тёплую Нору!    Мика подскочил к дверце в салон, распахнул её, и Джарри с Коннором на руках первым вошёл в салон. За ним Селена, которая тут же села, и Джарри усадил рядом с нею старшего сына. А потом расселись все, взрослые побежали к кабине, и тут...    - А тётенька сказала, что нам с ней можно! - звонко объявила Эрика, и Коннор, полулежавший с закрытыми глазами, поморщился от слишком громкого голоса.    Мальчишка-эльф ничего не сказал, а только, усевшийся у самой двери, рядом с Эрикой, пригнувшись, посматривал на всех просительно.    - Но, Эрика, я не могу отвезти тебя домой, если нам не по пути, - тихо сказала Селена. - Мы сейчас должны быстрей ехать домой, чтобы исцелить моего сына.    - А вы где живёте? - деловито спросила девочка-вампир.    - С той стороны нового города, в пригороде.    - Оставьте меня в центре - и всё, - пожала плечами девочка. - Я от центра и пешком доберусь домой.    - В таком виде? - снисходительно спросил Мика. - У тебя, кроме балахона, есть что-нибудь?    - Нет. Сойдёт и так. Ну, может, волосы распущу. - Эрика скептически подёргала свои косички, оглядела себя и вдруг заулыбалась. - Мне дома и такой обрадуются!    - Мика, верёвку ей, - негромко подсказал Хельми. - Вмес-сто ремня.    - Ты - дракон? Привет! - изумилась Эрика. Кажется, она была болтушкой.    Но Мика уже занял её, протянув верёвку, огрызки которой он всегда на всякий случай таскал в кармане. Пока девочка обвязывалась верёвкой, чтобы превратить бесформенный чёрный балахон в платье, Селена ненужно думала о том, что неплохо бы однажды вывернуть карманы Мики, чтобы рассмотреть всё то, что он носит с собой... И только подумала, как мальчишка, поколебавшись, вдруг вынул из кармана цепочку с круглым пластиковым камешком-подвеской и сам повесил Эрике на шею. Пытаясь спрятать смущение, он довольно развязно сказал:    - Вот теперь никто не догадается, что ты храмовница.    - Ой... Спасибо.    Пока она, подняв красный камешек, под улыбки остальных с восхищением рассматривала подарок, Селена спросила у притаившегося в уголке мальчишки-эльфа:    - А как тебя зовут?    - Мускари, - тихо ответил он и ещё ниже опустил голову.    - А где высадить тебя?    - Мне всё равно...    - То есть? - не поняла Селена.    Мальчишка-эльф отвёл глаза. Вместо него ответила общительная Эрика:    - У него умер дед. А кроме него... - И вздохнула. - Мускари разрешили отдать в храм городские власти, когда он остался один.    В салоне немедленно воцарилась тишина. Глаза братства и Эрно смотрели на Селену вопрошающе. Коннор, полулежавший, опираясь на неё и под её ласковой рукой, заставил себя (не без помощи сидящего рядом Мирта) подняться и прислониться к спинке сиденья. Именно он задал главный вопрос:    - Мускари, твой род угас, потому что у вас украли родовые артефакты?    - У нас артефактов было мало, - всё так же, не глядя, сказал мальчишка-эльф. - У нас было поместье на пригородной реке. Когда меня ещё не было на свете, в поместье начался пожар. Сгорела вся библиотека. Так рассказывал дед. Он знал перечень всех книг наизусть и рассказывал мне о них. Про какие-то я запомнил, но что даст всего лишь память о названиях?    Он выглядел взрослым и смирившимся. Смирившимся... Но, когда представилась возможность сбежать из храма, сбежал без раздумий, хотя ему и жить-то негде, судя по всему. Селена повысила голос, чтобы сидящие в кабине услышали:    - Вы слышали?    - Слышали, - отозвался Джарри. - В комнате рыболовов, я думаю, у нас ещё одна кровать поместятся.    Чёрный дракон промолчал, но Селена подумала, что, возможно, он опять хмыкнул.    Девочку-вампира довезли до дома. Узнав о том, что идти по городу не придётся, Эрика обрадовалась так, что болтала всю дорогу за всех сразу. Но притом умудрилась узнать, где они живут, и пообещала лично Мике навестить его.    Когда машина остановилась у её дома - высокого старинного особняка, где жили несколько семей, Мускари поднялся было следом за нею. Мирт положил руку на его плечо, удерживая:    - Ты едешь с нами.    Мальчишка-эльф внезапно нахохлился, поглядывая диковато и насторожённо.    - Куда это с вами?    - Меня зовут Мирт. У меня нет родителей, погибли в самом начале войны с машинами. Остались только брат с сестрой.    - Меня зовут Мика. Мой отец тоже погиб во время войны с машинами.    - Меня зовут Х-хельми. Я тоже остался один - из-за маш-шин.    - Меня зовут Эрно, у меня в живых осталась только мама. Колр - мой отчим.    - Меня зовут Колин. Я из детдома, как и моя сестра.    - Меня зовут Коннор. Мои родители погибли. А это - наша Селена. И моя мама. Мы все живём в Тёплой Норе. Это наш дом. Нас много. И Мирт там не один эльф.    - И, кстати, в Тёплой Норе есть девочка-эльф Космея, которая сбежала из храма некромагов, - добавила Селена. - Так что решай, хочется ли тебе ехать с нами.    Машина неслась по освещённым солнцем улицам громадного города, а в салоне таилась тишина. Ребята доброжелательно смотрели на насупленного мальчишку-эльфа, который то и дело прикусывал губы... Наконец он поднял глаза.    - А меня не будут искать? Не заставят вернуться в храм?    Прежде чем отвечать, Селена задумалась. Этого гарантировать она не могла. А ведь мальчика сразу найдут. Как и Космею. Едва только она, как хозяйка места, начнёт оформлять им документы.    - Мы можем на время спрятать его в деревне, - предложил Коннор. - А когда придёт пора, его инициирует кто-нибудь из наших. Корунд, например. Ему, наверное, понравится, что у него появится свой инициированный. Тогда к Мускари никто не придерётся. И не забудь, что в его личном пространстве печати тамошних мастеров больше нет. Они не смогут предъявить на него права.    Мальчишка-эльф с удивлением уставился на Коннора.    - Селена! - позвал Джарри. - Колр мне подсказывает: оформлять-то будем ребят в отделении муниципалитета, которое расположено в пригороде. Как и остальных. А в отделении полномочия такие же, как у города. Пока орденцы узнают про это, ребята уже будут жить в деревне на законных основаниях.    - Что ж, - сказала Селена Мускари, глядевшему на всех с недоверием и надеждой. - Кажется, возвращать тебя в храм никто не будет. Только оформить бы надо побыстрей, Пока храмовники заняты своими... - Она не выдержала и злорадно ухмыльнулась: - Своими гостями!       18       Джарри внезапно завернул в небольшую улочку и остановил машину. Вышел и, заглянув в салон, к притихшим от неожиданности ребятам и Селене, предупредил:    - Я быстро.    Куда он, спросить никто не успел. Но заметили, что следом за ним прошёл чёрный дракон, и решили, что Джарри и правда быстро. Колр не любил людных мест и старался реже появляться в городе. Особенно в дневное время... Они сидели и молчали. Коннор, уже оклемавшийся за время поездки, сел нормально и, сняв блокирующие кольца братства, раздал ребятам. Судя по кольцам, силы он во время поездки набирал, не отнимая... Потом он посидел, будто чего-то не понимая, кивнул самому себе и через голову стянул чёрный балахон.    Дверцу в салон слегка прикрыли, но в боковые оконца наблюдали за прохожими на этой улочке, прислушивались к машинному гулу.    - Идут, - негромко сказал Хельми.    Чёрный дракон сразу вернулся в кабину, а Джарри сунулся было на секундочку в салон, да так и, махнув рукой, вошёл, присел к потеснившимся мальчишкам. В руках он держал солидный мешок, который и развернул. Оказывается, это место ему знакомо. Именно здесь располагалась лавочка с продуктами быстрого приготовления.    Ароматный запах горячих печёных пирожков просто ошеломил! Мальчишки разом потянулись к мешку, по краям которого повысовывались горлышки длинных бутылок с горячим шоколадным напитком. Мика сразу всем велел бутылки не выбрасывать: пластиковые! Столько всего из них можно наделать!.. Колру передали через открытое окошечко его порцию. Мускари, может, и постеснялся бы взять, но ему просто ткнули без всяких расшаркиваний бутылочку и пару пирожков, и он с удовольствием накинулся на нежданный походный перекус.    - Мы не ели с утра, - объяснил Джарри. - Честно говоря, желудок свело от голода.    Селена промолчала, что согласилась бы поголодать, но быстрей бы добраться до Тёплой Норы, потому что отяжелевшая грудь болезненно ныла. Но мальчишки голодны. А она может потерпеть.    - У меня минут пять, - продолжал семейный. - На ходу, за рулём, есть не хочу. Поговорим? Коннор, так что ты сделал в храме? Что там за суматоха была?    Мальчишка-некромант покосился на Мускари, который поспешно слизывал с пальцев потёкшее из пирожка масло. Джарри покачал головой.    - Всё ещё сомневаешься? Не надо.    - Ладно, - сказал Коннор. - Я написал кое-какие заклинания на колоннах. И произнёс приглашение в храм для мёртвых с кладбищ старого города. Когда заклинание начало действовать, оно прочистило своей силой всё наносное. Ребята из младших групп рванули домой, и храм их не остановил. Всё.    Некоторое время в салоне уважительно молчали. Потом Джарри вынул из мешка пачку салфеток, хорошенько очистил руки от масла и задумчиво сказал:    - Старый город существует гораздо дольше нового. Кладбищам тем несколько веков. Мертвецы всё ещё тащатся в храм. Думаю, они закончатся к вечеру. Ну, при счастливом раскладе. Когда они все столпятся в трёх храмовых корпусах некромагов - ведь ты пригласил их именно в храм некромагов! - бывшим хозяевам будет непросто пробиться в сам храм, чтобы понять, что именно произошло: мертвецы-то не простые, а все, как один, маги. Заглушат фон твоего заклинания. Затем, когда магия устоится и можно будет различать её оттенки, некромагам всё равно не протиснуться к колоннам - такая там, на площадках, толпа намечается. И, если заклинание для них неизвестно, придётся разрушить колонны. Это будет опять-таки непросто - при том скоплении трупов, которое сейчас там образуется. А проредить толпу мертвецов нельзя: там не только трупы некромагов, но и магов из других орденов, представители которых в данный момент бегут к некромагам узнавать, что произошло. Ну, будем щедрыми: оставим на уничтожение заклинания три дня. При хорошем раскладе. Дальше... - Джарри поднял голову, словно всматриваясь в нечто, видимое только ему. - Ордена всего старого города будут разбираться, чьи трупы и в каких могилах должны лежать, для чего им надо будет отделить одних от других. При условии, что мертвецов на кладбищах старого города - несколько тысяч, а от некоторых остались трухлявые кости, это займёт...    Джарри глубоко задумался.    Как ни странно, открыл рот даже Коннор. Кажется, он не предполагал той грандиозной картины, которую сейчас нарисовал семейный Селены.    - Что ж... - негромко сказал Джарри. - При худшем раскладе храма некромагов вообще существовать не будет.    - Почему? - поинтересовался Мирт.    - Боюсь, его могут оставить как некрополь. Ведь разбирать приползшие в храм кости и распознавать, кому они принадлежали, - это слишком кропотливая работа на многие годы. Скорее, храм запечатают. Коннор, сынок, почему ты придумал именно это?    - Ну-у, когда я думал, как вытащить Селену, решил, что не Селену надо вытаскивать, а занять чем-нибудь некромагов, чтобы им не до нас было, - немного виновато сказал Коннор.    Первым захихикал Мика. За ним - Колин. Остальные держались, покусывая губы и трясясь от смеха на месте. Разве что Мускари смотрел на мальчишку-некроманта с ужасом и восхищением.    - Закрывайтесь, - смеясь, сказал Джарри и снова поцеловал свою семейную. - Больше я остановок делать не буду. Продержитесь час?    - Продержимся, - пообещал Мика. - Мы спать будем. - И, словно демонстрируя, как это будет, лёг головой на колени к Селене.    Коннор недовольно посмотрел на него и пристроился на её плече, укрывшись чёрным балахоном.    Машина качнулась. Джарри сел на своё место.    ... Не остановились даже у штаба Чистильщиков.    Лишь когда машина спустилась к кукурузному полю, Джарри уменьшил скорость, чтобы на наезженной дороге не трясло.    Едва машина завернула к Тёплой Норе и остановилась, входная дверь распахнулась. Из дома хлынула громадная толпа, в которой были не только те "ясельники", которые оставались с Хостой, но и Ирма со своими приятелями. А когда Селена первой вышла из салона машины, радостно вопящая толпа расступилась, пропуская Ригана, который сосредоточенно тащил корзину с могучим Стенькой Разиным.    Селена бросилась навстречу мальчику-дракону, успела обнять его, перед тем как схватить спящего сынишку и прижать его к себе.    То ли у Ирмы самые острые глаза, то ли она быстрей всех реагировала, но вопль, который волчишка издала, напугал Селену: а если Стен проснётся?!    - Селена! Ты ездила за!..    Ирма так и осталась с открытым ртом, правда, быстро спохватилась и закрыла его, но недоумение в глазах волчишки оставалось. Толпа примолкла, с благожелательным любопытством уставившись на Мускари, который, кажется, робко радовался, что можно оставаться за спинами братства и Эрно.    Хозяйка места быстрей всех сообразила, почему осеклась Ирма. Прижимая к себе младшего, она положила ладонь на плечо мальчишки-эльфа и представила его:    - Этого мальчика зовут Мускари.    - Ты ездила за этим мальчиком! - обрадовалась волчишка идентификации новичка. Как же, в длинном, до пят, балахоне, с длинными, чуть ниже плеч, сейчас распущенными волосами и худенький Мускари легко смахивал как на мальчишку, так и на девчонку.    - А почему вы все здесь? - спросила Селена у Вильмы, оглядевшись и сразу сообразив, что среди ребят нет только старших мальчишек.    - Нас выгнали! - легкомысленно закричала Ирма.    - Ну, не совсем выгнали, - сказала Вильма. - Просто на всех машин не хватило. Мы работали быстро, и маги сказали, что и без нас обойдутся. Ну, мы тогда им сказали: если мальчишки устанут, пусть нас зовут.    - Понятно, - расслабилась Селена и, оглянувшись на мальчишку-эльфа, предложила: - Мускари, идём. Будем тебя вселять. О, Аманда здесь?    - Ну, учебный дом пока не работает, я решила помочь Хосте с малышнёй, - сказала белокурая семейная дракона. - Значит, новенький. Кажется, на его размер у нас есть рубашка и штаны. Слушай-ка, - Аманда потрогала ткань чёрного балахона и удовлетворённо улыбнулась. - Крепкая. И материалу много пошло.    Мимоходом улыбнувшись: кто-кто, а Аманда умеет оценить вещь целесообразно - Селена было вошла с Мускари в дом, но в гостиной навстречу ей встала Хоста. Познакомившись с новичком, обрадованным, что в этом доме есть и взрослые эльфы, Хоста окинула оценивающим взглядом Селену и скомандовала:    - Иди к себе. А с Мускари мы и сами разберёмся.    Слабый протест застыл на губах. А потом хозяйка места благодарно кивнула обеим женщинам и бегом выбралась из гостиной к себе, в бывший кабинет. Правда, на пороге между кабинетом и верандой она застыла на пару секунд: Коннор обычно себе такого не позволял, но сейчас он лежал на родительской кровати, поверх покрывала, лишь слегка укрытый одеяльцем Стена, и, кажется, крепко спал. Сидевший тут же Джарри, которого удивлённая Селена не сразу заметила, встал с кресла и тихо сказал:    - Пусть спит. Кажется, он перерасходовал личные силы. Блокирующее кольцо я надел ему, чтобы во сне ни с кого не стянул сил ненароком.    - Иди, - сказала Селена. - Разберёмся.    Первым делом после ухода семейного она накормила сына. Он хоть и был сыт козьим молоком, от материнского не собирался отказываться. Пока суд да дело, Селена, осторожно шагая по комнате, накинула на кресло запасные с зимы одеяло и покрывало, уселась в него, с облегчением чувствуя, как уходит боль. А когда младший задремал, обнимая её ручонками, Селена укрылась краями покрывала и уснула сама...    Открыла глаза от неясного чувства опасности или тревоги...    Осторожно, чтобы не разбудить, положила могучего Стеньку Разина в корзину. А когда разогнулась, Коннор сидел на кровати. Кажется, время подходило к вечеру, но в комнате ещё было светло. Селена хотела было сразу спросить, как он себя чувствует, но мальчишка-некромант вдруг соскочил с кровати и бросился к углу, где у семейных был личный рукомойник. Коннор почти упал на колени перед тазиком для вечернего купания Стена, и его стошнило, причём подбежавшая Селена ахнула: тошнит-то его кровью.    Первая глупейшая мысль: не отравился ли он пирожками?!    Но почему кровью?!    Но руки уже сами срывали с собственной кисти браслет: "Джарри, сюда! Быстро!"    Им повезло - Джарри вбежал немедленно. Видимо, был рядом. А за ним - Колр. Джарри быстро встал на колени рядом с сыном, который уже хрипел на каждую судорогу рвоты, пытаясь вдохнуть. Одна рука - на лоб, другая - солнечное сплетение Коннора. Чёрный дракон зашёл с другой стороны, положил руку между лопатками мальчишки. Перепуганная Селена только сжимала руки, не зная, как ещё помочь старшему сыну. Но, едва Джарри и Колр наложили руки, следующая судорога внешне прошла легче. И Селена бросилась чуть намочить полотенце, чтобы Коннор потом мог вытереться.    Когда она вернулась с чистым влажным полотенцем, Коннор уже висел на Джарри и чёрном драконе, которые осторожно вели его к кровати. На полотенце в руках семейной Джарри отрицательно покачал головой: не сейчас. Она покивала: поняла! И положила полотенце на видном месте, чтобы, надо будет, семейный сразу взял его.    Коннора, словно безвольную куклу, снова уложили на кровать. Мужчины сели с обеих сторон с краю и взялись за его бессильно разбросанные руки.    Селена забрала Стена и вышла на цыпочках. Магический взгляд на троих показал, что Джарри и Колр "переливают" чистую силу через тело Коннора, наполненное чёрной. Кажется, самостоятельно мальчик не сумел полностью избавиться от последствий работы с некромагией. Сколько же семейному и чёрному дракону придётся переливать чистую силу, чтобы полностью убрать некромагическую энергию из организма Коннора? Это действо показалось ей похожим на переливание крови, когда чистая и сильная вытесняет больную и слабую...    Чувствуя себя подавленной, но обнадёженной (двое помогают!), Селена заставила себя взбодриться перед входом в гостиную. Скоро ужин, и хозяйка места должна выполнить свои обязанности и проследить за происходящим в Тёплой Норе.    В гостиной было уютно - как раз именно то, в чём она нуждалась.    Ищущим взглядом обведя помещение, Селена не сразу разглядела Мускари. Тот сидел на диванчике вместе с Космеей и о чём-то беседовал с нею, то и дело поглядывая вокруг. Ирма уже не обращала на него внимания, собрав свою компанию в любимом уголке и что-то рассказывая Ригану, изображая историю в лицах, а в самых патетических эпизодах поднимая скрюченные руки над головой и выпучивая глаза. Кажется, мальчик-дракон не замечал, что сидит с открытым ртом, внимая страшному рассказу волчишки. В глазах же остальных явственно читалось: ух ты, а мы и не знали, как это страшно выглядит со стороны!    Подошла Вильма, тихонько сказала, что братство ушло на картошные поля: мальчишки, в отличие от Коннора всего лишь прокатившиеся в город и обратно, были полны сил, а Мика довольно самоуверенно считал, что без его магической лодки деревенские маги вряд ли обойдутся.    Снова бросив взгляд на Мускари, который собрал свои тёмные волосы в хвост и переоделся в обычное мальчишеское одеяние, Селена хотела было пройти в столовую, чтобы проследить за дежурными, но её отвлекли. Из столовой вышел Кам, жизнерадостно огляделся и увидел её.    - Хозяйка, тебя Веткин ищет!    - Кам! - требовательно сказала Люция. - Пират!    Собака, прижимавшаяся к ноге тролля-подростка, привычно жалобно заскулила при виде Люции, даже успела попятиться.    Но девочка-дракончик решительно зашагала к обоим.    В гостиной притихли, ожидая зрелища, с которым смирился даже Колр.    Люция вцепилась в шерсть собаки и попыталась залезть на неё. Кам громко вздохнул и поднял обоих за шкирки. Развернулся к столовой, по дороге опустил Люцию на стул рядом с дверью, а Пирата так, за шкирку, и унёс к себе.    И в тишине раздался негромкий голос мальчика-эльфа:    - Вы разрешаете троллю так вести себя? С драконом?    - Кам хороший! - немедленно откликнулась Ирма. - Мы у него на печке прячемся! Он нам разрешает!    Гарден, который рисовал что-то, валяясь на полу, поднял голову и сказал:    - Да, Кам хороший. У него волшебная печка. Да ведь, Корилус?    Малыш-эльф заулыбался и закивал изо всех сил - так, что все рассмеялись.    А Люция подошла к Мускари и предложила:    - Пошли на печку? Та-ам! Такое!    Мальчик-эльф вежливо отказался.    Селена мысленно пожала плечами. Всё впереди. И пошла к Веткину.    Здесь, на кухне, под грохот посуды в руках Кама домашний привычно обсказал, каким будет ужин, и поинтересовался, есть ли у хозяйки места возражения или дополнения. Селена лишь сообщила, что, начиная с этого ужина, у них появляется ещё один едок. Домашний сказал, что уже знает, и пару секунд поумилялся на младенца, который крепко спал.    А когда Селена снова появилась в гостиной, она усмехнулась. Мускари всё так же сидел на диване, но теперь его и Космею облепила вся малышня. В руках мальчишка-эльф держал одну из поразительных скульптурок Кама, которую сам тролль-подросток наотрез отказался продавать, да и Селена была с ним согласна. Как и все остальные и не только в Тёплой Норе. Целая серия скульптурок приводила Селену в немой восторг. Как и эта - миниатюрная Люция, распахнувшая крылья, восседала верхом на гигантской кошке Тиграше, вцепившись ей в загривок.    Мускари замер от восхищения и беспокойного недоверия: кажется, он предполагал, что над ним так неудачно шутят и что скульптурку слепил не какой-то там тролль. Но малыши благоговейно передавали ему и другие скульптурки, которые до сих пор стояли на столешнице шкафа. И мальчишка-эльф беспомощно раскрывал рот, но что-то выговорить не умел, изумлённый...    Вот Гарден стоит, придерживая на своём плече ладонь Корилуса, - оба легко узнаваемые. Вот волчишка тащит на себе Люцию, а вокруг, глядя на них, прижались к полу хохочущие волчата и Берилл; вот она же, Ирма, играет на лиире. Вот Мирт поднимает Ирму, а она воздела ручонки кверху и кричит от счастья. Вот Хельми, наполовину перекинувшийся, словно рыцарь, стоит на одном колене, а из-под его опущенных крыльев выглядывают радостные "ясельники". Вот Эрно на корточках перед Люцией: она развела руки в стороны - он повторил жест; любимая игра - так и кажется, что керамические брат с сестрёнкой вот-вот покачают руками, изображая крылья. Айна с Оливией сидят в траве, плетут венки из набранных цветов, а вокруг них - молодые волки, которые смотрят в разные стороны от девчушек, охраняют.    А в доме чёрного дракона стоит статуэтка из двух фигурок: один, могучий воин, мечтательно смотрит в небо, а за его спиной, прижимаясь к нему, хрупкая женщина опустила голову, улыбаясь.    Кам с удовольствием лепил свои чудные кувшины на продажу, но время от времени его будто прорывало - и тогда на свет появлялись тематические скульптурки. Селена подозревала, что мальчишка-тролль и впрямь видел обитателей Тёплой Норы и её мир именно такими, да и лепил свои фигурки не просто из вдохновения, а из какой-то благодарности к тем, кто однажды нашёл его в пригороде и спас от одиночества, а то и неминуемой смерти...    Так что Мускари, заворожённый поразительной красотой скульптурок и их выразительностью, уже начинал менять устоявшееся мнение о мальчишке-тролле. Селена чуть улыбнулась: после ужина ребята пойдут кататься на самокатах, и уж здесь Мускари придётся полностью сложить оружие расового недоверия: лучшими всегда считались среди ребят оборотни. А задор и азарт, с какими мальчишки катались по деревенской улице, впечатляли и не таких недоверчивых, как мальчишка-эльф.    Она выскользнула из гостиной, в последние мгновения унося на себе вопросительный взгляд Ригана.    Не терпелось взглянуть, как там старший сын, которому помогают мужчины.    Прижимая к себе Стена, она мягко прошла к кабинету.    Колра уже нет.    Коннор всё ещё лежал на кровати, укрытый одеялом, а рядом сидел Джарри, который, время от времени поднимая ему голову вместе с подушкой, постепенно давал ему отпить из какой-то банки.    - Ну что у нас? - обеспокоенно спросила Селена.    - Меня Джарри не отпускает, - выговаривая слова с паузами между ними, глухо пожаловался мальчишка. - Я бы встал... Мне б легче было...    - Пока Колр дежурил при нём, я сбегал к Бернару, - объяснил Джарри, безжалостно приподнимая подушку и заставляя Коннора пить - Он сделал снадобье для укрепления.    - Вонючее и горькое, - недовольно выдохнул мальчишка.    - О, на поправку пошёл! - обрадовалась Селена, сев в кресло и поправив на могучем Стеньке краешек покрывала.    - Почему? - удивился Коннор.    - Только идущие на поправку бывают такими капризными! - заявила она.    В дверь поскреблись. Все трое изумлённо уставились на неё. Селена первой догадалась, кто за нею.    - Риган, заходи!    Дверь рывками открылась. Цепляющийся за неё мальчик-дракон неуверенно вошёл в бывший кабинет и остановился, не желая расставаться с опорой. Раскосые глаза остановились на Конноре, который вынужденно искоса смотрел на него.    - Такой с-слабый, - решительно сказал Риган и оттолкнулся от двери, пошёл к кровати. - Ты зачем валяеш-шься на чужой пос-стели? - Мальчик-дракон встал у самой кровати, и кулачки сжали край одеяла.    - А ты чего раскомандовался? - выдыхая после каждого слова, попытался пошутить Коннор. - Пришёл тут...    - Сядешь? - предложил Джарри, улыбаясь Ригану.    - Это не опасно? - встревожилась Селена. - Коннор, ты с него не потянешь?    - Нет. Колр закрыл моё личное пространство для живых. Могу тянуть только по-эльфийски - с деревьев или с кустов. С земли. Миртов мир действует.    - Но почему ты до сих пор слабый? - спросила Селена, наблюдая, как Джарри легко поднял Ригана за подмышки и усадил его ближе к Коннору. - Я думала, Колр поможет тебе быстро восстановиться.    - Колр сказал, что хочет помочь ему, - вздохнул Джарри. - Но помощь - это вливание силы. А Коннор, если сам не восстановится, привыкнет к выкачиванию чужой силы, вместо того чтобы создавать свою. Его правоту я признаю.    - Его крылья с-снова вырас-стут, - сказал Риган, с любопытством разглядывая косящего на него мальчишку-некроманта, который всё не мог поднять голову. - А про меня Вальгард с-сказал, что у меня их-х никогда больш-ше не будет.    - Это мы ещё посмотрим! - заносчиво, пытаясь спрятать испуг при этих словах, сказала Селена. - У Вальгарда нет таких целителей, какие есть у нас. Так что мы ещё повоюем! И найдём тебе возможность вернуть крылья!    - Х-хельми пообещ-щал мне... - Мальчик-дракон задумался и вспомнил: - Пообещ-щал мне: когда небо позовёт меня, он поднимет меня к нему.    Перед глазами Селены суматошно мелькнуло всё, что могло бы помочь Ригану: вышки для прыжков с парашютом; лётки, с которых тот бы мог прыгать, чтобы получить хотя бы впечатление полёта...    А Риган сполз с кровати и снова остановился, держась за край одеяла.    - Ты... так смотришь, как будто по мне бегает муравей, - выговорил Коннор, пытаясь улыбнуться мальчику-дракону.    - Не муравей, - пренебрежительно ответил мальчик-дракон и ткнул пальцем в его висок. - Тут. То, что ищ-щеш-шь.    Он снова оттолкнулся от кровати и пошёл к двери, в край которой так вцепился, словно боялся упасть. Когда дверь за ним призакрылась, Селена с улыбкой взглянула на Коннора. Тот, лёжа на спине, слепо смотрел в потолок и так часто дышал, что Джарри убрал с его груди одеяло, кажется, полагая, что оно давит и мешает дышать.    - Коннор... Что с тобой? Риган тебя утомил?    Селена уложила спящего Стена в корзину и тоже подошла к кровати.    Внезапно Коннор закрыл глаза и, облизав губы, произнёс странную фразу, очевидно на древнем драконьем - слишком много шипящих оказалось в словах. А потом открыл глаза и хрипло, с большим трудом рассмеялся, глядя всё в тот же потолок, - такой счастливый!    - Мирт говорил: чтобы быстрей восстановиться, надо быть ближе к природе, - возбуждённо сказал Коннор и попытался встать. - Мне нужно в сад! Солнце заходит не скоро - я успею собрать с него силы. Джарри, помоги выйти в сад, пожалуйста!    Джарри некоторое время смотрел на него с недоумением - и вдруг вспыхнул таким ожиданием чуда!    - Коннор, Риган сказал - "то, что ищешь"! Ты вспомнил заклинание Трисмегиста?    - Малыш стукнул меня в висок! - продолжая судорожно смеяться, выпалил Коннор. - Он видел, Селена, ты представляешь? Он видел, где в моём личном пространстве находится воспоминание о введённом заклинании! Мне нужно немедленно на солнце! Я хочу сегодня опробовать заклинание на Бернаре! Джарри, пожалуйста!    - Но ведь нужно знать не только заклинание! - старалась утихомирить его Селена. - Там ведь должен быть наверняка целый ритуал ввода!    - Поэтому я и хочу на солнце! Риган дал мне ниточку, которую надо вытянуть! Но мне нужны силы! Ну и взгляд у него! Маленький - маленький, а как видит! - продолжал восторгаться Коннор. - Там такая тончайшая нить, а он увидел! Селена, Джарри, вы представляете, что будет, если я научу всех входить в библиотеку прошлого?!    - Нас оставят в покое, - вздохнула хозяйка места. - И мы будем счастливыми-пресчастливыми! Давай-ка я тебя одену - к вечеру на улице довольно прохладно.    На лежащего Коннора надели ботинки и куртку, после чего Джарри легко поднял его на руки и вынес во двор - Селена открывала двери. Мальчишку-некроманта посадили на любимую скамейку девочек - лицом к заходящему солнцу, которое всё ещё было в силе. Сильные, припекающие лучи бледным загаром легли на лицо Коннора, который полуприкрытыми глазами смотрел в пространство, и радостно рассеянная улыбка блуждала по его лицу. Селена села рядом, взглядом отпустив семейного. И, когда мальчишка прислонился к ней, просунув руку под её локоть, она робко помечтала о том, что главная беда, кажется, уходит из Тёплой Норы.       19       Вскоре вернулись с работы мальчишки.    Селену, сторожившую Коннора, всё ещё вяло сидящего на скамье, греясь на солнышке, сменило братство, и она смогла уйти в дом, чтобы проследить поход каждого "огородника" в ванную комнату. Мальчишки, особенно оборотни, ворчали и старались избежать мытья. Но, пойманные, водворялись в ванную, откуда выходили не только умытые, но и повеселевшие и уже не такие усталые.    Выглянув в окно гостиной, выходящее во двор, Селена заметила, что скамейка, почти чёрная под ветвями деревьев, пустует. Братство в дом не входило. Значит, мальчишки собрались в мастерской Мики.    Надеясь, что Коннор пришёл в себя, Селена оглядела гостиную. Хоста стояла у книжного шкафа и тоже зорко осматривалась. Встретившись взглядами, женщины понимающе улыбнулись друг другу. Селена подошла.    - Почему Космея спустилась с мансарды? Её же предупредили.    - Бернар сказал, что привязка к храму пропала, едва только девочка получила своё магическое наследство. Силы артефактов и книг хватило, чтобы она стала свободной.    Селена вспомнила, как Космея сидела в салоне их машины, всеми руками-ногами вцепившись в артефакты своей семьи. Улыбнулась.    - Ясно. Пусть дежурные накрывают. Если меня срочно будут искать, я в мастерской Мики. Пошли кого-нибудь за мной, ладно?    - Хорошо.    Оглянувшись перед уходом, Селена вздохнула: несмотря ни на что, Мускари и Космея опять сидели вместе, причём мальчишка-эльф насторожённо посматривал на всех присутствующих, особо останавливая взгляд на пришедших с работы мальчишках, трёх оборотнях, считая Вади, и магах. Те тоже поглядывали на новичка, которого им представили "ясельники", со сдержанным любопытством, не пытаясь пока сблизиться. Кажется, девочки-оборотни это заметили. И они старались не подходить к Мускари слишком близко... Демонстрации чудесных скульптур Кама явно оказалось маловато, чтобы сразу сделать мальчика полноправным обитателем Тёплой Норы.    Прикинув за и против, Селена так и не придумала, просить ли братство о помощи, или посмотреть, как поведёт себя Мускари дальше. Хотя... Ужин решит многое.    В мастерской Мики, освещённой целой люстрой свечей сверху, проходил настоящий военный совет - с картами, со схемами, со взволнованными обсуждениями. Причём проходил этот совет в присутствии специалистов "высокого класса", которые сейчас предпочитали помалкивать, прислушиваясь к мальчишкам. Чуть в углу пристроился задумчивый, словно что-то вспоминая, Колр. Между Колином и Миртом, залезшими локтями на стол, что-то рисуя на альбомных листах, сидел Бернар, насупив брови на эти листы. Мика, скрестив ноги прямо на стуле и по-наполеоновски сложив руки на груди, грозно всматривался в два расчерченных листа перед собой. Коннор слабо огрызался на Хельми, который мягко его в чём-то убеждал или уговаривал, а Мика время от времени оглядывался на них и скептически хмыкал.    - Селена, - задумчиво заметил обернувшийся к двери Колин.    - Что? Уже ужинать? - спросил недовольный Коннор. - Я не хочу. Можно, я до завтра есть не буду? Только пить? У меня до сих пор горло болит. И живот тоже.    - Можно, - рассеянно ответил Бернар.    - Тёплое молоко, - в том же телеграфном стиле откликнулась Селена, неожиданно попадая в тон всем занятым делом.    - Молоко - ладно, - согласился мальчишка-некромант.    - А что у вас тут?    - Я вспомнил ещё кое-что, - пробурчал Коннор. - Три пентакля. Они лежали вокруг меня во время ритуала. Но вспомнил очень смутно. А на них столько узоров, кроме звезды!.. - Он словно ожил и объяснил уже персонально Селене: - А они, эти пентакли, нужны во время ритуала для перехода в библиотеку. Без них никак. Мы зарисовали их, но внутри у нас только основные фигуры. А мелких рисунков я пока не вспомнил. А ещё там были слова заклинаний по кругу. Мика свою книгу смотрел. Мне кажется, я узнал два пентакля, но не уверен.    Мика посмотрел на него и фыркнул.    - Мы просто пролистали книгу, а вот ты мог бы посмотреть в своей библиотеке поконкретней.    - Если бы я знал, что за слова в этих пентаклях, я бы посмотрел, - недовольно сказал Коннор. - Но я не помню слов.    - Интересно, - задумалась Селена. - Если придётся проводить ритуал, то те люди, которых мы хотим с его помощью провести в библиотеку, могут заартачиться и отказаться от ритуала.    - А мы уже придумали! - обрадовался Мика. - Коннор сказал, что он был без сознания, когда Трисмегист ритуал проводил! А значит, надо пригласить в деревню тех, кто нам нужен. Но вечером, чтобы они спать остались. И тогда без их ведома, когда они дрыхнуть будут, провести ритуал. Дел-то...    Бернар что-то проворчал, но отчётливо высказывать своё недовольство старый эльф не стал.    Мике книгу со снимками и картинками различных магических оберегов и медальонов подарил Александрит. Собраны в ней были старинные образцы эльфийских артефактов... Селена медленно пролистала несколько страниц. Да, рисунков много. Поди разбери, какие именно пентакли нужны.    - Коннор, а ес-сли пос-смотреть только те пентакли, которые с-связаны с-со временем? У тебя же выход в прош-шлое! - предложил Хельми. - Ес-сли в книге Мики не будет тех пентаклей, которые ты узнаеш-шь, тогда с-сможеш-шь посмотреть в с-своей библиотеке. Так ис-скать вс-сё равно легче. Твои книги же по разделам.    - Неплохо, - удивлённо сказал мальчишка-некромант. - Очень даже неплохая идея.    - Только давайте искать вы будете после ужина, хорошо? - напомнила Селена. - Колр, приглашаю вас отужинать вместе с нами.    - С-спас-сибо, но лучш-ше приду после ужина, - сказал чёрный дракон, и Селена пожалела, что не сообразила пригласить его с семьёй.    Вставая от стола и неохотно пробираясь к выходу, братство негромко обсуждало магические медальоны из Микиной книги. Коннор вдруг остановился возле двери, словно неожиданно вспомнил о чём-то.    - Бернар, если, скажем, Мускари своей рукой напишет ту семейную книгу, которая сгорела, она будет магической?    И братство уставилось загоревшимися глазами на старика эльфа.    - Процентов десять слабей, - размышляя, протянул Бернар, - но книга всё равно будет сильной. Ты хочешь надиктовать ему?    - Сначала надо узнать, сгорели его книги на самом деле - или пожар устроили грабители, чтобы замести следы. Он сказал, что помнит перечень главных книг своей семьи наизусть. - Коннор почесал в затылке. - Но как попросить его, чтобы он этот список написал? Я же не могу обнадёжить его, пока не узнаю, есть ли его книги среди награбленных.    - Я попрошу Мускари, - спокойно сказал Бернар. - Попрошу написать названия. Скажу - надо знать, как заниматься с ним, чтобы он получил основные магические навыки представителей своего дома. Этого достаточно.    Мальчишки заулыбались. Уж кто - кто, а старый эльф всегда старался в первую очередь для своих. Пусть в последнее время и не делал различий среди детей разных рас. Но сейчас это его желание помочь сородичу очень даже на руку.    Пока переходили из мастерской в Тёплую Нору, Коннор незаметно для других отстал и оказался рядом с Селеной.    - Селена, а ты зачем пришла в мастерскую? - тихо спросил он. - Что случилось?    - Мускари случился, - призналась хозяйка места. - Пришли ребята, оборотни. Он отгородился от них, а я не знаю, что делать.    - Хельми! - позвал Коннор. Братство немедленно собралось вокруг него. - Как будем знакомить Мускари со всеми? Селена, вон, сказала, что он чуждается ребят.    - Что делаем? - деловито спросил Мика. - На ужине можно его посадить с ними.    - А если наоборот? - спокойно спросил Мирт. - Я сяду с Сильвестром и Гердом, поболтаем, как было на посадке картошей. С ними за столом будет и мой Гарден.    - Вади и Хаук с-сидят с-с рыболовами, - сказал Хельми. - Я к ним.    - Ладно, - сказал Коннор. - Со мной остаются Колин и Мика. Кто сядет к нам?    - Далия и Лека - сёстры Сильвестра, - предложил Мика. - Они девчонки ничего. Много просто так не хихикают. А ещё Орвара к нам можно. Чтобы Мускари видел, что все места заняты.    - Вот Ирма удивится, - прошептал Колин.    - Места будут заняты у всех, кроме твоего стола, Мирт, - одобрительно сказал Коннор. - Самое то - знакомить Мускари именно с Сильвестром и Гердом. Позовёшь?    - Позову, - подтвердил Мирт.    Перестановке Ирма и впрямь удивилась, да так сильно, что ничего не сказала, а только, открыв рот, огромными глазами следила за побратимами, которые деловито подошли ко всем столикам со своими стульями. Мускари в столовую вошёл последним. Точней, это коварная Селена дождалась, пока братство усядется, и лишь после этого обвела щедрым жестом столовую и предложила новичку:    - Садись, где тебе удобней.    И пошла к столу взрослых.    Когда она села, улыбаясь, Джарри спросил:    - Что происходит?    - Введение в Тёплую Нору, - усмехнулась хозяйка места.    Первым делом мальчишка-эльф взглянул на Космею. Та сидела в обществе девушек: мага Анитры, Азалии и девочки-оборотня Ринд - и вовсю болтала с ними. Вынужденное безделье, в то время как все "развлекались", работая на улице, надоело девочке-эльфу. Новость о том, что некромагам теперь не до неё, заставила Космею обрадоваться, и подруги объясняли ей, что назавтра предстоит всем, если только мальчишки снова не погонят их с картошного поля.    Мускари уже растерялся, когда его ищущий взгляд столкнулся со спокойным взглядом Мирта. Тот поднял руку и позвал:    - Мускари, иди к нам! Заодно познакомишься с теми, кого ещё не знаешь.    - Но... - неуверенно сказал мальчишка-эльф.    - Иди-иди! Я тебе стул оставил.    Всё решил братишка Мирта - Гарден. Он с любопытством спросил о чём-то у Герда, тот затаённо улыбнулся, и Мускари решился. Он подошёл к столу с оборотнями и эльфами... Селена и другие взрослые втихомолку следили, как мальчишка-эльф берётся за ложку и, насторожённо поглядывая на соседей по столу, начинает есть... Застыл, слушая Герда, который, что-то таинственно и с азартом рассказывая, всё виновато косился на стол взрослых, а потом Мускари явно стал расспрашивать Герда о чём-то, что его очень заинтересовало. Дополнял историю Герда Сильвестр, который так внешне таился, чтобы его не услышали, что хозяйка дома заинтересовалась. Тем более что Мирт с громадным удивлением на лице тоже принялся за допрос.    Что же такое рассказывали Герд и Сильвестр, Селена узнала сразу после ужина.    Когда все собрались в гостиной, Корунд, который вместе с Азалией хотел погулять в саду, вынужденно вернулся и вызвал Селену и Джарри. Те вышли и обнаружили во дворе Тёплой Норы злющего Сири, рядом с которым старался выглядеть неприметным брат его жены - невысокий худощавый Вук.    - Добрый вечер, Сири, - миролюбиво сказала Селена, по праву хозяйки места первой здороваясь со взрослым оборотнем.    - Добрый? Это у вас - добрый! - зарычал Сири.    - Сири, - предостерегающе сказал Джарри. - Полегче.    - Мне - полегче?!    - Так. Что случилось? - уже резко спросила Селена.    - Ваши... избили моих сыновей! Вы сказали, что мальчишки не будут нападать, что у них связаны руки словом чёрному дракону! И что происходит с моими мальчиками? Лица опухли, синяков немеряно! Они двигаться нормально не могут!    - Ой... - на крыльцо выскочил было Вади.    Селена еле успела схватить его, рванувшего назад, за руку.    - Вади, будь добр, позови сюда Сильвестра и Герда. - Теперь она поняла, о чём рассказывали мальчишки-оборотни Мирту и Мускари.    - А почему вы не хотите поговорить об этом в доме? - язвительно поинтересовался Сири, кипящий от возмущения.    - Не хочу тащить в Тёплую Нору грязь! - отрезала Селена.    Входная дверь осторожно открылась. На пороге появились смущённые мальчишки-оборотни - в тамбуре за ними виднелось братство, причём впереди всех - решительно настроенный Мирт.    - Выйдите сюда, - сухо велела мальчишкам-оборотням Селена.    - Сам скажу, - обернувшись к братству, негромко сказал мальчишка-эльф и вышел вместе с оборотнями, которые поглядывали на хозяйку места, то и дело опуская глаза.    - Вы били ребят Сири? - строго спросила Селена оборотней.    - Да, - буркнул Сильвестр, а Герд только вздохнул.    - Вдвоём троих? - уточнила она.    - При чём тут двое против троих?! - взвился взрослый оборотень. - Они владеют страшной борьбой, из-за чего чуть не поубивали моих детей! Вы это понимаете?!    Мальчишки-оборотни отступили бы, не стой рядышком Мирт.    - Я требую, чтобы вы наказали их! - рычал Сири. - Иначе накажу малолеток я!    - Селена, спроси их, почему они подрались, - мирно посоветовал мальчишка-эльф, на которого Сири покосился с ненавистью, но ничего не сказал.    - На поле Ривера работали два мальчика из семей деревенских магов, - тихо сказал Герд. - Они вообще драться не умеют. И совсем маленькие, только и могут бросать картоши в ямки. А эти налетели на них и давай лупить, пока никто не видит... Дело было в конце поля - никто и не видел. Мы прибежали, а они - лежачих пинают. Ну, мы и... Они думали - их трое, так с нами справятся. Пришлось...    - Идите в дом, - спокойно сказала Селена, хотя в душе кипело такое... Такое...    Ещё теперь ждать визита обозлённого - и справедливо - Ривера?    Мирт выждал, пока мальчишки-оборотни войдут, и только затем зашёл сам. Будто остался на всякий случай защитить их. "Если вспомнить, что Колр о нём сказал, - мельком подумала Селена, - что Мирт у нас третьим бойцом после Коннора и Эрно... Вполне мог и защитить от Сири - понадобится только..."    - И что делаем дальше? - сухо спросила она. - Допрашиваем ваших сыновей? Ну, о том, что именно случилось на поле? О том, из-за чего они получили по заслугам? Или замнём дело, чтобы больше к этому не возвращаться? А вы заставите сыновей больше не подличать?    - Я сам разберусь со своими! - рявкнул Сири.    Он было повернулся, но Селена повелительно сказала:    - Сири! Я не договорила!    - Что ещё? - пробурчал он.    - Вы помните, что вчера вечером привезли в деревню вампира по имени Морганит?    Сири изумлённо уставился на неё. Потом сильно потёр лоб, вспоминая.    - Морганит?..    Селена и Джарри переглянулись. Джарри кивнул и сказал:    - Сири, подожди немного.    И ушёл в дом.    - Ничего не понимаю, - прошептал взрослый оборотень. - Имя вроде знакомое...    - Вы вчера привезли вампира по имени Морганит, - вздохнула хозяйка места. - Он оказал на вас магическое давление, рассказав, что хочет познакомиться с окрестностями и с нашей деревней. И уговорил вас привезти его сюда. Вы точно ничего не помните?    - Мне кажется, что-то было? - пытался вспомнить и Вук. - Сири, помнишь, ты велел Элви, чтобы она постелила на веранде? И там явно кто-то спал. А что случилось, леди Селена?    - Ничего особенного, - задумчиво сказала хозяйка места и оглянулась. - А, вот и Джарри. Нашёл?    - Нашёл. - Джарри протянул раскрытую ладонь, на которой лежали два оберега на цепочках. - Эти обереги делает наш Мика, а заклинания над ними произносит Бернар. Сири, Вук, возьмите. Вы часто бываете вне деревни. Надеюсь, больше никто на вас не навесит заклинания беспамятства. Эти обереги спасают от стороннего воздействия. Только не носите их на виду. Пусть все думают, что вы без талисманов.    Вук схватил обереги сразу и покивал. Сири же изумлённое смотрел на его ладонь с оберегами и, кажется, всё никак не мог поверить, что его провели так легко.    - Сири, поговори со своими ребятами, но не бей их, - попросила Селена. - Все мы небезгрешны. Все мы можем проколоться. Но теперь-то ты понимаешь, почему Колр не хочет брать твоих ребят к себе в группы?    - Нет, не понимаю! - огрызнулся взрослый оборотень, видимо придя в себя.    - Потому что они похожи на тебя! - не выдержал Джарри. - Чуть что - сразу кулаки распускают! И чаще - с теми, кто ответить не может! Все трое - в тебя! А это твоя слабость. Что и понял тот Морганит! Поэтому тебя и поймали в ловушку подчинения, а ты и не заметил! Селена, войди в дом. Дальше разберёмся сами!    Селена с огромным облегчением вернулась в Тёплую Нору. Немного посидела на веранде, покормила могучего Стеньку Разина. Но долго сидеть в одиночестве после довольно бурных событий не сумела. Тяжело. И, прихватив корзину с крепко заснувшим Стеном, она поспешила в гостиную.    Здесь ей навстречу поднялся Коннор и забрал переносную колыбельку с младшим братом. Мирт стоял рядом с мальчишками-оборотнями и что-то втолковывал им. При виде вошедшей Селены Герд первым бросился к ней. Следом - Сильвестр и его перепуганные сёстры. А за ними, как ни странно - Ирма.    - Селена, что теперь будет?! - чуть не плача, спросила Далия. - Сильвестр подрался - его накажут, да?    - Далия, успокойся, - велела Селена и погладила взволнованную девочку-оборотня по голове. - Ничего не будет. Сильвестр повёл себя правильно, защитил тех, кто был слабей. Сири ничего не сделает с нашими мальчиками.    А про себя она подумала: "Ещё бы он попробовал! Что Сильвестр, что Герд - оба на хорошем счету у Колра!.." Она ещё хотела подумать-предположить, что скажет сам чёрный дракон, узнав о драке на картошном поле, но тут к ней бросилась Ирма, обхватила её за талию и зарыдала. В гостиной все замолчали. У сестёр Сильвестра слёзы высохли мгновенно. Изумлённая Селена положила ладони на плечи волчишки.    - Ирма, что с тобой?    - Я так испугалась, когда сказали, что Сири!.. - рыдала Ирма. - Я так забояла-ась!    Подошедшая Оливия скривилась от сопереживания маленькой подружке. Только Селена решила, что сейчас в гостиной будет всемирный потоп, как подбежал Мирт, взял волчишку на руки и начал качать её, приговаривая:    - Ну что ты, Ирма! Ну что? Всё будет хорошо! Зачем бояться Сири, ведь мы рядом! Видишь - и Хельми рядом, и Коннор, и Колин, твой брат!    Волчишка чуть не облила его плечо судорожными слезами. Чтобы успокоить зарёванную Ирму, пришлось вмешаться Бернару. Сама испуганная, Селена только и могла, что тихонько допытываться у всех, не напугал ли Сири ещё раньше кого-нибудь из Тёплой Норы. Никто ничего припомнить не мог. Возможно, страшный Сири был личным пугалом Ирмы. Но почему? Что ужасного в присутствии волчишки сделал взрослый оборотень?    Вскоре волчишка только вздыхала и отирала последние слёзы, сидя уже на руках Хельми, в столовой, куда Бернар, братство и Селена вышли, чтобы не пугать остальных. И хозяйка места решила, что однажды, когда Ирма будет спокойней, надо будет всё-таки выяснить, почему она так боится взрослого оборотня. А пока хозяйка места кивнула Хельми и вышла к остальным, испуганным истерикой волчишки.    Вернувшись в гостиную, Селена первым делом отметила, что в её кресле, где она оставила корзину со Стеном, сидит Риган и болтает ногами, не достающими до пола. От сердца отлегло.    Потом стало ещё легче, когда заметила: Мускари сидит на диване, по бокам от него Ринд и Хаук, а перед диваном устроились на корточках Герд и Сильвестр, которые что-то втолковывали заинтересованному мальчишке-эльфу.    - Каи! - позвала Селена и предложила подошедшему мальчишке: - Если не устали - идите, покатайтесь, пока солнце совсем не село. Или вы очень устали на полевых работах? И кататься не пойдёте?    - Нет-нет, Селена! - обрадовался Каи. - Мы не устали!    - Прихватите с собой Мускари, - посоветовала она. - Научите кататься, а заодно покажите ваше любимое место на пруду. Мне кажется, ваш паром ему понравится.    - Ребята, айда кататься! - крикнул Каи. - Селена разрешила!    С дивана первой вскочила Ринд и потащила Мускари во двор. Заинтригованная Космея побежала за мальчишками и девчонками следом.    В гостиной остались "ясельники". Кивнув Вильме и Моди, хозяйка места распорядилась:    - Идите-ка - тоже погуляйте.    Под смех своих подопечных парочка схватилась за руки и убежала.    Из самых старших остались только Вади и Риган. Вади всё никак не мог научиться стоять на самокате, предпочитая, чтобы его покатал кто-то из ребят. Селена подозревала, что у него что-то не то с равновесием, и Бернар пообещал посмотреть его, когда мальчик-оборотень решится подойти к нему. А Риган, когда ему предложили покататься вместе со старшими, наотрез отказался.    Селена обвела взглядом гостиную.    Айна с Оливией занимались куклами. Малыши-оборотни Шамси с Торсти пытались помогать им. Малыши Брин с Илмари осторожно переворачивали листы иллюстрированной книги, а девочка Тери что-то рассказывала Корилусу, малышу-эльфу.    Слишком тихое помещение - поняла Селена. И наконец дошло: в гостиной не видно обычного сопровождения Ирмы. С другими они точно не выходили из Тёплой Норы. Значит... Присмотревшись, она подошла к круглому столу, накрытому длинной скатертью, - к любимому месту "ясельников", когда они начинают играть в прятки. Здесь же она негромко осведомилась:    - Сами выйдете? Или за шкирки вытащить?    Первым выполз белоголовый малыш Берилл. За ним - взъерошенные Тармо и Вилл. У всех троих лица виноватые. Умная Селена сразу сообразила и спокойно сказала:    - И что делал Сири, когда вы его увидели?    Берилл, улыбавшийся: Селена нас нашла-таки! - мгновенно насупился. Тармо сжался в комочек, а Вилл тоненьким от переживаний голосом повинился:    - Мы увидели, как он страшно бил Аймо. Аймо плакал, а он его бил. Мы думали...    Он замолчал. Наверное, горло перехватило.    Аймо звали младшего сына Сири. Селена знала, что банда Ирмы частенько сбегает от Вильмы или со двора и мотается по всей деревне вольницей. Нетрудно предположить, что однажды они увидят то, что не должны. И увидели.    - Играйте, - мягко сказала Селена. - Ирма сейчас успокоится и вернётся к вам. Не надо говорить ей, что вы мне рассказали, ладно?    - Ладно, - выдавил Берилл.    И вся троица снова уползла под стол.    Она решила, что расскажет об этом Джарри и спросит его совета: как должна в таких случаях поступать хозяйка места? Имеет ли право вмешиваться в личные дела чужой семьи? А пока... Пока надо думать о том, где сегодня ночует Мускари, а где - Космея. Теперь прятать её не надо. Несмотря на остриженные волосы, указывающие на посвящение в младшую группу некромагов, она теперь свободна. Мускари посвятить не успели, поэтому волосы ему пока не резали. Девочка для некромагов была предпочтительней - у неё дар ярче. Поэтому с нею и поспешили. И всё зря.    Селена попыталась представить, что сейчас происходит в том храме, который она, мягко говоря, так спешно покинула. Помотала головой. Нет, лучше об этом не думать.    - С-селена, - произнесли её имя рядом. - Я ведь наверху буду с-спать?    - Да, Риган, ты будешь пока спать в мансарде. А что?    - Мне понравилос-сь летать, как Х-хельми.    Вспомнив, что малыш видит сны братства, Селена улыбнулась. А потом вдруг подумала: Трисмегист придумал поразительную зарядку, для того чтобы человек себя всегда чувствовать молодым. Был бы он здесь, сумел бы помочь Ригану восстановить крылья? Если он такой же, как Ривер, - ищущий, никогда не останавливающийся на одном, то, наверное, да.       20       Ещё до того, как собрать ребят с улицы и готовиться к ночному сну, вернулся Джарри. И не один. С ним были маги Ривер и Лотер - отец мальчиков, к которым прицепились сыновья Сири. Кроме них, как всегда "скромно" и незаметно, таился рядом Колр. Мужчины прошли в столовую, и Селена в который раз пожалела, что в Тёплой Норе нет отдельного кабинета для разговоров взрослых о взрослых делах.    - Мы ходили к Сири, - без вступления сказал Джарри, когда все расселись за одним столом. - Кажется, проблема решена.    - Что вы ему сказали? - встревожилась Селена.    - С нами был Бернар, чтобы осмотреть ушибы его сыновей. Старый эльф заодно обследовал Сири... - Джарри невольно улыбнулся. - Результат таков: Сири лишён звания хозяина дома и семьи. Пока его заменяет Вук.    - Что?! - поразилась Селена. - Вы не могли бы подробней всё рассказать, чтобы мне было понятно?    - Помнишь, я просил тебя зайти в дом? Поговорить с оборотнем не удалось. Сири ушёл, даже не пытаясь выслушать меня. Чуть погодя пришли Лотер с Ривером. Мы поговорили и придумали одну вещь. Для этого пришлось пригласить в дом Сири Бернара - сначала под предлогом осмотра его детей. А для важности пригласили Колра, - оглянулся Джарри на чёрного дракона. - В общем, у нас получилась довольно представительная комиссия, которая обвинила Сири в том, что он постепенно превращается в одичавшего.    Семейный замолчал, чтобы хозяйка места оценила, что именно они сделали. Селена оценила. Сири чёрной ненавистью ненавидел одичавших, лишивших его когда-то громадного семейного клана. И вдруг его самого назвали одичавшим?! Она представила оглушённого новостью Сири - и по спине морозом пробрало. Он, считавший себя во всём правым, доказывавший это кулаками и оружием...    - Сири поверил? - медленно спросила она.    - Мы привели доказательства: немотивированные вспышки гнева и агрессии, желание убивать и жестоко расправляться с теми, кого посчитал виновными. Колр добавил: ему ребята уже несколько раз рассказывали, что Сири бьёт своих детей. Ну, перечень там был довольно пространен. В него входила деградация, из-за которой его легко провёл вампир Морганит, давя на звериную суть оборотня.    - Мы заранее договорились о военной хитрости, - вступил в объяснения Ривер. - Мы сказали Сири, что его дом опутан магической паутиной отслеживающих устройств, настроенных именно на него. И, если отслеживающая паутина покажет, что он опять принялся за своё - за рукоприкладство, он будет изгнан из деревни без права жить со своей семьёй. Как одичавший.    Селена передёрнула плечами.    - Надеюсь, он не отыграется на Элви, - пробормотала она, ошеломлённая тем, как резко повернулась ситуация.    - Вук не даст, - сказал Джарри. - Он очень серьёзно воспринял происходящее. Очень. Сказал, что будет защищать свою семью от одичавшего. Я не совсем понял, сообразил ли он, в чём дело по-настоящему. Но он так взглянул на Сири... У меня впечатление, что Сири со своей семейной не то чтобы не ладил, но распускал руки, а Вук не вмешивался - Сири-то был главой клана. Теперь он свою сестру в обиду не даст.    - Я тоже только что выяснила, что он избивал своих сыновей, - сказала Селена, с силой сжимая ладони. - Если это прекратится... Я так вам благодарна! Но как быть с этой вашей придуманной вами паутиной?    - Паутиной будет Вук, - жёстко сказал Ривер. - Уходя, я просил его, провожавшего нас, как хозяин дома, сообщать обо всём, что даст возможность избавиться от Сири. Вук настроен решительно. Кажется, ему тоже надоело беспрекословное подчинение деспоту.    - Я рад, что мои мальчики теперь будут спокойно ходить по всей деревне, - вздохнул Лотер. - Колр, можно обратиться к вам с просьбой? Вы ведь ведёте и младшую группу ребят? Возьмите моих, пожалуйста!    - Защ-щита, - напомнил чёрный дракон. - Защ-щита - и нич-чего более.    - А большего и не надо, - сказал Лотер. - Спасибо. Мир ли, война ли, но мои мальчики должны уметь защищаться.    Они ещё немного поговорили, затем деревенские маги откланялись и ушли.    Чёрный дракон задумчиво сказал:    - Не верю, что С-сири может быть так быс-стро с-сбит с ног.    Метафору поняли. Джарри повёл широкими плечами, бросил:    - Попытаться стоит. Вдруг обвинение в одичании всё-таки проймёт его?    - Надо бы научить Вука дратьс-ся, - размышлял вслух Колр. - Парень он вроде с-спокойный. Зря в драку не полезет.    Обсудив вопрос о тренировках с Вуком, мужчины затем снова перешли к личности Сири, пытаясь просчитать его реакцию на "свержение с семейного трона". Послушав немного, Селена извинилась и вышла в гостиную. Здесь, у двери в столовую, она вздохнула от тихой благодарности, которую испытывала к мужчинам за то, что без неё решили проблему с Сири. Может, они и правы, и Сири со своей участью не смирится... Но Селена была счастлива, что не одной ей пришлось ломать голову, столкнувшись с зарвавшимся оборотнем.    Гарден с Вади устроили догонялки и топали по полам в одних шерстяных носках, смачно шлёпая друг дружку по спине и часто меняясь местами в своей игре. Девочки сердито кричали на них, но тут же прыскали в ладошки. Места в гостиной хватало, да и стоящие посреди помещения столики и диваны помогали преодолевать препятствия. Причём, если Вади часто нырял под столики, так как был меньше ростом, то Гарден легко перепрыгивал их. Время от времени в игру совались самые маленькие - из спортивного интереса поболтаться под ногами и помешать всем подряд. Долго не бегали: слишком стремительно носились двое. Мальчишки хоть и не свалили ничего и не стукнули нечаянно в азарте никого: и эльф, и оборотень были ловки, - но Селена, понаблюдав немного за гонками, поймала бегущего на неё Вади, а потом и Гардена.    Хоста ничего сделать не могла: её, сидящую на диване, окружили девочки и что-то спрашивали, а потом, открыв рот, слушали.    - Почему бегаем здесь, а не на улице, во дворе? - строго спросила Селена добычу.    - На улицу одеваться надо, а не хочется, - признался Вади, пытаясь нежданным рывком высвободиться из её пальцев.    Гарден, напротив, голову опустил и покраснел. Ответил шёпотом:    - Нам и правда одеваться не хочется.    - Посматривайте по сторонам, - посоветовала хозяйка дома, - а то собьёте кого-нибудь. Меня поняли?    - Поняли-поняли, - торопливо ответил Вади, и два злостных хулигана, громко пыхтя, устремились в уголок, где заседала банда Ирмы - отдышаться.    Селена присмотрелась: Риган всё так же сидел в кресле, рядом с корзиной Стена, и снисходительно на всех поглядывал. Прекрасно. Значит, появилась возможность проверить, почему покраснел Гарден. Улучив момент, когда все занялись своими делами, не обращая на неё внимания, она спокойно вышла в тамбур между верандами и остановилась перед стеллажом с длинными узкими полками, построенным Джарри специально для детской обуви. Вычислить, где чья обувь, легче именно сейчас, когда большинство старших ребят отсутствует. Ага. Вот растоптанные ботики Вади - он не любит шнуровать обувь. Ему легче так: сунул ноги в боты, а потом потряс ногой - и боты свалились. А вот эти - явно Гардена: высокие, голенища такие чистые, как будто ботинки только что принесли из магазина. И... Мда. Ботинки Гардена чистые-то чистые, но... каши просят. Ну, теперь ясно, почему догонялки в гостиной устроены.    - Селена? Что случилось? - спросил вышедший Джарри. Чёрный дракон шёл за ним и, закрыв дверь, тоже остановился, заинтересованный.    - Ничего особенного, - вздохнула Селена. - У нас дети, которые растут и которым двигаться хочется. - И показала отошедшую подошву.    - Ничего, - бодро сказал Джарри. - Весна в разгаре, можно уже начинать носить обувь с подошвой из обувного дерева. Кажется, запас коры и кабаньей шкуры в подвальной кладовке с прошлого года ещё остался. Сразу после посадки картошей мы с Вилмором закончим пристрой. Займёмся пошивом обуви. А эти я сейчас захвачу и подлатаю, насколько смогу.    Селена положила ботинки Гардена на полку и вернулась мимо уступивших ей дорогу мужчин назад, в гостиную. Здесь она напрямую пошла к Ригану. Подняв корзину, она присела на освободившееся место бок о бок с мальчиком-драконом. Стенова спаленка очутилась на её коленях. Риган поднял глаза и улыбнулся. Селена с трудом удержалась от машинального жеста - так хотелось его погладить по голове!.. Только сейчас дошло, почему могучий Стенька Разин не подаёт голоса, хотя его мама в последние дни пребывает в постоянном стрессе. Рядом дракон. Как Хельми раньше успокаивал хозяйку места одним прикосновением к её руке, так теперь Риган "взял шефство" над младенцем, обычно чутко реагирующим на волнения и тревоги матери.    Ирма, шептавшаяся в уголке со своими приятелями, в очередной раз подняла косматую голову: старших девочек нет, чтобы расчесать её, - и увидела Селену. Вскочила с места и, будто мячик, ударившийся о пол, понеслась к хозяйке дома. По дороге чуть не упала, на ходу схватив лииру, но выпрямилась, пошатнувшись, и снова метнулась к цели.    - Селена, Селена, почитай красивые слова! Почитай, почитай!    Тут же обернулся Гарден.    Риган перестал улыбаться и с удивлением посмотрел на хозяйку места.    Красивыми словами волчишка называла стихи, которые Селена помнила, но в этом мире не могла прочитать в рифму. Слова-то иначе звучат, хотя она не понимала этого. Но однажды попробовала рассказать одно стихотворение - слушали, затаив дыхание, а Бернар, присутствовавший при этом чтении, сказал, что оно похоже на старинное заклинание. А Селена сообразила, что чтение даже таких стихов привлекает ребят и будит в них не только интерес, но и вдохновение, как например, у Ирмы или Гардена. Только у Ирмы вдохновение было практичным: она всё услышанное старалась спеть или проговорить под аккомпанемент лииры, а Гарден любил сидеть и смотреть в ничто затуманенными от воображаемых картин глазами.    - А если я вам детскую песенку из нашего мира почитаю? - спросила Селена.    - Тогда потом споёшь музыку! - велела волчишка.    Язык музыки - международный. Селена это давно поняла. И кивнула. Посидела, собираясь с мыслями, чтобы прочитать тамошние стихи нынешними "красивыми словами", и начала:    - Облака, маленькие лошади с белыми гривами! Облака, почему вы быстро летите, не оглядываясь? Пожалуйста, не надо смотреть на нас сверху вниз, а лучше, облака, прокатите нас на себе по небесным дорогам!    Переждав секунды тишины и любопытно-взволнованных глаз, Селена тихонько напела мотив песенки. И замолчала, глядя на Ирму. Та осторожно тронула струны лииры, попробовала сыграть мотив первой строки. Посидела, подумала под тревожным и ждущим взглядом Гардена, а потом снова сыграла - уже весь припев песенки. "Ясельники" с гордостью смотрели на неё, нисколько не сомневаясь, что она сумеет повторить так, как надо. Но Ирма пошла дальше. Слова песенки, от которой она оттолкнулась, начали ложиться уже на несколько изменённую мелодию. Волчишка пока не пела, но слова явно уже складывались в её воображении. Поэтому третья игра на лиире стала мелодией, трансформированной под личное впечатление и личные слова Ирмы. И, наконец... Песенка начала появляться - на радость всей малышне.    - Лошади, белые, в небе плывущие! Вы б не летели так быстро без нас! - звонко вывела Ирма. - Вы б не смотрели, а вы бы нас лучше меж крыльями белыми всех усадили и прокатили по синему небу хотя бы разочек, единственный раз!    Она ткнула лииру Бериллу, быстро подскочила к Селене, несколько раз чмокнула её в щеку и убежала в свой уголок - придумывать песню дальше. А за ней - вся толпа "ясельников". Смотреть на процесс появления песенки всем интересно.    Хозяйка места взглянула на Ригана. Мальчик-дракон круглыми глазами смотрел на волчишку, серьёзно насупившуюся над музыкальным инструментом, на малышню, притихшую в ожидании песни, которую можно будет петь всей компанией. Селена ещё подумала, что неплохо бы найти ещё одну лииру. Гарден только смотрит, но ведь он тоже умеет играть на инструменте. А если и он присоединится в следующий раз к Ирме?    Риган поднял удивлённые глаза.    - Разве не только драконам нравитс-ся летать?    Он был напряжён, пока Ирма играла, пока спрашивал и пока дожидался ответа, - и не сразу заметил, что открылась входная дверь и вошли Колр с Джарри, которые и услышали его вопрос. Мужчины заинтересованно замерли в ожидании ответа.    - Нет, не только. Всем нравится летать. Только некоторые сами не умеют - и придумывают для себя искусственные крылья. У нас в деревне есть две лётки. Они, правда, не на ходу. Это такие маленькие машины с крыльями.    - Ты покажеш-шь мне? - растерянно спросил Риган.    Она поняла его растерянность. Оторван от жизни, не совсем всё в ней знает и понимает. А уж про достижения обычного человека, желающего летать, и не слышал. Лётки были сельскохозяйственные. Обе - у Ривера. Мельком Селена подумала и решила, что Ривер не откажет, когда их починят, покатать малышню. Хотя... Чревато. Она усмехнулась: увидит Мика - сам начнёт строить лётку. Если не будет ещё чем-то увлечён. Одна летающая лодка у него уже есть. Но ведь летает только над землёй.    - Покажу, - с лёгкой душой пообещала она. - А пока давай-ка я познакомлю тебя с Колром. Он наш сосед. Ты появился у нас вчера, и пока не было возможности вас познакомить. Колр! - позвала она и встала с кресла, уступая ему место рядом с мальчиком-драконом.    Нет, мальчик видел Колра мимоходом, когда тот сидел рядом с кроватью внутри пентаграммы в мансарде, когда тот пересекал гостиную - сначала уходя в столовую, а затем возвращаясь. Но теперь, когда ожидалось близкое знакомство, Риган снова насторожился. Когда чёрный дракон медленно зашагал к нему, мальчик спрыгнул с кресла, но не сбежал, а встал рядом и вцепился в подлокотник.    Селена решила, что лучше отойдёт к дивану, на котором сидит Хоста. Насколько она знала Колра, мальчика-дракона он не обидит. Инстинктивно она чуяла, что двум драконам, маленькому и взрослому, надо познакомиться наедине.    Колр присел на край кресла, всем телом развернувшись к Ригану. Негромко что-то спросил. Риган, поколебавшись, коротко ответил. Как ни странно, это успокоило Селену до такой степени, что она больше не стала присматриваться к обоим, зная, что они чувствуют направленный любопытный взгляд и могут закрыться. Только изредка посматривала в их сторону. Видела, как Колр положил ладонь на приподнятое увечьем плечо Ригана. Потом Риган оказался сидящим в том же кресле - лицом к Колру. И говорил мальчик-дракон, отвечая на вопросы чёрного дракона, уже уверенней.    А потом Селена заговорилась с Хостой, кивнула уходящему Джарри, ответила на вопросы прибежавшей за помощью Ирмы...    - Леди С-селена... - Раздалось над ухом. Оказывается, она даже не заметила, как подошёл чёрный дракон. - У вас-с не найдётс-ся небольш-шого одеяла?    Она не стала спрашивать зачем. Колр о пустяковом не спросит. Только не успела подняться, как Хоста тихонько толкнула её на место и встала.    - Сама сбегаю. Сиди - с малышом-то.    Колр сказал, что подождёт рядом с Риганом, и ушёл к нему. А хозяйка дома внезапно сообразила, что хочет сделать чёрный дракон.    Мурашки по телу, как представила... Но ведь Колр, знакомый с историей появления Ригана, знал, что мальчика-дракона привезли притороченным к спине Вальгарда, словно некий груз. А сейчас...    - Вот, пожалуйста, - сказала Хоста, подбегая к драконам. - Подойдёт такое?    - С-спас-сибо. - Чёрный дракон взял мальчика за руку и пошёл к входной двери, перекинув сложенное одеяло через руку.    Вот тебе и белогривые лошадки... Селена, невольно улыбаясь, следила, как ковыляет Риган, как приутишивает свой шаг чёрный дракон, чтобы мальчик не чувствовал своей натянутой руки... Села Хоста, оглядываясь на дверь.    - Селена, он возьмёт его полетать?    - Очень надеюсь, - твёрдо сказала она. - Мне нужно, чтобы Риган привязался к Тёплой Норе. Чтобы не сбегал, когда повзрослеет. Сдаётся мне, молодые драконы, лишённые крыльев, погибали из-за одиночества. Риган должен знать: всё, что с ним ни случится, больно отзовётся на всех, кто его окружает. Когда в его сознании это будет закреплено, я буду спокойна за него.    Начали возвращаться мальчишки и девчонки, накатавшиеся на самокатах.    Селена только свысока хмыкнула: Мускари, возбуждённый и радостный, ввалился в гостиную, громко обсуждая гонки на самокатах с Гердом и Сильвестром - с оборотнями. Гора с плеч! Теперь не надо думать о том, не заартачился бы мальчишка-эльф, предложи они ему комнату рыболовов и оборотней, где как раз и можно поставить ещё одну кровать для него. С Космеей-то ладно. Она будет спать в комнате девочек, чья компания сама по себе - сплошной интернационал: Ринд - оборотень, Азалия - эльф, два человека - Анитра и Лада. Но девочка-эльф уже не только посидела с ними за одним столом, но и сдружилась. А вот с Мускари пока непонятно. Ясно только одно: ночевать он будет там, где ему скажут. Что ж. Уже хорошо.    Пока мальчишки и девчонки обсуждали катанье по деревенской улице, пока малышня потребовала послушать Ирму с новой песенкой, Селена, перекинувшись словом с Хостой, взяла корзину и вышла - к мастерской Мики. Сразу не зашла. Постояла на улице, перед Тёплой Норой, запрокинув голову к небу и следя за еле видной точкой. Она представила, как Риган, закутанный в одеяло, прижатый когтями чёрного дракона к горячему телу, восторженно смотрит на ночную землю, и какая же эта земля, еле видная в ночных тенях, маленькая и далёкая... До головокружительной жути.    В мастерской полным - и громким - ходом шло обсуждение трёх пентаклей. Здесь же сидел Бернар, которого заставили думать, какие пентакли лучше всего искать, если магия связана с перемещением во времени и в пространстве. Мика чуть не до пены у рта орал, что перемещение есть, но только сознания. Бернар предполагал, что уходит в прошлое только душа. А Коннор, мучительно морщась, спрашивал, как может уходить в прошлое только душа, если он остаётся здесь живым и невредимым. А если уходит сознание, то почему он, Коннор, может отвечать на задаваемые вопросы отсюда, когда он читает книги - там?    Хельми молчал, только смотрел мечтательно.    В конце концов, Мика почему-то обозлился именно на него.    - И чего ты ухмыляешься? Тут не знаешь, за какую ниточку потянуть, а ты всё...    Он споткнулся и зарычал, не зная, какое слово подобрать. Селена прикусила губу, чтобы не засмеяться. На ум пришло просторечное словечко "лыбишься", но когда она попробовала его озвучить в воображении, не получилось. Такого в этом мире нет. Придётся обозлённому Мике позаикаться, подбирая собственное.    А Хельми безмятежно ответил мальчишке-вампиру:    - Когда-нибудь мы вс-сё же рас-сколем этот ореш-шек - и тогда с-сами будем гулять по этой библиотеке. Поэтому я улыбаюс-сь - от предвкуш-шения.    - Гулять он будет, - проворчал Мика, но больше не приставал, пододвинув ему книгу с оберегами и велев снова пересмотреть все пентакли, подходящие под описание.    Селена заметила, что Бернар бросил взгляд на Мику. После чего едва заметно улыбнулся. А хозяйка места со вздохом напомнила братству, что пора и баиньки. Что завтра будет второй трудовой день из трёх предусмотренных.    Вместо трёх дней сажали картоши всего два с половиной. Энтузиазм обитателей Тёплой Норы, помноженный на энтузиазм деревенских магов, вытащивших из своих дворовых загашников всю свою сельскохозяйственную технику, дал свои результаты. Хотя "ясельникам" много работать не давали, гоняя их с поля так, что доходило до скандалов: обиженная до слёз Ирма орала, что хочет играть с картошами, потому что ей нравится. А втолковывания, что маленьким лучше посадкой не заниматься, вся её банда понимала так: их считают дурачками, которым нельзя доверить даже бросить картош в ямку. Не помогали даже утешения, что от картошных посадок отстранён и Коннор, плохо приходящий в себя после работы с некромагическими силами, которые он так легкомысленно пропустил через собственное тело. Тот всё время работы на полях сидел с Бернаром в мастерской Мики, изучая все книги в своей библиотеке и пробуя все варианты поиска по словам примерных заклинаний.    Бернар как-то сказал задумчиво Джарри и Селене:    - Он так истово ищет, что даже я забываю, какая это сложная и непостижимая вещь для любого мага - заклинания, связанные со временем и пространством. Одно дело, когда такими вещами занимается маг со знаниями и умениями Трисмегиста. Другое - когда мальчишка, набитый знаниями, в которых разбирается как дилетант.    После того как посадили картоши на поле семьи Сири, а посадили потому, что поле оказалось на пути к остальным - и чего пропускать? - Вук с племянниками присоединился к компании, которая быстро и сильно двигалась по всем полям деревни. Старшие мальчишки Тёплой Норы снисходительно и насторожённо посматривали на зеленовато-синие лица побитых оборотней, но помалкивали. Работают со всеми - и ладно.    Вук заходил в Тёплую Нору каждое утро перед поездкой в пригород. Рассказывал, что Сири угрюмо молчит, но явно перепуган перспективой стать одичавшим и не сопротивляется странному для него положению подчинённого. Его, Вука, в качестве временного главы семьи, он принял спокойно. Оба продолжают ездить на работу, на пригородные стройки. А ещё, помявшись, Вук предложил:    - Леди Селена, у вас есть ребята, которые могут заработать на этих стройках. По-настоящему работать им никто не даст, но на подхвате нам по мелочи многого не хватает. Может, подумаете, кого можно отпускать с нами хотя бы после обеда? Платить им, конечно, будут мало, но всё же заработать они смогут.    Вспомнив ботинки Гардена, Селена пообещала подумать.    Вдохновлённые быстрой посадкой, маги после обеда пришли к Тёплой Норе и на волне всё того же трудового энтузиазма помогли Джарри и Вилмору закончить пристрой. Так что к вечеру счастливый Веткин командовал недовольным Камом, которому пришлось перетаскивать постельное бельё в ящики встроенных шкафов, вместо того чтобы усесться у своего любимого гончарного круга.    Впрочем, долго перетаскивать не пришлось. "Ясельники" обрадовались, что появилось новое помещение, в котором можно будет прятаться, если что, и вся толпа малышни принялась за работу. Бегал со всеми, прижав небольшие стопки белья к животу, даже Риган, счастливый после ночного полёта с чёрным драконом. Селена сначала обрадовалась его участию в общем деле Тёплой Норы, но вскоре сбежала, не в силах смотреть, как, прихрамывая, ковыляет мальчик-дракон, то и дело перекашиваясь набок. Сердце заболело... Вспоминая потом виденное, она вдруг подумала, что остальных "ясельников" внешняя искалеченность Ригана не смущала. Возможно, навидавшись разного, например, поразительное зрелище "слепого" Гардена, уцепившегося за плечо Орвара, малышня спокойно воспринимала и мальчика-дракона. Придя к такому выводу, хозяйка места почувствовала стыд: дети - нормально общаются с Риганом, а она, видите ли, такая неженка, что смотреть на его передвижения не может!    А на следующее утро после посадок, в септиму, в выходной, Коннор вошёл в кабинет родителей и сказал:    - Мы нашли все три пентакля. Все заклинания я записал. Нашли записи самого Трисмегиста. Его записи о ритуале соответствует тому, что знаем мы. Что делать дальше? С кого начнём перемещение в мою библиотеку?    - С меня, - сказал Джарри. И объяснил: - У нас с тобой в чём-то родственная сила, после того как мы перекачивали друг через друга силы машинных демонов в защитную изгородь. Мне будет легче. Бернар знает?    - Знает. И Колр тоже. И Ривер.    - Ну, под наблюдением таких компетентных людей, я думаю, провести ритуал будет несложно, - усмехнулся Джарри.    Когда Коннор ушёл, Селена с дрожью в голосе, чего сдержать не сумела, спросила:    - А если ритуал пойдёт не так? Если тебя перебросят в такое время или место, откуда потом... не докричаться? Что тогда?    - Не забывай, что уже Коннор участвовал в довольно странных ритуалах, вроде вызова Гардена с лесных опушек эльфийского мира магии, - возразил Джарри и обнял её. - Не бойся, Селена. Там, в мастерской Мики, Трисмегиста заменят лучшие маги среди нас. Где работал он один - магов будет несколько. И уж меня они точно вытащат, случись что не так. Не забывай, что братство - это сплошные гении. Ты лучше, моя семейная, представляй, как ты тоже однажды окажешься в удивительной библиотеке, где встретишь меня. Странно и... - Он помолчал, поглаживая её плечи. - И великолепно. Правда?    - Правда, - выдохнула она. - Но лучше, если ты вернёшься, чтобы рассказать, как там всё. Джарри, я так тебя люблю...    - Семейная моя... - Тёплые губы Джарри скользнули по её щеке. Тёплый воздух согрел её ухо, когда он сказал ей, прижимаясь щекой к щеке: - Знаешь, я вернусь. Обязательно. Потому что мне тоже нравится это говорить: Селена, я так люблю тебя... Как хорошо, что ты появилась здесь и рядом со мной.       21       Как ни странно, искать напрямую записи Трисмегиста предложил Колин.    Хотя что странного? Ведь мальчишку-оборотня тоже коснулась атмосфера творческого поиска побратимов. Отличие его мышления от остальных оказалось в том, что ребята слишком много знали и пытались искать сложно, бродя в тумане множества предположений о магических свойствах перемещения во времени и в пространстве. Зато воображение Колина подкинуло картинку: таинственный и могущественный эльф Трисмегист украдкой и с оглядкой придумывает ритуал, чтобы с помощью Коннора спасти книги, которые ещё не успели сжечь вампиры. И мальчишка-оборотень так ярко увидел эту картинку, что сразу решил: без записей Трисмегист не обошёлся. Ведь нетрудно представить, что ритуал с заклинаниями эльф собирал из нескольких книг. Всего не запомнишь.    Коннор выслушал Колина, который привычно заикался от смущения, и "ушёл" в библиотеку. "Вернулся" совершенно ошалевший. Обнаружил две тетради, да ещё со вложенными в них листочками!    Потом выяснилось, что Коннор ошалел не оттого, что нашёл записи. Последние, ко всему прочему, оказались личным дневником Трисмегиста. И относится этот дневник точнёхонько ко времени его знакомства с Коннором. Писал дневник Трисмегист на языке эльфийских первомагов, а кое-где пользовался и старым драконьим. Так что, попытайся вампиры прочитать его, - не сумели бы разобрать ни слова. Но, видимо, на всякий случай после бегства Трисмегиста грабители положили его дневниковые записи в ту самую припрятанную в подвале библиотеку.    Мальчишка хотел прочитать записи втихаря, но был так взбудоражен, что забылся. Он ушёл в библиотеку и читал дневники ночью, полагая, что все спят. И при этом забыл надеть блокирующее кольцо. И братство, а также Риган, читало записи Трисмегиста вместе с ним.    Всё оказалось именно так, как они предполагали.    Трисмегисту, погружённому в магические науки, вампиры легко запудрили мозги. Они убедили учёного, что пытаются спасти наследие прошлого, найденное в заброшенных домах или выторгованное за бесценок у букинистов.    Но потом Трисмегист, и впрямь часто оторванный от реальности, начал прозревать. Сначала он видел, что вампиры и эльфы и в самом деле вроде как собирают древние книги и артефакты, спасая их от невежественных существ, из рук которых якобы вырваны все эти предметы. Но даже он заметил, что в лаборатории, где он изучал и сортировал старинные артефакты и книги, вампиров становится больше, в то время как эльфы постепенно куда-то бесследно исчезают. И однажды один из последних эльфов, с кем он ещё общался, тайком поделился своими опасениями: возможно, роскошную библиотеку древних книг, собранных в одном месте, вампиры готовят к уничтожению.    Хороших магов среди вампиров нет.    Трисмегист легко обманул своих сторожей и навестил ту самую библиотеку, спрятанную в подвале одного из пригородных домов. В ней он бывал не раз, составляя её каталог по просьбе вампиров. Пока шёл по подвальному коридору, почуял что-то неладное за одной из закрытых дверей. Легко взломал замок - точней, заставил его открыться, и вошёл. Своё потрясение он передал лаконично: "Они сжигали здесь книги и тех эльфов, которых обманули так же, как меня. Я не понимаю, как можно быть живым и делать такое с другими живыми".    А когда он выбрался из подвала, на улице его ждало другое потрясение: "Я вышел в войну".    Но до лаборатории Трисмегист добрался беспрепятственно даже в той панике и смерти, которые кипели на улицах пригорода. А добраться он желал изо всех сил: теперь у него появилась задача - спасти библиотеку раритетных книг от грабителей. И он на ходу пытался продумать свои планы и действия. Главным для него оставался вопрос: когда вампиры собираются уничтожить магические книги?    А вечером ему привезли мальчика, оглушённого - физически, из-за аварии, и душевно - из-за потери родных, чего Коннор тогда в полной мере из-за своего состояния не понимал. Мальчик оказался с сильным даром к некромантии... Вампиры сказали Трисмегисту, что мальчик - круглый сирота. И предложили сделать из него сторожа и карту для сокровищ, которые они якобы собирались рассредоточить по нескольким местам, чтобы забрать потом, когда война с магическими машинами закончится и мальчика можно будет отдать правительству - вместе с теми метками, которые останутся у него в голове... Селена вдруг вспомнила, как однажды Коннор сказал ей: его собирались продать правительству. Он ведь и в самом деле думал, что машина с боевыми магами сопровождения идёт в город для продажи его, как оружия.    Трисмегист воспринял их задание с надеждой, что библиотеку они сжигать всё-таки не будут. Хотя бы сейчас. И первым делом ввёл мальчика в состояние осознанного, но ограниченного сна, в котором Коннор мог обучаться, но был лишён собственной воли, а значит, не видел никого: ни вампиров, ни самого Трисмегиста.    За два с половиной года старый эльф научил Коннора многому. Боевые навыки перемежались с навыками мгновенного восприятия наизусть, что пригодилось потом. В записях Трисмегиста было откровение, что он готовил мальчика как боевую машину для охраны книг. То есть, если вампиры захотят уничтожить библиотеку при Конноре, киборг вмешается и спасёт книги.    Сначала с думами о спасении библиотеки Трисмегист пошёл по трудному и долгому пути: он хотел провести киборга через ритуал, благодаря которому Коннор сможет запомнить содержимое всех награбленных книг. Но время поджимало. Перелистать или перекинуть для запоминания страницы всех книг перед глазами киборга старый эльф элементарно не успевал. Хотя и начал он с тех, которые помогли Коннору усвоить драконий и язык эльфийских первомагов. Поэтому Коннор "знал наизусть" все языки, на которых написаны древние книги - стоило при нём сказать лишь слово. Поэтому он "вспоминал" некоторые книги наизусть.    К тому же вампиры насторожились. Если раньше Трисмегиста выпускали на улицу подышать свежим воздухом, то теперь перестали - под предлогом скопления магических машин в пригороде. Он сам-то украдкой выходить мог, укрывшись иллюзией пустоты, но с Коннором выйти было трудно, и никакие магические увёртки не помогали. И старый маг понял, что лучше поднапрячь мозги и найти иной выход. Такой, при котором книги, даже уничтоженные, останутся целыми - во времени и в пространстве. Пусть и заключёнными в мозгах маленького киборга.    На отдельных листах были выписки из других книг, как и предположил Колин.    К счастью, они оказались пронумерованными и представляли собой этапы ритуала, который раз и навсегда по нужному сигналу вводил Коннора в прошлое, где ещё была библиотека. Кроме всего прочего, в конце последнего листа имелась запись, что ритуал Трисмегист сначала опробовал на себе.    Кстати, среди страниц дневниковых записей нашлись страницы, объясняющие, почему Коннор мог легко притворяться тупой машиной - с вампирами, которые его использовали. Предосторожность на всякий случай, чтобы мальчик не погиб: человеческое сознание включалось сразу вместе с паролем, который использовали вампиры, чтобы разбудить в нём киборга.    И физическая подготовка Коннора оказалась на высоте не потому, что была основана на использовании введённых в него машинных деталей, а потому, что в осознанном сне он занимался специальной гимнастикой, придуманной для него Трисмегистом. То есть старый маг сделал всё, чтобы мальчишка выжил в войне не только с магическими машинами, но и со своими невольными хозяевами.    ... Коннор сидел за рабочим столом Мики и, застыв, смотрел на стопку отдельных листочков, которые переписал утром Мирт своим чётким крупным почерком под его диктовку из библиотеки.    А братство - сочувственно на него.    Джарри, сидевший напротив, резко сказал:    - Не буду сочувствовать. Ты это уже пережил. Теперь то, что ты узнал, - это твоё прошлое, которого ты был лишён до сих пор. Думаю, тебе надо радоваться. Ведь теперь-то ты знаешь, что было с тобой в течение лет, выпавших из твоей памяти или заблокированных Трисмегистом под осознанный сон. Хотя бы примерно. У нас есть время до завтрака. Попробуешь ввести меня в свою библиотеку?    Мальчишка только вздохнул.    - Но почему он так со мной? Помог бы просто бежать...    - Коннор, ну взгляни ты на это дело с высоты своих нынешних лет, - предложил Джарри. - Трисмегист знал, что ты сирота. Тебе тогда было еле-еле десять лет. Сумел бы ты в пригороде продержаться хоть пару дней среди магических машин? Один?.. Не думаю. А так Трисмегист решил сразу две задачи. Он дал тебе возможность стать сильным и умным. И он спас книги. Так что... Давай-ка начнём ритуал.    - Почему вы, Джарри? - ворчливо спросил Бернар, сидевший тут же. - Мне ничего не грозит, если я первый попробую подвергнуться ритуалу Трисмегиста.    - Вам нельзя, Бернар, - твёрдо сказала Селена. - Вы единственный, кто знает ветеранов из ордена Белой Стены, хоть и шапочно. А Белостенные нам нужны. Они эльфы-расисты. Только такие сумеют сделать всё, что нужно, с артефактами и книгами, принадлежавшими ранее другим семьям, и вознести свою расу снова на вершины правления в городе. Второй войны - из-за вампиров - я не хочу пережить.    Бернар улыбнулся и пожал плечами. Но в глазах всё ещё горел нетерпеливый огонёк - и Селена поняла старого эльфа: проторит дорогу в библиотеку Джарри - следующим будет он, Бернар.    - С чего начнём? - вздохнул Джарри.    Уже изучивший бумаги Колр кивнул в сторону, где рядом с гончарным кругом Кама стояло кресло из гостиной.    - С-сиденье для вас-с принес-сли. С-садитесь. Коннор вс-станет позади. Он будет держать нить, за которую вытащит вас-с, если ритуал пойдёт не так.    - В каком-то смысле вам повезло, что Коннор не один, - снова буркнул Бернар. - Братство будет держать вас за эту нить очень крепко. Леди Селена. Не бояться.    - Хорошо, не буду, - подавляя страх хотя бы в голосе, откликнулась хозяйка места.    Хотя Джарри всего лишь сел в кресло, а позади него встал Коннор, положивший на плечи отца ладони, Селена не могла унять крупную дрожь, пока к ней с обеих сторон, не сговариваясь, не подошли Мирт и Хельми.    На подлокотники кресла, под руки Джарри, положили два пентакля, грубо, на скорую руку, сработанных Микой. Селена знала, что главное не отделка, а знаки и слова, вырезанные внутри каждого из пентаклей. Грубая отделка ритуалу не помешает, потому что слова нужных заклинаний будет произносить дракон...    Третий артефакт повесили на грудь боевого мага.    Он закрыл глаза.    Колр встал перед ним, и Коннор тоже закрыл глаза.    Бернар торопливо зажёг свечи и поставил два канделябра на те же подлокотники.    Мальчишки быстро расставили остальные подсвечники вокруг кресла.    Колр оглядел приготовленное и, выдохнув, начал считывать слова с листочков Трисмегиста, постепенно откладывая их один за другим.    Слушая монотонный низкий голос чёрного дракона, Селена терялась в догадках, чего ожидать. И в то же время поражалась: неужели над семейным всего лишь произнесут слова заклинания - и он тоже станет владельцем раритетной библиотеки? Нет, он, конечно, не будет таким, как Коннор. Ведь Коннор может сразу находить нужную книгу - Трисмегист каталог-то успел сделать и ввести в голову своего невольного ученика. Но ведь Джарри сможет не один раз гулять по этой библиотеке и запомнит расположение книг на стеллажах на будущее...    Неожиданно свет исчез. Нет, свечи не потухли. Огонь просто пропал.    Остался лишь полумрак, в котором были видны силуэты присутствующих. Смутный свет появился из-за тонких солнечных лучей, пробивающихся сквозь неплотно подогнанные доски мастерской.    Дракон продолжал читать заклинания, не обращая внимания на отсутствие света.    Спустя какое-то время свет появился. Но не свечи. Под руками Джарри затеплилось смутно оранжевое сияние, которое постепенно охватило его руки. Чуть позже туманным жёлтым засиял пентакль на его груди. Правда, он светился не равномерно, как те, что под руками. От него пошли по нарастающей пять лучей - от пентаграммы внутри пентакля, сообразила Селена, затаив дыхание. Когда два жёлтых луча скользнули по плечам боевого мага, они встретились с оранжевым сиянием. Другие два луча двумя потоками устремились по ногам Джарри, а пятый застыл перед его лицом...    И снова темнота. Пентакли погасли.    Прислушавшись к странным ощущениям, Селена поняла, что внутри мастерской скапливается необычная сила. Она сгустившимся воздухом, словно подобием воды, заполняла мастерскую Мики. Эта сила легко покачивала всех присутствующих, кроме неподвижно сидящего Джарри и замершего за ним Коннора. С трудом стоял на ногах даже чёрный дракон.    Все вздрогнули, а кое-кто и охнул от неожиданности, когда в углу мастерской что-то с металлическим грохотом обвалилось. На полуслове замолчал даже ошеломлённый Колр. Потом, видимо, как и остальные, понял, что из-за сгущённой в воздухе силы упали детали магических машин, груда которых до сих пор громоздилась в углу мастерской... Селена слышала, как другие перевели дыхание... Но её сердце больно подскакивало ещё долго. Слишком уж неожиданно.    Потом стало так тихо, что Селена несколько раз сглотнула, думая, не заложило ли у неё уши. Тишина, да ещё в темноте давила.    Резко оглянулась. Появился странный свет, в котором стало видно, как стены мастерской вдруг поплыли, мягко изгибаясь.    - Дай мне руку, - внезапно сказал Коннор сонным голосом. - Я сам проведу тебя к стеллажам. Так легче.    - Веди, - отозвался Джарри.    Оба не шевельнулись после коротких реплик, и Селена с замирающим сердцем сообразила, что они оба в той самой библиотеке.    Свечные огни выпрыгнули, будто из ниоткуда, и успокоились - так обыденно, словно и не пропадали.    Колр продолжал читать заклинания.    Оглядевшись, Селена увидела напряжённые, сморщенные от старания лица Хельми и Мирта. Закрыв глаза, они, будучи самыми сильными магами внутри братства, пытались пробиться к Коннору и Джарри. Но кровь, связующая братство, на этот раз не помогала.    - Вот каталог. Он всегда лежит здесь, - монотонно сказал Коннор. - Запоминай. Ты можешь его положить куда угодно, но всегда будешь возвращаться в одну и ту же временную точку входа. Но учти, что в нём все книги, которые были здесь, пока их не начали уничтожать. Если книгу из каталога не нашёл, значит, она сожжена.    Почти одновременно с концом его реплики чёрный дракон замолчал.    - Выходим, - уже обыденно сказал мальчишка-некромант. - Запомнил слово входа? Теперь тебе надо будет только подумать о нём - и ты здесь.    И оба открыли глаза.    - Фу-у, - выдохнул Мика и бросился к двери - открыть и впустить свет солнца.    Мирт и Хельми подошли к двум оконцам и распахнули занавески.    Потом все снова очутились за рабочим столом и долго молчали, слабо улыбаясь и глядя на заметно ошарашенного и взволнованного Джарри. Он и заговорил первым:    - Я не верил. Прости меня, Коннор, но я не верил!    - Да... Мне легче, - задумчиво сказал мальчишка-некромант. - Я с этим знанием очнулся. И жил с ним. Пожалуй, Джарри, ты прав. Трисмегист сделал мне не подарок. Он сделал мне жизнь - пусть так и не говорят. Я попробовал представить, пока был в темноте, что бы со мной было на улицах пригорода. Тогдашнему мне не выжить бы там. Я был слаб. Привык к семье, где родители обо мне беспокоились, как о всяком ребёнке моего возраста. Я не умел драться. Не умел прятаться. Может, и научился бы... Но...    - Но тогда бы не выжил я, - сказал Мирт. - И ещё десять ребят, которых ты вытащил из пасти парочки магических машин. Прости, Коннор. Но я благодарен Трисмегисту за тебя. Что ты, именно таким, появился в нужное время рядом со мной. И ещё. Только такой ты сумел защитить меня, когда пришла пора моей инициации.    Коннор покосился на мальчишку-эльфа и вздохнул.    - Принимай так, маг Коннор, - сказал чёрный дракон. - Твоего прош-шлого не вернуть и не изменить даже Трис-смегис-сту. Примирис-сь с-с этим прош-шлым как с-с ф-фактом. И живи дальш-ше.    - Спасибо, - нехотя улыбнулся Коннор.    Но Селене не терпелось поспрашивать.    - И это всё? - удивлённо сказала она. - Так легко? Ритуал с оборотнями внешне был гораздо более потрясающим. А здесь... Выглядит очень легко.    - Потому легко и выглядит, леди Селена, что ритуал придуман весьма могущественным магом, который, в отличие от нас, знает многое, - отозвался Бернар. - И не только знает, но и умеет сочетать нужные знаки, артефакты и заклинания. Он учёл всё. И опробовал сам этот ритуал. Обратите внимание: мальчик Коннор нашёл записи Трисмегиста, которых не должно быть в библиотеке. Ведь эти тетради попали в неё после бегства мага. Что сделал Трисмегист? Он дал Коннору определённую временную точку входа в библиотеку, отодвинув некоторое время, чтобы в библиотеку попали и другие книги. А ведь маг... - мечтательно улыбнулся старый эльф. - Однажды мог бы столкнуться с Коннором в этой библиотеке.    - Подождите, - изумлённо сказал Джарри. - Мы все можем попадать в это место в одно и то же время? И встречаться там?    - При условии, что и здесь в одно и то же время будем заходить в него, - уточнил Бернар. - Далее. В записях Трисмегиста этого нет. Но вы все должны помнить о мерах предосторожности: уходить в библиотеку можно лишь тогда, когда вы сами в безопасности. То есть - будучи в закрытом помещении. Или если рядом с вами те, кому вы доверяете. Не забывайте, что в момент перехода ваше тело становится уязвимым.    Негромко переговариваясь, они вышли из мастерской и вместе, исключая Колра, поспешившего к себе, вошли в Тёплую Нору, в столовую. Уже сидя за столом, Селена задумчиво сказала:    - Надеюсь, меня поймут все. Сначала мы проведём ритуал со всеми, кто считает, что ему нужен доступ к этим книгам. А потом едем к Белостенным.    - Из-за меня? - спросил Коннор.    Братство пододвинуло свой стол к столу взрослых, чему никто в столовой не удивился, кроме новичков, которые заинтригованно поглядывали в их сторону.    - Нет. Точней... Не только из-за тебя. Бернар, вы сумеете сказать, почему вам так хочется добиться доступа к этим книгам?    - Это счастье для любого эльфа - прикоснуться к святыням собственной древней магии, - медленно сказал старый эльф. - Осторожно переворачивать старинные страницы - и чувствовать за ними историю нашей магии. Наполняться силой, которая спрятана в них. Я ощущаю благоговение при одной мысли о том, что вскоре смогу бродить по комнате с книгами, которые сами по себе - история и сокровище.    - А теперь Коннор, представь, что такое эти книги для Ривера, например, - предложил Джарри, который всё улыбался и не мог стать серьёзным. - Эльфийская магия, конечно своеобразна, но и человек сумеет найти применение некоторым из её методик. А потом туда войдёт Мирт. Мирт, как думаешь: а тебе нужна ли эта библиотека?    Мальчишка-эльф только просиял в ответ.    - В общем, - заключил Джарри, - Селена права только в одном: Белостенные получат библиотеку, но от меня. Мы не хотим подвергать тебя малейшей опасности со стороны тех, кто захочет узнать, что ещё есть в твоей голове. А вопрос от ордена Белой стены, откуда эта способность - входить в библиотеку с древними книгами эльфийских магов, я ожидаю и продумываю уже сейчас.    - Кстати, да, - забеспокоилась Селена. - Какое обоснование придумаем? - И тихо рассмеялась.    - Ты что, Селена? - заинтересовался Мика.    - Да я вспомнила старый фильм из своего мира. Когда одного героя спросили, каким образом в его повязке на руке оказалось огромное богатство из драгоценных камней, он ответил просто: "Упал, очнулся, гипс!" То есть знать ничего не знаю - всё произошло без меня и моего участия!    За столом посмеялись. А потом Бернар покачал головой.    - С Белостенными, к сожалению, это не пройдёт. Они и в самом деле залезут в голову Джарри, чтобы выяснить всю подноготную. И узнают, что он получил магический вход от Коннора. Надо придумать что-то другое.    Некоторое время все ели в молчании, поглядывая за столами с подростками и с "ясельниками". Наконец Коннор предложил, глядя на старого эльфа:    - Вы говорите - они строго соблюдают древнейшие правила и законы эльфов. Бернар, а есть у них такой закон: если с них взяли клятву - они должны её придерживаться? Ну, сначала с них взять клятву, что они будут знать всё об этой библиотеке - и ничего больше обо мне?    - Хороший ход, - после недолгого раздумья согласился Бернар.    - Но тогда будет ещё одно условие, - сердито сказала Селена. - Я мать, и они должны понимать это. Всё, что будет с моим сыном в стенах их храма, произойдёт только в моём присутствии.    Коннор протянул руку через стол и сжал ей ладонь.    - И в наш-шем, - добавил Хельми. Улыбнулся. - Они же с-сразу не узнают, что мы братс-ство. Вот и будем наблюдать, ес-сли что.    - Весь ритуал занял полчаса, - сказал Мика и насторожённо посмотрел на взрослых, а потом скосился на Коннора. - А мы? Мы: я, Колин - будем проходить ритуал? Мне тоже хочется увидеть эти книги. Ведь рисунков там больше, чем в книге Александрита.    - Бернар, это возможно? - спросила Селена. - Сделать библиотеку доступной для всех? Например, мы там найдём книги, которые, Мускари считает, сгорели? А если пожар был только прикрытием для грабежа? Если книги в библиотеке, то кто-то будет диктовать Мускари, а он восстанавливать семейную библиотеку. Или наоборот. Колин читает медленно - Мускари как раз быстро и запишет.    - Думаю, можно... - Старый эльф вдруг побледнел, слабо улыбаясь. - Какие возможности открывает эта библиотека! В сущности, вход в неё - это доступ к огромным силам. А ведь кроме библиотеки мы отдадим ордену Белой Стены и настоящие книги с артефактами, которые они смогут свободно передать семьям-владельцам!    Мика хлопнул Колина по подставленной ладони. Для младших представителей братства вся эта история больше была похожей на приключение или на авантюру. Мика, например, понимала Селена, стремился в библиотеку, чтобы получить не рисунки, а именно для того, чтобы проникнуть в нечто волшебное. Колин - по той же причине.    Только она так решила, как Мика вдруг нахмурился.    - Эй, Коннор, тебе придётся научить нас этому языку! Ну, эльфийских первомагов!    - Зачем? - удивился мальчишка-некромант.    - А смысл тогда в нашем появлении там? - обиделся Мика. - Я хочу понимать то, что написано в тех книгах!    - Мика, не бойся. Ты будешь всё понимать, - пообещал Мирт. - Я ведь тоже не знаю этого языка. И ребята тоже. Будем учиться вместе.    Мика успокоился, а Селена приподняла брови: ишь, а она-то о них думала - сплошное приключение!.. На движение в столовой она откликнулась сразу: к ним, прихрамывая, шёл Риган. Он так раскачивался, что Вильма, встревоженно следившая за своим новым воспитанником, то и дело дёргалась в его сторону. Наконец, мальчик-дракон, опасно покачиваясь, дошагал до стола, до стула, на котором сидел Коннор.    В отличие от своих ровесников, из-за травмы Риган выглядел не десятилетним, а лет шести-семи. Во всяком случае, мальчишка-некромант спокойно поднял его и усадил к себе на колено. Мальчик-дракон поднял к нему глаза.    - Расскажеш-шь про то, как ты с-сбежал от них? Ну про то, как наш-шёл Мирта и ос-стальных-х? - И объяснил: - Когда ты доч-читал про лаб... - Он запнулся. - Когда доч-читал, ты ус-снул, и я видел немного, как ты бежал между выс-сокими домами. Расскажи.    Коннор вопросительно взглянул на Мирта. Тот, улыбаясь, пожал плечами.    - Когда закончим проводить магические ритуалы со всеми, кто хочет попасть в твою библиотеку именно сейчас, - твёрдо сказала Селена, - вечером Коннор расскажет о своём блуждании по пригороду не только тебе, Риган. Если он согласен, я тоже хочу узнать, как ты собрал свою команду.    - Да ничего такого... - уже неуверенно сказал Коннор. А потом махнул рукой. - Ладно. Расскажу. Если что забуду - Мирт подскажет и дополнит. Его я нашёл первым.       22       За новостями Ривер обычно приходил каждое утро, после завтрака.    - Идёт! - завопил Мика, стороживший у окна, и братство бросилось навстречу магу - по яркому впечатлению Селены, радостно "поскакало", - рассказывать о прорыве с библиотекой.    Выглядывая в окно, Селена не могла удержаться от улыбки.    Маг застыл на мгновения, пока окружившие его мальчишки взахлёб вываливали новости о Джарри и его входе в книжный храм, а потом сам едва не побежал в окружении братства к Тёплой Норе... Селена вздохнула. Ладно хоть, в доме почти пусто.    Сегодня утроили дополнительный выходной к септиме, чтобы маленький народ прочувствовал радость после огородных работ. О чём и объявили во время завтрака.    На десерт домовые напекли сладкие пирожки с творогом и сварили кисель из картошного крахмала и намоченных на ночь сушёных яблок. В учебном доме Асдис пообещала единственный урок для всех - урок парных танцев, чему обрадовались не только девочки, но и Селена. Очень было любопытно, как танцуют в этом мире. Да и появится ещё одна причина при всех бывать с Джарри "наедине", как часто бывает вообще во время танца. Мальчишки, естественно поворчали, но жёстко отказываться не стали. Молодёжь: Корунд с Азалией, Александрит с Анитрой, Вилмор с Ринд - счастливо запереглядывались, когда Асдис попросила их помочь в обучении.    Мальчишки-рыболовы разрывались между обычным, но таким притягательным бдением с удочками на пруду, на пароме, - и гонками на самокатах. Самокатчики получили задание - катать "ясельников" час, а потом их транспорт будет свободным на весь день. Повесивших нос "ясельников": "У-у! Всего ча-ас!" приободрил Джарри, пообещавший покатать их потом по деревенским улицам на машине. А Мика, собравшись с силами, тоже разрываясь, но только между делами в мастерской и желанием быть таким же щедрым, как Джарри, пообещал покатать самых маленьких на своей "лодке".    Бернар после обеда и перед "тихим часом" собирался повести своих травников к Лесной изгороди - посмотреть первые травы и цветы. Селена втихаря думала о пикнике там же для всех, но пока помалкивала. Нет, одичавших можно больше не опасаться. И мародёры вряд ли подойдут к группе существ и людей, которые проводят время на солнышке при лесочке и под охраной сильных мужчин. Нет, она просто побаивалась сглазить хорошую задумку. И что вдруг стала суеверной? И признавалась себе: из-за того же, чем Лесная изгородь притягивает к себе Люцию, которая помнит, чем однажды закончился пикник у леса...    И надо всеми мыслями Селены будто летало радостное неведомое существо, которое во всё горло вопило: "Коннор теперь в безопасности! Теперь не только он будет носителем раритетной библиотеки! Теперь никто не пристанет к нему, чтобы взломать его мозги и вытащить из них не только сведения о древних книгах, но и о том, как эти сведения к нему попали! А вместе со всем этим никто не вытащит из мальчика его разум!"    Она даже не подозревала, насколько было сильным чувство страха за мальчишку-некроманта, за старшего сына. Не подозревала, пока затаённый в душе ужас не отступил.    В гостиной сидели Бернар и Мускари - на одном диване. Причём старый эльф спрашивал о чём-то мальчишку, а тот отвечал, но медленно, так как Бернар за ним записывал под диктовку. Подумав немного, Селена вспомнила, что старый эльф пообещал братству узнать, какие книги были сожжены в старом поместье родичей Мускари.    В гостиной появились возбуждённые мальчишки и Ривер. Тот, сияя от радости и в то же время вполне объяснимого недоверия, сразу пошёл к ней.    - Леди Селена, это правда? Доброго утра! Это правда? - невнятно переспрашивал он, одновременно вспоминая о вежливости. - Уже сегодня можно будет?..    - Не знаю, как насчёт "уже сегодня", - вмешался Бернар, - но мне обещали, что следующим буду я!    - Да разве я возражаю, уважаемый Бернар? - с облегчением сказал маг. - С нами ведь возиться долго не придётся. Я хочу посмотреть, как проводится ритуал входа, потом испытать его на себе. Надеюсь, я смогу повторить его на коллегах и соседях уже самостоятельно? Вообще-то, я именно на это рассчитываю, чтобы всё прошло побыстрей и чтобы не утруждать вас проведением ритуала для всех желающих.    - Хорошая идея - провести его самому, - удивился Коннор. - А я и не сообразил, что так тоже можно.    - Маг Коннор! - окликнул его Бернар. - Подойдите. Вот список. Вы можете посмотреть в каталоге, есть ли в вашей библиотеке такие книги? В нашем списке спасённых их, увы, нет.    Все знали, что старый эльф наизусть знает названия всех книг, вытащенных из подвального тайника. И, если он сказал, что их нет, значит - так и есть.    Изумлённый Мускари смотрел на Коннора. Он ещё почти ничего не знал, имея смутное представление о мальчишке-некроманте. Хотя при нём и была сказана пара слов о способностях и возможностях Коннора... Коннор подошёл и присел рядом. В гостиной все затихли. Мальчишка взглянул на поданный ему список и кивнул. Взгляд, упёртый в тетрадь Бернара, постепенно стал несфокусированным.    - Мне нужно проверить не только по каталогу, - без интонации прозвучал голос мальчишки, - но и посмотреть на полках. Ведь их могли сжечь уже после грабежа. По каталогу есть треть книг из этого списка. Хватит этой информации?    - Что значит - есть треть из списка? - побледнев, со страхом глядя на Коннора, "вернувшегося" из неизвестности, спросил Мускари.    - Это значит, что в скором времени тебе придётся переписывать своей рукой книги твоей семьи, - торжественно сказал Бернар, не выдержал - и счастливо засмеялся.    Ривер с такой завистью смотрел на Коннора, что Селена, улыбаясь, подумала: "Как только деревенский маг освоит ритуал перехода в библиотеку Коннора, он поможет нам провести туда и тех, кого не успеем ввести мы".    До обеда, между спешными делами по Тёплой Норе, Бернар и Ривер получили личный доступ к библиотеке, прячущейся в прошлом. Бернар немедленно удалился в свою комнату - проверять список Мускари и искать, с какой книги тот начнёт восстанавливать свою личную библиотеку. А Ривер, получив инструкцию по ритуалу и чертежи пентаклей, бегом помчался к своим соседям, заранее предупреждённым о возможности получить новые книги по старинной, даже древней магии.    Остальные же начали подготовку к обеду, который, как и предполагала Селена, решились провести на природе.    - Пикник! Ура! - завизжала Ирма, услышав о Лесной изгороди.    - Это ч-что? - озадаченно спросил Риган, даже забыв успокоить, по своему обыкновению, слишком громкую волчишку.    - Мы возьмём много мяса - вкусного! - и будем сидеть на траве, - принялась рассказывать Ирма, а её верные телохранители и приятели радостно поддакивали. - Ну, не совсем, конечно, на траве. На покрывалках посидим. Будем есть вкусненькое и любоваться природой. Селена, я правильно сказала?    - Правильно-правильно, Ирма.    - А ещё будем играть во всякие игры! - добавила волчишка мечтательно.    - Ага, ты захватишь свою лииру и подыграешь нам, - сказала Вильма. - А мы потанцуем! Здорово это всё-таки - танцевать! Спасибо Асдис, что научила!    - Ага, я буду играть, а вы танцевать? - обиделась Ирма. - Я тоже хочу! У меня тоже получается танцевать! Берилл, правда?    - Правда, - пробурчал мальчик-вампир, которому волчишка оттоптала все ноги, пока училась танцевать подобие вальса, как поняла Селена.    К Лесной изгороди отправились на всё тех же двух машинах, потому что, несмотря на возросшее количество обитателей Тёплой Норы, большинство мальчишек постарше предпочло поехать на самокатах. Как они заявили - попробуют освоить и здешние склоны ближе к опушке леса. Так что в машины спокойно погрузили пакеты со съестным и сложенные одеяла, чтобы не сидеть на холодной пока земле с небольшим, по весне, травяным покровом.    А потом Бернар, жутко довольный, повёл травников к возрождённому ими осенью лесочку. Оборотни мгновенно удрали подальше в лес, ближе к кабаньей заводи, куда немедленно пошли гулять и старшие эльфы. Туда направились и Колр с Амандой. Мальчишки-самокатчики прихватили свой транспорт и помчались на склон, обмениваясь впечатлениями о трамплинах. Селена не волновалась. Нервно смеясь над собой, она решила: есть Бернар, который им вправит все вывихи и переломы.    На покрывалах, кроме неё и Джарри с корзиной могучего Стеньки Разина, остались братство, Риган и Люция. Ирма со своей бандой носилась повсюду, часто заворачивая к месту пикника, чтобы отдохнуть, поесть, поделиться впечатлениями и снова умчаться...    - И кто из вас начнёт? - спросила Селена у мальчишек, поглядывая за волчишкой, которая сломя голову бросилась к группе Бернара. Берилл с трудом поспевал за нею, в отличие от двойняшек-оборотней, которые тоже обожали шастать везде.    - Наверное, я? - сказал Мирт, пожал плечами. - В общем-то, у меня всё, как у всех.    ... Начало бродяжьей истории в мгновения осиротевшего Мирта было похоже на историю Берилла. В пригороде лучше всех выживали группы оборотней и людей. Эти группы не очень любили вампиров и эльфов. Особенно последних. Эльфы были чаще изнеженными, слишком домашними. И толку от них никакого в тяжёлом деле выживания.    Сначала, после ужасов недельного одиночества, голодный и запуганный магическими машинами Мирт наткнулся на такую группу, в которой оборотни были большинством. Нехотя, но мальчишку-эльфа взяли. Из чистейшего милосердия, так как уже ясно было, что эльфы - плохие добытчики на оккупированной машинами территории. А ещё выяснилось, что они хуже всех адаптируются к опасности. На глазах Мирта ещё несколько взрослых эльфов, взятых из той же милости, погибли из-за неосторожности, не желая соблюдать правила, о которых им говорили те, кого они привыкли считать низшими. Спесь их убила, в общем.    Но Мирта накормили. И это стало основой для такой благодарности мальчишки-эльфа, что он решился подчиняться тем, кто умеет выживать в таком кошмаре. Будучи подростком, в котором семья не успела воспитать жёсткое высокомерие к низким расам, он быстро приспособился к жизни, в которой всегда было место быстрому подъёму с насиженного и стремительный драп - часто с перестрелкой: оборотни первыми сообразили прихватить оружие из полицейских участков пригорода. Но чаще был именно драп без оглядки. С такими машинами ни атака, ни оборона не помогали.    В первой группе не было людей-магов. И мальчишка-эльф, знавший примитивные магические штучки, которым успел научиться в детстве, использовался оборотнями и обычными людьми вовсю. Зажечь огонь, не пользуясь подручными средствами; узнать, пуста ли выбранная для ночлега квартира, - всё это стало его обязанностями. Он выполнял задания быстро и не задавая лишних вопросов - его кормили за это, и он знал, что не дармоед.    Два года он провёл в этой группе, пока однажды машины не обнаружили беглецов-выживальщиков в доме, из которого было трудно выбраться. Хуже, что к обычным бумбумам, крабам, в этом доме присоединилось живое серебро. А ещё хуже, что группу застали в подвале. Все ходы-выходы из дома оказались заблокированными. Выход был только через верхние этажи. Мирт стал последней надеждой для спасающихся: он мог провести туда, где не видел магической составляющей страшных машин.    Но был он недоучкой и не понимал, что машины отслеживают группу как раз-таки по его магии, пусть пока слабо развитой и трудно уловимой. Правда, преследование по его магии было недолгим. Визуальное видение также помогало магическим машинам преследовать живых, не говоря уже об обычном прослушивании шума, издаваемого ими. И группа таяла. Оборотни и люди всё поднимались этаж за этажом, собираясь добраться до последнего: высотные дома стояли здесь кучно - и беглецы надеялись успеть перескочить на крышу ближайшего дома.    На предпоследний этаж Мирт, плачущий от ужаса и жалости, выскочил один.    Группа растаяла, прикрывая его и пытаясь бежать следом.    И здесь его поймали две серебряные волны, перекрыв выход на лестницу и буквально заставив заскочить в квартиру. Они лениво втекали в комнату, в угол которой он забился, покоряясь своей участи быть убитым. Они ползли к нему с обеих сторон медленно, словно прекрасно понимая, что бежать маленькому беглецу уже некуда.    Он смотрел на волны серебра и жалел лишь об одном: он втиснулся в угол, от которого нет пути к окнам. Хоть бы выпрыгнуть - на отчаянное "а вдруг?!".    Неожиданный треск выстрелов на последнем этаже заставил мальчишку-эльфа задрать голову, а живое серебро приостановиться.    Выстрелы не прекращались, словно кто-то целенаправленно старался избавиться от патронов. Причём все выстрелы... Мирт не поверил глазам, но вжался в свой угол так, что спины заболела: выстрелы очерчивали точечный круг почти над ним.    А потом стрелять прекратили. Серебро нерешительно шевельнулось, словно в растерянности: то ли убивать попавшего в ловушку мальчишку, то ли посмотреть, что там, на последнем этаже, происходит.    Внезапный гулкий стук застал всех врасплох.    А потом с серой пылью и крошкой рухнул, прогрохотал пласт потолка, а вместе с ним упал кто-то небольшого роста, но упал странно - не до конца, и повис в воздухе, будто уцепившись ногами за край взорванного потолка.    - Руку! - сухо скомандовали сверху, из сплошного клубящегося тумана.    Кашляющий и чихающий Мирт немедленно поднял руку. Ладонь его цепко зажали, по ощущениям - в железных пальцах, а потом он, не веря своим глазам, был вознесён (выдернут?!) в облаке строительной пыли кверху.    Ещё больше он не поверил своим глазам, когда, будучи вздёрнутым на пол и укрепившимся на ногах, обнаружил рядом с собой серьёзного мальчишку - ниже ростом ("Как он сумел меня вытащить?!") и в полувоенной, как показалось, форме.    - Стоять можешь? - опять-таки сухо спросил мальчишка.    Мирт только кивнул.    Мальчишка подтолкнул его к стене, а затем дал ещё очередь из высунувшегося из рукава оружия. После чего снова топнул по полу.    Новый пласт пола-потолка обвалился на живое серебро.    А серьёзный мальчишка схватил Мирта за руку и быстро повёл за собой.    Мирт знал, что обрушенный на живое серебро потолок не убьёт магическую машину, зато остановит её. Серебро обычно никуда не направлялось, пока не соберётся в единую массу.    - Ты один или с группой? - спросил Мирт, пока они осторожно передвигались по краю пола к двери из комнаты.    - Моя группа погибла, - бесстрастно сказал неизвестный.    Мирт, естественно, не знал тогда, что серьёзный мальчишка говорит о группе сопровождения. Мальчишка-эльф и посочувствовал своему спасителю, и позавидовал ему: судя по чистой и добротной одежде, его группа была сильной.    Уже на крыше они огляделись, и, бывшее серьёзным, лицо неизвестного вдруг стало непроницаемо безразличным, когда он спросил:    - И что делаем дальше?    Вопросу, в котором прозвучало объединяющее их слово "делаем" Мирт обрадовался. Это был вопрос, ответ на который ему хорошо известен.    - Надо найти крышу дома, на который можно перебраться отсюда. Меня зовут Мирт. А тебя?    - Коннор, - ответил серьёзный мальчишка, огляделся, странно прищурив глаза, и кивнул: - У нас есть возможность перейти на тот дом.    Место, выбранное им, испугало Мирта: Коннор предполагал перебраться на соседний дом с помощью свисающих проводов, которые выглядели так, словно готовы вот-вот порваться. Мальчишка-эльф хотел было признаться в своём страхе и отказаться от опасного перехода. Но подавил ужас и покорился решительному голосу неизвестного, как раньше покорялся оборотням своей группы.    К его удивлению, выяснилось, что Коннор максимально комфортно сумел устроить переброску по проводам.    Но, очутившись подальше от опасности, серьёзный мальчишка повторил вопрос:    - Что делаем дальше?    У Мирта, внимательно взглянувшего на него, появилось странное впечатление: Коннор, несмотря на то что он говорил о погибшей группе, впервые появился в пригороде. И Мирт с некоторым недоумением объяснил:    - Надо найти хорошее, безопасное, место, чтобы переночевать. А потом будем искать в домах еду. Учти - в город я не хочу. Там, говорят, детей куда-то забирают. Ну, тех, кто без родителей остался. А потом с ними делают что-то нехорошее.    Мальчишке-эльфу показалось, что глаза Коннора блеснули каким-то необычным металлическим блеском. Но затем обрели свой привычный серый цвет. И Коннор кивнул:    - Усвоил. Защита и поиски еды.    А когда они спустились на первый этаж дома, явно давно разграбленного, Коннор, молчавший, приглядываясь, заметил:    - Почему ты ходишь без магического щита?    - Я не понимаю, о чём ты говоришь.    - Магический щит отталкивает чужое магическое внимание. Ты просто исчезаешь за ним, - объяснил Коннор.    - Я не знаю о таком, - вздохнул Мирт.    - Научить?    - Неплохо бы. Но только когда окажемся в безопасности.    Коннор опять кивнул, и они снова побежали. Дом напротив тоже был разграбленным. С тоской и жалостью вспомнив свою группу, Мирт предложил:    - Здесь есть несколько квартир, которые закрываются. Давай переждём и отдохнём здесь? А еду поищем завтра. Я... устал, - признался он неохотно. Такие признания в его недавней группе обычно заканчивались насмешками со стороны взрослых оборотней.    - Ты хочешь есть? - снова странно спросил Коннор. И сдёрнул с плеч мешок, который давно интересовал Мирта. - У меня есть пищевые пластины. Думаю, на первый раз этого хватит.    - Коннор, ты кто? - не выдержал мальчишка-эльф, дожёвывая безвкусную, но сытную пластину, когда тот быстро нашёл изолированную комнату и укрепил её от входа всякой неожиданности баррикадой из мебели, причём сделал это так мастерски, что даже Мирт вынужден был признать: крабам-бумбумам вход сюда точно заказан..    - Я оружие.    Маленький эльф сначала решил, что Коннор ему называет свою кличку. И лишь потом понял, что всё это всерьёз.    ... - А что я мог ответить ему? - пожал плечами Коннор, разглядывая опушку редкого леска. - Я попал в жизнь, которой не понимал. Только что ехал в машине рядом с Джарри, который пообещал не бросать меня, если что.... Только что играл с ним в какие-то смешные детские игры. И вдруг нападение на нашу машину. Она перевернулась от взрыва. Началось что-то жуткое, непонятное и неправильное. Моё сопровождение кричало, паниковало... Последнее, что запомнил, - приказ Джарри: "Беги!" А я только-только начинал пользоваться человеческим сознанием. Машинное сознание сработало на приказ быстрей человеческого. И я побежал. А когда вернулся, машина валялась на месте, а рядом не было никого... из живых. Джарри тоже пропал. Я искал его несколько дней. Потом услышал шум, крики, выстрелы. Решил, что он. А наткнулся на Мирта.    ... И Мирт стал для Коннора "путеводителем" по пригороду. Причём таким путеводителем, который объясняет ещё и правила проживания в этом довольно странном месте. Без Мирта мальчишка-некромант долго бы пытался искать вход в сам город. Возможно, попался бы Чистильщикам, и они отправили его в город. Но с Миртом оказалось интересней. И Коннор всё ещё надеялся найти Джарри, который разбудил в нём детское любопытство и привязанность. Буквально на считанные минуты. Но для мальчишки, два года пребывавшего в бессознательном сне, и этого было много.    С месяц мальчишки мотались по пригороду - сначала в поисках Джарри, о котором Коннор рассказал Мирту. О себе не говорил. И у Мирта создалось впечатление, что Коннор - как раз из тех детей, которые угодили в то самое страшное место в городе, где с детьми делают нечто ужасное.    А потом они встретили Сильвестра с сёстрами. Для Мирта эта история настолько потрясающа, что он не любил вспоминать её. Но Коннора с тех пор боготворит.    Так получилось, что встретили они маленьких оборотней тоже не в лучший миг их жизни. На них напали взрослые оборотни. Не одичавшие, но почуявшие вседозволенность. Мальчишка-оборотень им не был нужен. Но он мешал на подходе к лёгкой и желанной добыче в виде двух девчонок. И Сильвестра просто убивали, затаптывая ногами, трое оборотней, а его сёстры плакали, закрывшись за хлипкой дверью одной из комнат.    Прибежавшие на крики, рычание и мольбы мальчишки недолго всматривались в происходящее. Коннор просто поднял руку и бесстрастно расстрелял всех троих, которые даже не поняли, откуда пришла смерть. А когда всё затихло, когда перепуганный Мирт решился подойти к неподвижно лежащему мальчишке-оборотню, Коннор крупно прошагал мимо него к Сильвестру и опустился перед ним на колени. Через минуту его руки быстро исследовали повреждения маленького оборотня и быстро их обработали. Навыки медицинской помощи Трисмегист посчитал необходимым среди умений Коннора.    Когда Сильвестр пришёл в себя, ни двигаться, ни говорить он не мог, но кривился, слушая тихий вой сестрёнок. И Коннор, как заметил Мирт, привыкший решать проблемы одним махом, сделал это и сейчас. Он подошёл к двери, за которой прятались Далия и Лека, и ударом без замаха сломал её. После чего предложил, оглянувшись:    - Мирт, я не умею разговаривать с девочками. Скажи им, что этот мальчик в безопасности и выживет.    - Девочки, выходите, - вздохнул Мирт при виде перепуганных девчонок-оборотней, которые, обернувшись, с испугу жались к стене. - Мы вас не тронем. Тот мальчик живой. А у нас есть еда.    Они не поверили, и Сильвестра пришлось затащить к ним в комнату, после чего Мирт, осторожничая, хоть и понимая, что несостоявшиеся насильники мертвы, обыскал взрослых оборотней. А Коннор, за месяц сообразивший, как надо жить в этом странном месте, после его обыска ещё и раздел всех троих, чтобы девочки, обернувшись в человеческую форму, могли надеть не свои обноски, а что-то более надёжное, пусть и слишком большое.    Когда Сильвестр пришёл в себя настолько, чтобы решать, оставаться с этими двумя или нет, решение было принято сразу. И теперь Коннор прикрывал своим магическим щитом уже четверых.    Потом они встретили Каи. Он бродил по пригороду, охраняя и кормя одного из старших братьев, покалеченного магическими машинами и чудом выжившего. Каи предложил ребятам жить в одном месте, пообещав, что место защищённое. Но, когда он с ними вернулся к брату, был потрясён: машины разыскали живого человека и уничтожили его. Когда Каи пришёл в себя от горя, он сказал, что уйдёт в город, ко второму старшему брату. Ребята ему завидовали: по легенде, неизвестно откуда возникшей, взрослые злыдни не брали куда-то детей, чтобы с ними что-то делать, если у детей были ближайшие родственники. Но оставалась проблема: как пройти в город? Посовещавшись, ребята решили: они проводят Каи до места, где, возможно, ему откроют защиту города.    И принялись искать такое место. Несколько раз натыкались на другие группы спасшихся, но не собирающихся перебираться в город. Ребята, приглядываясь к таким группам издалека, постепенно пришли к выводу, что лучше держаться друг друга, чем примыкать к кому-то, особенно к взрослым.    Однажды, когда они все вместе исследовали часть пригорода, сильно примыкающую к городу, Коннор в одном из домов уловил неуверенные, очень слабые магические волны. Понял, что магия принадлежит живому, а не машине. Пришлось всей компанией убедиться, что в большом доме скрывается некто с зачатками магии, а значит, в любой момент может быть подвержен атаке магических машин.    К этому времени Коннору верили во всём. И шли за ним беспрекословно. И даже Каи согласился, что надо объяснить начинающему магу, что его магия притягивает внимание машин-убийц... Они вошли в дом, остерегаясь и присматриваясь. Добрались до шестого этажа. Убедившись, что пространство вокруг свободно от присутствия магических машин, Коннор осторожно открыл дверь одной из квартир на площадке. Остальные бесшумно влились следом. И Мирт, последний, закрыл дверь на щеколду.    В одной из комнат, на краю кровати, сидела худенькая девочка с очень строгим лицом. Она подняла усталые глаза на вошедших и, будто ничего особенного не произошло, сказала:    - У меня нет еды. Вы зря пришли сюда.    - Хочешь есть? - спросил Коннор и протянул ей одну из последних пластин.    Так они нашли Анитру.       23       Прибежала Ирма со своей бандой, увеличившейся больше чем вдвое: теперь вся малышня бегала с нею, да плюс с ними бегали Айна и Оливия - под присмотром Гардена. "Ясельники" накинулись на одну из скатертей крикливыми и суетливыми воробьишками. "Склевав" всё, что нашли, а кое-что забрав с собой, дети снова умчались. Волчишка на бегу крикнула, что хочет снова присоединиться к Бернару и к травникам, и оставшийся у скатертей народ закатил глаза: выдержит ли старый эльф это писклявое нашествие? Или даже набег?    Ещё "ясельники" уговорили побежать с ними Люцию. Правда, им же пришлось поплатиться за своё приглашение: бегать девочка-дракончик могла, только распустив крылья. Попробуй - приблизься к ней!    Ригана тоже пытались уговорить побегать, хотя и знали, что он с трудом ковыляет. Но Гарден долго добивался его согласия, предлагая свою помощь. Мальчик-дракон сделал вид, что засыпает, - и от него отстали. А Селена взяла на заметку, что Риган умеет притворяться, не напрямую, а исподтишка настаивая на своём.    Впрочем, вспомнив внешне не выраженное упрямство Хельми, она улыбнулась: наверное все драконы такие.    А мальчишки продолжали вспоминать.    ... Когда Анитра, поколебавшись, взяла из рук Коннора съестную пластину, она снова посидела немного в нерешительности, а потом, выяснив, что команда из мальчишек и девочек и впрямь не опасна, нагнулась и со вздохом сказала:    - Выходите.    Из-под кровати вылезли двое мальчишек. Как оказалось - её соседи по подъезду.    Анитра осталась одна, так как в первый день войны родители по делам уехали в город. Она не знала, живы ли они, нет ли. Вернуться-то должны были к вечеру, когда на улицы пригорода уже выйти невозможно.    Продуктов в её квартире и правда не было. Сначала она вместе с соседями просто закрылась в подъезде от бушующей на улицах войны. Потом несколько раз перебиралась из квартиры в квартиру, пока в них оставались живые. Жить одной было слишком страшно, а со знакомыми легче: она помогала во всём - стирала, готовила. Жильцы сначала продукты стаскивали изо всех оставленных или опустевших квартир - Анитра ходила вместе со всеми, понимая, что иначе не выжить. Потом они начали делать набеги в чужие дома. Однажды ночью соседи забыли девочку предупредить, а может, привыкли к её безропотности и, оставив с нею спящих, как она, детей - мальчишек, ушли обследовать дальний дом из составленного списка. И не вернулись. Она испытала настоящий ужас, когда поняла, что в двадцатиэтажном доме с тремя подъездами она осталась единственной взрослой, да ещё ответственной за две жизни - семи и девяти лет.    Ещё несколько месяцев Анитра и два маленьких соседа продержались на тех продуктах, что оставались в квартире, определённой жильцами под продуктовый склад. Несколько раз обследовали и её дом такие же искатели продовольствия. Ей повезло с одним: все они были запуганные войной мирные жители. Ей перейти в свою группу не предлагали. Девочка, которой к тому времени исполнилось четырнадцать, понимала: лишний рот никому не нужен. А мальчишек никто не видел: при первой опасности Анитра вталкивала их под кровать и прятала под низко спущенным краем одеяла.    Коннор решил пожить с группой в её квартире, оставляя под присмотром Анитры младших сестёр Сильвестра и её малолетних соседей, пока он и мальчишки повзрослей ищут прореху в магической защитной стене города. Им, в отличие от Мики, найти прореху не удавалось: искали с другой стороны, где машины нападали яростней и плотней, отчего защитная стена здесь оказалась глухой.    Сильвестр психовал страшно, что оставляет сестёр на время вылазок - и всё из-за чего? Каи тоже психовал и даже порывался бежать между машинами. В конце концов, мальчишке пришлось смириться, что в город он не попадёт. Убедили его не мальчишки группы, а магические машины. Их оказалось и в самом деле слишком много. Группа поняла, что близко к границе между пригородом и городом лучше не подходить. А вычисливший положение Коннор предложил уйти на улицу, близкой к пригородной реке, где машин меньше и безопасней, и попробовать переждать: а вдруг те, за городской защитой, сумеют совладать с машинами? Им, детской группе, всего лишь надо пережить это время. Сильвестр согласился сразу. Он, как старший сейчас в семье, чувствовал ответственность за оставшихся в живых. За ним согласилась Анитра: будучи старше всех в группе, но не желая быть главной, она понимала, что только Коннор, странным образом ко многому подготовленный, может помочь всем остаться в живых.    Когда Коннор со своими друзьями появился в квартире Анитры и некоторое время спустя сделал Сильвестру одну из последних перевязок, девочка, внимательно наблюдавшая за его действиями, сразу попросила:    - Научи меня перевязывать. Пригодится. И ещё. - Она отошла и вернулась с небольшой коробкой-аптечкой. - Мне кажется, ты понимаешь, что это за лекарства. Если мы уйдём к пригороду, нам надо быть готовыми ко всему. Я хочу записать, на что эти лекарства пригодятся. И как ими пользоваться.    И они уселись за стол, чтобы составить перечень лекарств и их свойств.    Пригодилось буквально через несколько дней.    Когда начали собираться к походу на край пригорода, сообразили, что там будет меньше продуктов. Здесь опасней, а значит - за два года съестное, например, всякие крупы и лапшу, о которых сразу сказала практичная Анитра, ещё можно найти. Кроме того, надо было одеться и обуться. С последним помогла опять Анитра. Она прекрасно знала всех соседей по подъезду, как знала, какого возраста были их дети.    Она же настояла на том, чтобы постричь сестрёнок Сильвестра под мальчишек: от взрослых оборотней, конечно, стрижка не спасала - при их чутье-то, но от людей-бандитов - возможно. Коннор втихомолку недоумевал, зачем она это делает, ведь он рядом. Но видел, что Сильвестр успокоился, и не стал ни о чём напоминать.    Под началом Коннора в боевой группе разведчиков-добытчиков теперь было три бойца - Мирт, Сильвестр и Каи. Сил мальчишки-некроманта хватало и на иллюзию пустоты в местах их присутствия, и на обычный магический щит. Мальчишки рыскали в домах ближе к городу и, к собственному удивлению, и впрямь набивали заплечные мешки продуктами, требовавшими варки. Они даже договорились на будущее: когда продукты кончатся, они смогут прибежать сюда из того дома, который обживут ближе к пригородной реке.    Для охоты за продуктами осталась последняя ночь.    Следующей ночью Коннор должен был увести ребят к речной улице.    Облюбованный для обыска дом был разбит магическими машинами страшно. Выглядывая из-за угла соседнего дома, Коннор просчитывал путь к двум кухням, заваленным разрушенными стенами. Поговорив с ребятами заранее, он уверился, что там есть продукты. Ведь дом был разбомблен в самом начале войны, и с тех пор вокруг него магические машины так и шастают.    Коннор давно заметил, что магические машины по ночам двигаются так же, как и днём, за маленьким исключением: ночью они не так пристально приглядываются к домам. Их в это время суток больше интересуют дороги и площади. Правда, патрули крабов довольно часто шмыгают рядом с домами. Но мальчишки уже нашли собственный путь к отобранным для осмотра домам.    Канализация. Её разветвлённая система оказалась благом не только для крыс, от охоты на которых маленькие разведчики тоже не отказывались, когда с продуктами прижимало. По её линиям, которые "видел" Коннор, можно было добраться куда угодно. Ну, если быть настороже и не наткнуться на машину-разведчика, похожую на металлического кольчатого червя, или на машину-пылесос.    Правда, "пылесос", кажется, был недоделкой, и его легко можно было обмануть и быстро уничтожить.    Итак, мальчишки высунулись из-за угла дома, определяясь с кооррдинатами. До ближайшего канализационного люка надо пробежать совсем немного, но по открытому пространству. Коннор оглянулся на своих и велел:    - Ко мне.    Мальчишки без возражений встали так, что касались его рук. Пара секунд - и магический щит укрыл их, отражая поисковую магию машин. Теперь машины их не разглядят, пока они не начнут поднимать тяжёлую металлическую крышку. Но и на этот случай Коннор приготовил "отвлекалочку": если рядом с канализационным колодцем покажутся "крабы", в противоположном конце улицы раздастся небольшой взрыв.    Четверо быстро добежали до люка, сильно вмятого машинами в верхние пазы колодца. Коннор, не задумываясь, выпустил рычаг из пальцев и зацепил край крышки. Сухой треск и скрежет ржавого края. Мальчишки по одному быстро влезли в колодец и опустились, цепляясь за решётки металлических лестниц. Коннор влез последним.    Все были в сапогах, предполагая блуждание по самым низам канализации. Вода внизу была. Но еле покрывала подошву. Спустившийся Коннор обследовал те путевые линии, которые предполагал пройти под дорогами. Пусто. В одном месте мелькнуло что-то, что показалось подозрительным. Но это подозрительное удалялось от них и довольно быстро. Коннор кивнул в нужную сторону, и ребята побежали, шлёпая сапогами по жиже.    Последние метры пришлось передвигаться на корточках. Но вскоре над ними зазиял колодец мусоропровода того самого дома. Коннор подтянулся и по кирпичной кладке, каждый второй ряд которой представлял собой выступ, начал подъём. Подъём оказался медленным из-за перчаток, которые ребята захватили, увы - слишком больших.    Вскоре они всё же оказались в подвале дома. Быстрыми перебежками добрались до разрушенного первого этажа. Заранее предупреждённые, ни один не отходил от мальчишки-некроманта. Обыскав квартиры, сохранившиеся настолько, что по ним можно было ходить, мальчишки нагрузились всем необходимым, и Коннор задумчиво взглянул наверх. Они набрали много сухих продуктов и даже нашли ещё одну аптечку.    - Кажется, хватит? - спросил он Мирта, который тоже стоял рядом и насторожённо вслушивался в шуршащую осыпающимся песком тишину умирающего дома.    - Если ещё найдём - не дотащим, - с сожалением отозвался тот. - Пора возвращаться.    Только было все повернулись к выходу в подвал, как Коннор вдруг замер.    - Что-то слышишь? - прошептал Мирт.    - Я тоже, - прошептал и Сильвестр, в чьём остром слухе они уже убедились, когда охотились на крыс.    Вот только Коннор не слышал, а видел. Прямо перед ним застыл призрак.    Призраков он видел часто. Реже говорил о них в группе, чтобы не напугать ребят, особенно девочек. Призраки горестно и печально слонялись по тем домам, где погибли люди, вглядывались в глаза живых, которые их чаще не замечали. Но этот призрак... Он уловил сосредоточенный на нём взгляд Коннора и немедленно приблизился.    - Подождите меня здесь, - велел мальчишка-некромант, когда сообразил, что призрак, отчаянно жестикулируя, зовёт его с собой.    - Ни за что! - испугался Каи. - Мы идём с тобой!    - Идём-идём, - скороговоркой сказал Мирт. - Только ты скажи, почему ты хочешь куда-то идти.    - Меня зовёт призрак, - неохотно сказал Коннор.    - Заманивает? - прерывисто дыша, спросил Сильвестр.    - Посмотрим, - неопределённо отозвался Коннор и демонстративно высунул дуло пулемёта из рукава. Ребята думали, что он так прячет оружие. На деле оружие пряталось в его руке, имплантированное.    Оружие, как он и предполагал, успокоило группу.    Ребята, оставив груз на месте - всё равно придётся вернуться сюда, пошли за ним быстро и без сомнений, которые он сначала чувствовал в них.    Призрак вёл их быстро и лестничными площадками, но, кажется, понимал, что по завалам ребятам идти неудобно, и часто останавливался, дожидаясь их. Коннор шёл впереди и пытался проанализировать видимое его глазам. Он знал, что призраки часто формируются копией живого в момент смерти. Этот призрак был цел. Крови на нём нет. Нет видимых ран. Никаких повреждений кожных покровов. Отчего он умер?    Они добрались до третьего этажа и зашли в квартиру, за дверью которой пропал призрак. Зашли, вытащив оружие, которым их снабдил и научил пользоваться Коннор.    Сильвестр первым дёрнулся в сторону одной из комнат.    - Здесь... - прошептал он.    В комнате, в которой страшно воняло, они нашли троих. Один был мёртв - и это его призрак привёл сюда живых. Двое, ещё один мужчина и мальчик, были живы, хотя уже еле-еле дышали. Вокруг следы рвоты и крови.    Ребята оглядели комнату, набитую рядами и кучами консервов. Ничего не поняли.    Коннор бросился к мужчине, который медленно моргал, кажется услышав, что в комнате появился кто-то кроме них. Лицо худое, будто высохшее, нос торчит, глаза мутные и запали... Мальчишка-некромант быстро и поверхностно проверил мужчину. Повреждений и в самом деле не нашёл, отчего сработало внутреннее предупреждение киборга: "Возможно - инфекционное заражение". Затем сработала сигнализация киборга, заставив Коннора механически натянуть на нос ворот джемпера.    - Выйдите из комнаты, - скомандовал Коннор своим, и мальчишки послушно попятились в прихожую.    Он надел другие перчатки, которые всегда носил при себе, - одноразовые медицинские, и расстегнул рубаху мужчины. Обследовав серую кожу и поняв, что прав - инфекция, Коннор оглянулся на лицо мужчины. И осел прямо на пол. Тот умер.    Мальчишка ещё жил. У него было то же самое. Но он ещё жил. Несмотря на обезвоживание, несмотря на горячечный бред. Коннор прикусил губу. Тащить его с собой? Заразить остальных? Аптечка!    Мальчишка-некромант вышел к ребятам и велел спускаться вниз. Оставив их на обещанные несколько минут, он поднялся уже в одиночку - с лекарствами и бутылкой воды. Он вытащил в прихожую хрипящего мальчишку, стараясь не морщиться от страшного запаха его загаженной одежды. Быстро вымыл ему лицо и сунул в полуоткрытый от слабости рот таблетки. Умирающего немедленно стошнило той водой и таблетками, что Коннор пытался заставить его проглотить. Мальчишка-некромант стиснул зубы: рвота выплеснула на его незащищённую кожу выше кисти.    Через несколько минут он вернулся к мальчишкам и сказал:    - Выходим. От меня держаться подальше.    Молча они последовали за ним. Быстро вернулись к дому Анитры и поразились, когда Коннор собрался назад. Мирт удивлённо сказал:    - Одного не пущу.    - Я не умру, - надменно сказал мальчишка-некромант. - А вот вы можете. Сидите, охраняйте Анитру и ребят. Если после трёх-четырёх суток не вернусь, уходите к реке.    - Но мы... - пытался протестовать Мирт.    - Твоей и Анитры силы хватит на всех, чтобы соорудить небольшой щит, - сказал Коннор. - Пока ждёте - тренируйтесь.    Видимо, в его голосе прозвучало что-то такое, что мальчишки и Анитра только кивнули. И мальчишка-некромант ушёл.    - Это был Андрис, - объяснил Коннор, и все сразу оглянулись в поисках мальчишки-рыболова, одного из помощников Александрита. - Я заразился всё-таки и где-то дня через три заболел. Ох, как плохо-то было. Но мне везло больше, чем ему. Тогда у меня ещё была металлическая начинка. И внутренняя аптечка сразу начала делать инъекции, пока не выяснила, что я напичкан лекарствами под завязку. Я сидел с Андрисом и жалел, что не могу сделать такие же инъекции ему. Мои лекарства были очень сильными и редкими. Таких в аптечках не оставляют. Пришлось возиться с Андрисом долго. В общем-то, я был уверен, что моя группа ушла. И вдруг через несколько дней, когда я оклемался, когда Андрис начал приходить в себя... Я подумал, что вижу призрака в дверях. Испугался страшно.    А возник в дверях Мирт, предусмотрительно закутавший нижнюю часть лица в какую-то тряпку. Он огляделся, с ужасом остановил взгляд на втором умершем мужчине, из-за которого теперь в комнатах воняло ещё и гнилой плотью, в другой комнате нашёл Коннора, который лежал на стульях, в то время как Андрис, ещё слабый, но уже выбравшийся из объятий смерти, валялся на кровати. И эльф подошёл к мальчишке-некроманту, поглядывая на слабо удивлённого, пока незнакомого мальчишку.    - Ты как? Заболел? - со страхом спросил Мирт.    - Не, уже выздоровел, только слабый ещё, - прошептал Коннор, чувствуя, как звук его собственного голоса откликается болью в голове. - Ты зачем...    - Я принёс воды, поесть и аптечку.    - Другие?    - Живы. Коннор, эта зараза... - Мирт смущённо оборвал фразу.    - Нет, мы больше не заразны. Только слабые. Скоро выберемся.    - То есть вы ходить не можете? - пожелал убедиться Мирт. - Всё дело в этом? - И обернулся к выходу. - Анитра, они не заразные!    На возмущение у Коннора сил не было.    Анитра скомандовала всем - вся группа оказалась на месте! - помочь ей, и обоих, переживших страшную болезнь, перетащили на первый этаж, подальше от разлагающихся трупов. К последнему только Коннор спокойно относился, но никак не Андрис, которому и так нельзя было терять жидкость, а он при взгляде на умерших постоянно плакал. От той же слабости.    Анитра объяснила, почему они все перебрались в этот дом.    Здесь много продуктов. Здесь сильный маг, который умеет стрелять. Надо только выждать, пока маг, который слегка приболел, выздоровеет, и они все вместе уйдут к пригороду. А пока они здесь живут, дожидаясь выздоровления Коннора и нового члена их группы, они бесконтрольно лопают продукты, которых не жалко съесть много.    Путаное объяснение вылилось в активное действие здоровых ребят: они обыскали весь дом, насколько сумели, и натаскали в квартиру с выздоравливающими всё, что нашли. Отъелись неплохо, пока ждали Коннора. И с собой взяли потом столько, что жалость из-за оставленного перебивалась счастливым воспоминанием, сколько же они всего впервые за эти два года съели. Тем более теперь продукты теперь тащили на себе не только мальчишки, но и девочки. Кроме всего прочего Анитра заставила мальчишек натаскать воды с верхних этажей: ванны в разрушенных квартирах немного, но были полны дождевой водой, в которой потом, подогрев и дезинфицировав, выкупали грязного, но уже здорового Андриса.    - Скорее всего, - задумчиво сказала Селена, - эти трое заболели из-за болезни так называемых "грязных рук". Насколько я поняла, водопроводы в пригороде уже не действовали, а мыть руки всего лишь в дождевой воде - маловато, чтобы не подхватить какую-нибудь гадость. Надо же... Андрис.    - А потом мы добрались до пригорода, - сказал Мирт. - Уходить за реку побоялись. Думали, что на свободном пространстве магические машины нас быстро вычислят. И никакие щиты не помогут. Ведь их надо держать постоянно. Про деревню никто не знал. Но, если бы и знали, вряд ли пошли туда. Ведь мы не знали про защиту. А любая деревня, в сравнении с городом, казалась уязвимой.    - В пригороде тоже интересно было, - задумчиво сказал Коннор. - На одном и том же месте - никогда больше недели. Девочкам больше всего именно это не нравилось. Они, несмотря на два года войны, быстро привыкали к месту. Всё делали в этом местечке что-то такое, что становилось... - Он затруднился с определением.    - Уютно? - подсказала Селена.    - Ага, примерно так. Ну, жить хотелось там. Но приходилось уходить. Появились машины-разведчики, начали отыскивать обжитые места.    ... Когда впервые обустроились в подвале одного из домов на речной улице, было здорово. Коннору понравилось, как Анитра обставила их место обитания. Строгая девочка, как он подозревал, соскучилась по домашнему. В обычный подвал, который они заняли, отгородившись деревянными ширмами, сбитыми из досок, она с девочками натаскала с верхних этажей всякие мягкие вещи. Коннор признавался себе, хоть и молчал, что ему нравится. Нравится спать на мягком, чистом, сухом. Нравится, что можно умыться собранной дождевой водой, в которой она растворяла какой-то порошок, из-за чего вода становилась слегка розоватой, а потом утираться чистыми полотенцами. Анитра так стремилась приучить к домашнему всех, кто оказался под её началом в качестве "своего"!    И наступила ночь, когда в подвал ворвался червь-разведчик, который одновременно мог не только оповестить и призвать остальные машины, но и убить всех живых в своих металлических объятиях!.. Вот тогда Коннор впервые употребил некромагические силы, из-за чего слабел не на шутку, - то самое: "Умри, машина!"    Он и червь-разведчик стояли друг против друга на подходе к жилому месту подвала. "Червь" сверху вниз злобно смотрел на маленького человека, яростно извивался, звеня и лупя по стенам и по полу металлическими кольцами, но сдвинуться с места не мог - руки Коннора, вытянутые к нему ладонями в жесте: "Нет!", не пускали его. Хуже - не давали возможности вырваться из странного магического захвата, о котором прежде магические машины и не подозревали. У мальчишки-некроманта сил было маловато. Но за спиной - девять человек, которых надо спасать, потому что они слабей.    Коннор усилил захват и быстро "препарировал" внутреннюю суть "червя". Нашёл магическую душу, и губы маленького человека шевельнулись, произнося два коротких слова. Кольчатый червь-разведчик будто остолбенел. И рухнул. Металлические кольца разлетелись по всему подвалу, вызвав непроизвольный визг девочек и оханье мальчишек.    - Уходим! - скомандовал Коннор. - Он успел передать другим машинам, что нашёл нас! Уходим - и быстро!    - Но... - чуть не плача, попробовала возразить Анитра.    - Нет!    До подвала следующего дома Коннора на себе несли попеременно Мирт и Сильвестр. Когда мальчишка-некромант прочухался, первым делом он расставил везде магические ловушки-предупреждения - сигналки, которые потом использует, чтобы помочь разумным оборотням сбежать из стай одичавших. Эти сигналки позволяли прячущимся детям заранее услышать тревогу и сбежать из подвала, прихватив на этот раз хоть что-то. Анитра пару раз спросила у Коннора, нельзя ли вообще устроить в подвале что-то вроде крепости. Мальчишка пожал плечами. Даже всех его сил не хватало, чтобы сделать нерушимую защиту. Вот если бы Мирт и сама Анитра оказались на его уровне...    А так... Жили, выходя по ночам гулять. Убегали от "ночного убийцы" и пробовали искать уязвимые места "крабов"-бумбумов. Играли как все дети своего возраста. Были и трагедии. Присоединялись к их группе взрослые, люди и оборотни. Но ненадолго. В небольшого росточком мальчишку в качестве командира группы не верили. Слишком казался слабым для предводителя. Кто-то уходил. Кто-то не подчинялся его приказам и погибал из-за магических машин. Несколько раз сталкивались с одичавшими, от них отстреливались, а то и в рукопашную приходилось вступать - самому Коннору, конечно, пока свои не оказывались в безопасной зоне.    И однажды играли, как обычно на ночной улице, и не заметили, что "пылесос" подобрался слишком близко, протаранив себе дорогу под асфальтом. И свалились туда вместе с незнакомой девушкой, слишком смелой для хождения по ночным пригородным улицам. Она вызвала удивление и Коннора, и ребят тем, что не знала про "пылесос".    А потом они удивились, что она не умеет пользоваться собственными браслетами, наполненными огромной магической силой.    А потом всё тот же удивлённый Коннор решил посмотреть на спутника девушки, нашёл его и поразился: тот в одиночку сопротивлялся "ночному убийце"! А когда он присоединился к смельчаку и помог побыстрей расправиться с синим ужасом пригородной ночи, мальчишке захотелось убить смельчака, в котором узнал олицетворение своего первого впечатления защиты и доброты среди живых.    - Мы не поверили, - сказал Мирт. - Так трудно было поверить, что Джарри искал именно Коннора. И трудно было поверить, что вы заберёте всех нас. Мы спали потом в бельевой и среди ночи просыпались, тихонько спрашивая друг друга, правда ли мы в таком защищённом месте, что нас через эту защиту перетаскивали на руках, потому что нам самим не перейти... А насчёт проводов Коннора мы уже примерно знали. То ли я первым решил, что он попался в ловушку тех, кто забирал детей на эксперименты, то ли кто-то ещё. Но мы смутно знали, что он не такой, как все. И эти провода на руке, на ладони, которые он скрыть не мог, а потом и не хотел... Тоже знали.    - Знаешь, Селена, - посмеиваясь, сказал Коннор, - когда я начал с ребятами дружить вплотную, уже в пригороде... Ну, в смысле, не только командовать ими. Они начали учить меня играм. Я долго не мог понять, зачем делать какие-то странные вещи - ведь в них никакого практического толку. Меня так поражало, что им это нравилось. И я захотел понять, что это такое, и принялся играть. Мне показалось, что их игры немного похожи на те паззлы, с которыми меня познакомил Джарри. И я попробовал...    - Видел бы ты свою физиономию в то время! - расхохотался Мирт. - Брезгливая такая. Типа - что это? Зачем мне это, если оно не помогает против магических машин. А потом...    Селена задумчиво взглянула на Коннора. Когда она свалилась в "пылесос", она решила, что Коннор, несмотря на окружающую опасность, самый весёлый мальчишка на свете, каких она только встречала - и не только на этом свете, но и в собственном мире. Так она считала, пока он не бросился с кулаками на Джарри. Знать бы тогда, что ему пришлось пережить... А может, и к лучшему, что она узнала о его прошлом лишь сейчас. Ведь Коннор всегда не любил слезливых.       24       К месту пикника стали подтягиваться остальные.    Сначала приехали на самокатах со склона Мускари с Гердом. Оба взмокшие от пота и взбудораженные. Свалились ближе к тарелкам с едой и первым делом накинулись на кувшины с компотами. Селена ещё усмехнулась: нет, не зря она просила Кама вылепить несколько кувшинов с тонким горлом, куда можно всунуть хорошие затычки!    Мускари немного облился от жадности, испугался, взглянул на взрослых, суетливо облизываясь и вытираясь, прижал кувшин к себе.    - Я нечаянно... - виновато сказал он.    На него, смеясь, махнули рукой.    - Хоть вы напьётесь, - сказала Селена. - Всем так надоел этот компот, что я удивляюсь - хоть кто-то его пьёт.    Мальчишка-эльф опустил глаза. Судорожно вздохнул.    - Три дня... Прошло три дня, - негромко сказал он и поднял голову. - Сегодня бы мне обрили голову, а потом посвятили бы в официальную младшую группу... А Эрике состригли бы её косички. Всего три дня.    Спустя пару секунд Герд тихонько хлопнул его по плечу.    - Забудь, - сердито сказал мальчишка-оборотень и объяснил остальным: - Он это с утра повторяет. Всё поверить не может. И все три дня трясётся, что придут к нам и заберут его отсюда. Мы ему и так и этак, а он...    - Ты не знаешь, какие они сильные, - возразил Мускари, слабо улыбаясь. Затем как-то озадаченно посмотрел на Коннора и прикусил губу.    - А теперь они бездомные, - закончил Джарри. - Коннор, а обратное заклинание есть? Может, освободить храмы бедолаг от их гостей? Теперь-то они нам не указ.    Первым захихикал Мика. Потом Колин - у него воображение всегда было прекрасно развито: наверное, он представил, как мертвецы и полуразложившиеся трупы печальной толпой медленно уходят из некромаговских храмов, чтобы вернуться в свои могилы, склепы и мавзолеи.    - А что... - задумчиво сказал Мирт. - И правда. Даже неудобно как-то. Эти мёртвые не виноваты, что некромаги такие дураки. Ты использовал заклинание первомагов?    - Их, - отозвался Коннор. - Я посмотрю. Наверное, есть заклинание возвращения. А то и правда... Остальные же храмы тоже не виноваты.    - А тебе не страшно? - тихо спросил Мускари.    - Нет. Теперь я знаю, как поберечься от некромагии, используя ритуал с её силами.    - Нет, я о другом... - замялся мальчишка-эльф.    Коннор усмехнулся.    - Мы сейчас кое-что вспоминали. И я тебе точно могу сказать, Мускари, чего я однажды перепугался больше всего на свете. Это когда вдруг на нашей улице в пригороде появились бумбумы, крабы, и моя группа оказалась внутри двух десятков машин, которые крутились и вертелись, пытаясь с ближнего расстояния расстрелять моих ребят. Вот тогда я испугался так, что... - Коннор замолчал, кажется, не желая вспоминать.    Селена обратила внимание, что Мирт внезапно сдвинул брови.    - Врёшь, - жёстко сказал он. - Ты не испугался. Ты стрелял так, что я решил: ты убьёшь вместе с ними и нас, но жалеть об этом не будешь.    - Я не убил бы. Да и не убил же никого из своих, - покачал головой Коннор. - Я просто не сумел бы. Не забывай, что я был почти машиной. Тебе трудно представить, но тогда я стрелял... - Он смолк, подбирая слово. - Я стрелял... Селена, дай мне свои камни. Я же знаю, что они у тебя в кармане остались.    Она отдала ему все камни, а мальчишка быстро разложил их на две кучки. В одной камни довольно большие, в другой - помельче. Все с интересом следили за ним. Коннор смешал все камни и протянул пригоршню Мирту.    - Брось в воздух, вон в ту сторону - там никого нет, - спокойно предложил мальчишка-некромант. - Маленькие - это будут крабы. Большие - это вы. Или наоборот. Как хочешь. - Встряхнул рукой и взялся за высунувшееся дуло пулемёта. - Ну что, Мирт? Какие из них мне отстреливать, пока они падают?    Мальчишка-эльф растерянно смотрел на камни. А все уставились на Коннора, который уже сидел на коленях, готовый к стрельбе.    - Стрелять не будешь, - покачал головой Джарри. - Иначе всех напугаешь. Мирт, тебе придётся смириться с тем, что ты тогда прочувствовал.    - Тебе легко так говорить, - пробормотал Мирт. - А мы тогда... Я долго потом не мог к Коннору подойти, ненавидел его. Нам и так страшно было, когда бумбумы оказались среди нас, а тут вдруг выскакивает Коннор и стреляет - прямо в нас!    - Ты ненавидел его - он испугался из-за вас, - задумчиво сказала Селена. - Эх, вы... Мальчишки. Поговорить надо было, а вы промолчали... - Она было снова открыла рот, оглянувшись на Коннора, но промолчала.    Тем временем все заговорили, заспорили, прав ли Коннор, а тот, будто ничего особенного не произошло, снова сел, как обычно, да ещё потом улёгся - головой на колени Селены. Глядя снизу вверх на чистое синее небо, он прошептал:    - Ты же хотела что-то спросить?    Она ответила тоже шёпотом:    - Ты соврал.    - То Мирт меня во вранье уличает, то ты. А в чём я соврал и когда?    - Ты сказал, что в поисках Джарри ты наткнулся на Мирта. Но ведь перед этим ты был у Вальгарда.    - Про это будете знать только ты и Джарри - про клетку, - почти шевельнул губами мальчишка. - Рассказывать про это ребятам? Будут жалеть. Слишком унизительно. Никогда. Они знают про Вальгарда, но не про клетку.    - Хорошо, - шёпотом откликнулась Селена и загляделась на Колра, который медленно шёл вдоль опушки под руку с Амандой. Одновременно оба смотрели на склон, с которого съезжали самокатчики. Сейчас же, пока было свободно, там Эрно сбегал по склону с Люцией на закорках - и девочка-дракончик визжала от восторга, раскинув крылья.    Подошёл Бернар со своей группой. Он был чем-то очень недоволен и в то же время постоянно и с предвкушением улыбался. Дети поглядывали на него с любопытством: улыбка на лице старого эльфа? Чудо - не иначе! Коннор глянул на него и сел, тут же опустив глаза и покусывая губу, чтобы не рассмеяться.    - Что? - снова тихонько спросила Селена.    - Бернару не терпится сбежать в библиотеку, - объяснил мальчишка, и Селена отвернулась, потому что тоже хотелось смеяться. Чудесный тёплый день, долгожданный пикник, а Бернару, вместо того чтобы проводить занятия по первым появившимся травам и раскрывающимся почкам, мечтается сбежать в свою комнату, закрыться и бродить по новому для него месту, осваивая его пространство и его содержимое.    - Леди Селена, - неожиданно обратился присевший рядом Бернар. - Всё забываю спросить вас. Те книги, которые не нашли своих хозяев, - они же остаются в деревне?    - Да. Мы подумываем приготовить для них библиотечную комнату в учебном доме, - сказала Селена. - Есть одна свободная - бывшая комната Колра, та, что рядом с вашей комнатой. Она довольно просторная. Осталось лишь сколотить стеллажи, обещанные Джарри, и начало положено.    - Начало?    - Мне кажется, было бы здорово, если бы книги из библиотеки Коннора оказались реальными, - серьёзно ответила Селена. - Ведь в них именно эльфийская магическая сила. Пусть по ним учатся и другие наши дети, которые пока не имеют своих артефактов или книг. Вы сядете с ними переписывать и изучать эти книги. Рукописи наполнятся их силой и привыкнут к ним, одновременно делясь с ними своей. Вот и будет положено начало силе, например, Корилуса. Думаю, Мирт тоже не откажется изучать новые для себя книги, чтобы постепенно внутренне присваивать их. Есть ещё Корунд и Азалия. Думаю, и Хоста не откажется от учёбы. Есть Космея, - она улыбнулась обернувшейся девочку-эльфу. - Мускари, ты ведь тоже не остановишься на изучении только своих, возвращённых книг? Так пусть же наша учебная библиотека наполняется рукописями, которыми воспользуется любой эльф, если есть необходимость влить новые силы в собственные семьи. Кто-то просто выучит всё, что в этой книге есть. А кто захочет - перепишет её в личное пользование и, возможно, однажды унесёт её с собой.    - Правда ваша, - признал Бернар и загляделся на зелёный склон, с которого опять поехали самокатчики. - Мы не знаем, что будем в дальнейшем с библиотекой и всеми теми, кто входит в неё. Но книги нужны здесь, среди живых.    - Для тех, в ос-сновном, кто готов ради них изучать язык эльф-фийских первомагов, - заметил Хельми.    - Но ведь книжная сила не потеряется, если перевести книгу на современный язык? - встревожился Мика.    Уловив вдруг, куда начинает скатываться беседа, Селена твёрдой рукой повернула разговор к тому главному, что волновало её:    - Назавтра Веткин прогнозирует небольшой дождик. Как он сказал - этот дождик пыль слегка прибьёт. Бернар, вы готовы поговорить с теми двумя ветеранами из ордена Белой Стены? Где они, кстати, обитают?    - В храме ордена, - поколебавшись, ответил старый эльф.    - И почему я знал, что он скажет это? - прошептал Коннор, жмурясь на солнце. Одной рукой он покачивал корзину с младшим братом, другой придерживал Ригана, который последовал его примеру и тоже лёг, только головой устроился на его животе.    - Значит, завтра... - начала Селена. И остановилась. - А почему бы не поехать завтра всем вместе? Коннор посмотрит, как можно исправить ситуацию с трупами в храме некромагов, а мы...    - Селена, если некромаги вернут себе храм, они опять начнут собирать учеников, - напомнил Мирт. - Хотя... Не знаю...    - А я уже придумал, - лениво сказал Коннор. - Сначала эльфы получат силу, а потом можно будет отозвать мертвецов из храма. Лучшие некромаги всё равно получаются из эльфов. А значит, храмовники сумеют набирать учеников только из тех, кто сам захочет к ним идти.    - Такой умный? - усмехнулся Джарри. - Придумай, чтобы в ученики не брали всех нежелающих.    - Такой хитрый, да? - хмыкнул Коннор и в свою очередь спросил: - А что мне будет, если придумаю?    - Если придумаешь, ничего не будет, - заверил его Джарри. - Это я тебе обещаю.    На месте пикника наступила тишина.    - А это как? - не выдержал изумлённый Мика. - Что-то я не понял.    - Я лучше промолчу, - скромно сказал семейный Селены. - А то Коннор обидится.    Важность момента оборвал сначала сам Коннор, бесшумно рассмеявшийся, а потом Ирма со своей бандой. Волчишка, обернувшаяся, весело скакала впереди всех - за нею остальные волчата, а позади всех торопились Айна и Оливия, Берилл и Корилус, таща охапку балахонов. В самом конце растянувшейся процессии бежали трое малышей - мальчишки и девочка.    Ирма шмыгнула к Селене, быстро ткнулась в её руку мокрым носом, попрыгала вокруг Коннора, пытаясь лизнуть его, лежащего, в нос. Мальчишка-некромант только трясся от смеха, морщась и отворачиваясь от Ирмы. Испуганный Риган вскочил, когда мимо него, задевая мохнатыми шкурками, пробежали все малыши-оборотни.    Потом вся малышовая стая перекинулась на скатёрку, откуда расхватала последние лепёшки, и снова умчалась к лесочку. Нисколько не удивлённые носильщики балахонов с весёлым писком кинулись вдогонку за оборотнями.    Мускари задумчиво проследил за ними. Селена видела, как он бросил взгляд на Космею. Та не обращала внимания на происходящее, болтая с Ринд.    - Что тебе не нравится, Мускари? - тихо спросила она, и рука Коннора, покачивавшая корзину, замерла.    - Корилус и Оливия несут одежду оборотней, - тихо ответил мальчишка-эльф.    - И что? - не поворачиваясь к нему, в воздух спросил Коннор. - А я постоянно ношу с собой те книги, которые потеряло твоё семейство. Что? Ты побрезгуешь взять эти книги, потому что они в голове человека?    - Ты не... - Мускари споткнулся, кажется, не желая произносить слово "оборотень". Но выглядел упрямым. - Это одежда. Не книги.    Герд, только что сидевший рядом с мальчишкой-эльфом, спокойно встал и ушёл к Сильвестру. Колин глянул исподлобья на Мускари, отвёл глаза и сделал движение встать. Рядом с мальчишкой-оборотнем свалился немедленно подбежавший к нему Мика и положил на его плечо ладонь. Мирт положил руку на другое плечо Колина.    - Мускари, ты обидел моего кровного побратима, - ровно сказал он. - Ты сильно обидел меня, потому что я остро чувствую его обиду.    - Твоего побратима?! - поразился мальчишка-эльф.    "Опа... - смешливо подумала Селена. - Ему не сказали о братстве?" Она обнаружила, что Бернар приглядывается к ситуации, но молчит. И почему-то очень остро, как Мирт, вспомнила, как однажды старик эльф кричал на мальчишку-эльфа, который держал на руках волчишку Ирму: "Брось грязь!" Интересно, вспоминает ли Бернар, глядя на Мускари, самого себя? Джарри тоже молчит, только поглядывает на всех. Никто из взрослых вмешиваться не будет - сообразила Селена. Мальчишки сами должны разрулить ситуацию.    - Мус-скари, - бесстрастно сказал Хельми, - тебе надо извинитьс-ся перед Колином. И, боюс-сь, лучш-ше тебе перейти жить в уч-чебный дом. Там, на втором этаже, ес-сть жилые комнаты. Ты прав. Ты эльф-ф. И будеш-шь пос-стоянно обижать наш-ших ребят. Мне очень не нравитс-ся чувс-ство унижения, которое я с-сейчас-с ощущаю.    Оглянулась Космея. Потом снова обернулась на движение насторожившейся Ринд отодвинуться и схватила её за руку. Девочки поднялись с покрывала и быстро отошли в сторонку... Мускари уже испуганно посмотрел вслед девочке-эльфу и быстро сказал:    - Колин, прости, я правда не хотел... Я пока не привык. Прости, пожалуйста.    - Привыкать придётся быстро, - глядя в небо, всё так же лёжа, сказал Коннор. - Обижая оборотней, ты обижаешь Колина. Обижая Колина, ты обижаешь нас и Селену. А на Селене держится вся Тёплая Нора. Прости, Селена, что говорю так. Он должен знать. Поэтому я поддерживаю Хельми: или выбирай для житья учебный дом, или остаёшься, но принимаешь всех наших. Могу предложить ещё один вариант: Эрика сказала, что твоим последним близким родственником был дед. Могу, если захочешь, покопаться в бумагах и выяснить, есть ли у тебя дальние родственники.    Теперь все, затихнув, смотрели на побледневшего мальчишку-эльфа, со страхом глядящего на хозяйку места.    Селена старалась удержаться от вздоха. В деревне ещё не было такого давления на тех, кто пытался проявить присущий "высшим" снобизм. Даже маленькая, невыносимо надменная девочка-эльф Роза сама быстро смирилась с существующим положением и охотно бегала с Ирмой и её бандой.    Мускари взрослей. Ему, естественно, тяжелей даётся привыкание.    Но почему Космея, которая старше мальчишки, быстро подружилась с Ринд? Селена пожала плечами: с девочкой-эльфом как раз всё ясно. Она знает, что это такое - быть в униженном положении. Тяжёлая работа из милости на тех, кто нагло занял главенствующее место в родовом поместье, быстро излечивает от старых представлений, кто именно на вершинах власти. А Мускари, кажется, всего лишь пережил благородную старость деда и упадок дома.    - Я останусь в Тёплой Норе, - твёрдо сказал наконец Мускари. - Я подружусь со всеми, правда! - Небольшой сип в его голосе подсказал, что высказанное желание далось мальчишке-эльфу не просто. - Здешние оборотни - ребята хорошие. Я просто привык, что... Но я изменюсь. Клянусь честью. Мне здесь нравится... Колин, - обратился он к мальчишке-оборотню, - пожалуйста, прости меня.    - Хорошо, - тихо сказал тот. - Я не буду обижаться на тебя.    Селена поспешно сняла свой блокирующий браслет.    Скептически подняла брови: "Но буду держаться от тебя подальше". Только на этом потаённом основании Колин собирался не держать на Мускари зла.    Кажется, братство это тоже уловило в настроении Колина, но решило не заострять положение.    Неприятный инцидент был замят, и Селена предложила собираться в деревню: солнце клонилось к горизонту, все набегались и снова оголодали, а дома ждал ужин.    Когда всё погрузили в машину, ликующие мальчишки-самокатчики помчались по деревенским улицам. Селена, глядя им вслед, отметила, что ребята поглядывают на Мускари насторожённо, но пустоты отчуждения вокруг него нет. И подумала: "Он поймёт для начала, что, чураясь остальных, останется в полном одиночестве. Космея не позволит обижать свою подружку - Ринд. Остальные либо слишком взрослые, либо слишком малы, чтобы с ними дружить. Придётся мальчику привыкать к новой реальности".    Возвращались пешком - братство отказалось ехать на машинах. По утоптанной траве, пахнувшей терпкой свежестью ближе к вечеру, мальчишки шли не спеша, наслаждаясь пригревающим солнцем. Коннор нёс корзину с младшим братом и держал за руку Ригана, который неотступно следовал за ним. В хвосте брели Джарри и Селена, прислушиваясь к беседе братства, а вокруг всех бегали радостные "ясельники", не подозревавшие, какую душевную трагедию пропустили. Кстати, произошедшую из-за них. Правда, Берилл, вернувшись из леса, бросился к Колину обнять его. Испуганному Мускари пришлось объяснить, что и малыш-вампир тоже некоторым образом чувствует душевную боль мальчишки-оборотня.    - Тихо... - вдруг сказал Джарри своей семейной. - Слышишь?    Селена прислушалась к разговору, благо братство шло прямо перед ними.    - Ну и что? - тихонько сказал Колин. - Но ведь он и правда выше меня. Он маг - будущий. И очень сильный. А кто я? И правда ниже, чем он. Из магии почти ничего не умею, только огонь зажигать. Но это даже Кам может.    - Колин, не глупи, - сказал Коннор. - Всему можно научиться. Ты знаешь только примитивную магию, зато у тебя есть возможность развивать другие свои способности.    - Какие? Этот Мускари меня во всём сильней и умней.    - Не спорь со взрослыми! - с шутливым превосходством заметил мальчишка-некромант, и братство засмеялось. - Я лучше знаю! Так вот. Почему бы тебе не заняться чем-то, что тебе понравится и в чём ты будешь сильней этого Мускари?    - А Колин и так сильней, - пожал плечами Мирт. - Драться Мускари не умеет.    - Это не то, - сказал Хельми. - Я понял Коннора. Колин, тебе неплохо даётс-ся общий язык наш-шего гос-сударства. А ес-сли тебе попробовать изучить язык эльф-фийс-ских первомагов? На таком уровне, которого не дос-стичь Мус-скари?    - Ха! - снисходительно сказал Мика. - Я уже представил: Мускари что-то понадобилось - и он бежит кланяться Колину, чтобы тот помог и объяснил! Коннор, а в библиотеке есть книги по изучению этого языка?    - Нет, нету, - уже задумчиво сказал Коннор. - Но я могу со всеми вами говорить на этом языке, чтобы вы его запомнили. Правда, он немного сложный. Но если потихоньку вставлять слова в обычный язык... Как, согласны?    - Ещё бы, - пробормотал Мирт.    - Неплохо, да? - прошептал Джарри. - Образование как стимул к равенству.    - Очень даже неплохо, - ответила Селена, лихорадочно перебирая в мыслях, как упорядочить самообразование всех ребят. А ведь им всем ещё надо закончить среднюю общеобразовательную школу и усвоить здешние университетские знания. А в деревне только начальная общеобразовательная. Любопытно, учатся ли оборотни на общих основаниях в здешнем университете? Точней, допускают ли их к экзаменам на общей основе, как обычных абитуриентов?    Поразмыслив, хозяйка места пришла к выводу: если её ребят не допустят посещать университет, даже если они сдадут экзамены, надо будет найти преподавателей, чтобы дети Тёплой Норы получили то образование, которое хотят.    - Мама Селена! - позвал Коннор, и Джарри с семейной чуть ускорили шаг, приближаясь к ним. - Мы завтра правда едем в старый город? Почему ты хочешь, чтобы Бернар ехал не один, а вместе с нами?    - Я хочу решить вопрос раз и навсегда, - с силой сказала Селена. - Теперь, когда я не боюсь за тебя, мне хочется перестать бояться за всю деревню. Не забывай, что у нас в опасности и маг Ривер, который сбежал из тюрьмы вампиров, а те не приходят за ним потому только, что он и сам теперь не рыпается. Так вот... Завтра мы найдём тех, кому сможем передать эльфийские артефакты и книги, а заодно и библиотеку. И, хотят они того или нет... В общем, я хочу убедиться, что эти эльфы и в самом деле такие расисты, как сказал о них Бернар. Коннор, у тебя есть заклинание на языке эльфийских первомагов, которое разрушает любые защиты?    - Не-ет, - покачал головой Коннор. - Таких нет. А вот проходить любую защиту - такие есть.    - Научи им Колина, - посоветовала Селена. - Нам такое завтра понадобится.    - Нам? - поднял брови Хельми. - Но науч-чить Колина?    - И Мику, - твёрдо закончила Селена. - Есть такая возможность?    - У ребят не хватит сил на их претворение, - подумав, отозвался Коннор. - Там такие силы нужны!..    - Но ведь они проходят деревенскую изгородь!    - Это немного не то, но... - Мальчишка-некромант задумался. Потом поднял глаза на Селену. - Мы придумаем, как это сделать.    Хельми рассеянно поднял на руки уставшего Ригана и продолжал слушать Коннора. Мирт улыбнулся мальчику-дракону, который сразу обмяк в сильных руках подростка-дракона. Риган даже не улыбнулся мальчишке-эльфу в ответ (хотя Селена ощутила, что он хотел это сделать) и просто устало прикрыл глаза, привалившись к плечу Хельми. Малыш-дракон много не бегал, в отличие от "ясельников", которые и сейчас продолжали без устали носиться повсюду, но получил слишком много впечатлений.    В гостиной выяснилось, что и "ясельники", и подростки всё-таки сильно устали. Сегодня вечером ребята рассредоточились по интересам. Травники обсуждали практическую лекцию Бернара и вспоминали, сколько всего набрали и где это пока сушится, прежде чем перейдёт на хранение в верхние шкафы, заблаговременно сделанные Джарри и Вилмором в их комнатах ещё зимой.    Самокатчики, среди которых сидел оживлённый Мускари, обсуждали впечатления от склона и восторженно перебирали личные ощущения от трамплинов. Селена, машинально прислушиваясь и к тем, и к другим, отметила, что Бернара придётся попросить осмотреть Герда и Каи, которые, кажется, не только содрали кожу с колен. А потом рассердилась на себя! Кроме эльфийского целителя, есть свои, начинающие!    - Анитра, - обратилась она к девочке-магу. - Не допускай сегодня в столовую тех, кто не обратился к тебе с ушибами. Мне слишком смелых и терпящих боль не надо, ясно?    - Ясно, Селена, - серьёзно ответила Анитра. - Я встану у дверей и просмотрю всех, у кого хоть небольшая боль.    - А я помогу, - тихонько сказал Космея. - Я отличаю тех, у кого личное пространство не в порядке.    Договорившись об этом, Селена снова откинулась на спинку кресла, машинально покачивая на коленях корзину с могучим Стенькой Разиным и следя за всеми. Улыбнулась, когда заметила: Берилл, сидевший у столика с лиирой, опираясь спиной на его ножки, первым опустил голову и задремал. Через несколько минут вся банда Ирмы, устроившись друг на дружке, сладко посапывала на ковре. Только спокойная Айна, не так много бегавшая, удивлённо поглядывала на своих спящих друзей. Пришлось поторопить дежурных, чтобы все смогли поужинать раньше.    Малышей разобрали подростки и так и отнесли в столовую. Те ели, сонно промаргиваясь и засыпая вновь прямо за столом. Мальчишек, получивших травмы, пришлось пропустить в столовую без медицинского осмотра, но Селена громогласно пообещала всем, что она собственной персоной пройдёт с Анитрой по всем комнатам и выяснит, все ли здоровы. И, пока не убедится, что все синяки замазаны, а все царапины залечены, спать никто не ляжет. Мальчишки протестующе помычали, но стало ясно, что ни один возражать не будет.    Когда наконец привычная суматоха с укладыванием детей закончилась, когда Селена вернулась в кабинет, чтобы уложить могучего Стеньку Разина, сюда же вошёл Джарри и - палец на губах - кивнул в сторону выхода.    - Что-то случилось? - спросила Селена.    - Да нет, ничего особенного. - Кажется, судя по улыбке семейного, тот беспощадно врал. - Пойдём-ка, посмотришь кое-что.    Они прошли гостиную и очутились в столовой, где дежурные девочки должны были приготовить новые скатерти к завтрашнему дню. Лада и Далия стояли по обе стороны от Космея и разглядывали то, что она держала в руках. Когда хозяйка места приблизилась, она заметила потрясение на лице девочки-эльфа и заинтересовалась. Ещё два шага... В руках Космея держала скульптурку Кама: она сама, присевшая в едва раскрытый бутон громадной розы, словно держалась за край лепестка и чему-то улыбалась.       25       Утром, несмотря на страстные просьбы и уговоры братства, Селена твёрдо заявила:    - С огородными делами вы и так пропустили несколько учебных дней. И не забывайте, что с нами едут два учителя, а значит - останутся без уроков и остальные из Тёплой Норы. Встретиться с представителями ордена Белой Стены мы успеем, если поедем после обеда. А сейчас - марш на уроки! Эй, куда вы повели Ригана?    - Первый урок у Колра, - радостно сказал Мика. - Мы тут Ригану про эти уроки порассказали - ему интересно стало. Правда, Риган?    Мальчишка-дракон, держась за руку Хельми, кивнул. Раскосые глазища и правда горели любопытством. Селена вдруг по аналогии вспомнила, как сонно и невозмутимо таращился Хельми на всех и на всё, что видел впервые в Тёплой Норе. Нет, Риган гораздо более ребёнок, хоть иной раз кажется, что ребёнок этот очень уж умудрён жизнью.    Братство с Риганом утопало в учебный дом в толпе остальных. Мальчишки шли, солидно переговариваясь, - девочки чуть в стороне, смеясь, что-то обсуждали.    А Селена вернулась к могучему Стеньке Разину и вполголоса пообещала ему, что полдня до обеда поездка в корзине ему обеспечена. После чего перестелила пелёнки в корзине и уложила довольного Стена в мягкое и тёплое.    В гостиной стояли неумолчный писк и хихиканье: Хоста и Вильма собирали "ясельников" на прогулку. Причём женщина-эльф гнала Вильму из гостиной, чтобы та побыстрей бежала на занятия, тем более что Моди нетерпеливо переминался на пороге в ожидании подруги, а Вильма явно боялась, что без неё Хоста не управится с малышнёй. При виде Селены девочка-маг с облегчением вздохнула, чмокнула её в щёку и вместе с Моди убежала.    - Не доверяет, - шутливо пожаловалась Хоста, надевая на Айну, поднявшую руки, свитерок. - Всё понимаю, что привыкла сама следить, но очень уж смешно она это делает.    Ирма скакала вокруг стола, прихватив накидку с кресла. Края накидки держали Вилл и Тармо, а Берилл пытался вырвать её из рук волчишки. На самом столе, вокруг которого бегали юные хулиганы, на корточках сидела Люция и хищно смотрела на мотающуюся накидку, то и дело пролетавшую мимо неё.    Встревоженная Селена немедленно встала на пути Ирмы и отняла накидку. Ещё не хватало, чтобы девочка-дракончик прыгнула на соблазнительно подставленную мягкую площадку и свалилась на пол! Когда разочарованная Люция спрыгнула на пол, хозяйка дома вдруг вспомнила и внимательно посмотрела на девочку-дракончика. Кажется, сегодня Люция не хулиганила? Неужели поездка пройдёт спокойно?    Хотя де